Рамбам (Маймонид). Тема 8. Философский и агностический антиномизм

Антиномизм – это неприятие законов или Закона (в целом). Применительно к нашей теме можно говорить о неприятии заповедей. Рассмативая учение Рамбама, различают философский антиномизм и антиномизм агностический. Философским антиномизмом мы называем неприятие заповедей, возникающее вследствие осознания ее смысла. При этом человек, не принимающий данную заповедь, исходит из ложной посылки о том что, так как он осознал значение этой заповеди, то не обязан ее выполнять, если сможет выполнить назначение заповеди каким-то другим способом, без ее прямого исполнения. Человеку, находящемуся в заблуждении философского антиномизма, кажется что, если он понимает цель заповеди, ему не грозит опасность ее несоблюдения. Классическими примерами философских антиномистов являются царь Соломон и Элиша бен Абуйя. Элиша бен Абуйя рассуждал: «Заповеди – это только средства, приводящие нас к высокой духовной ступени, а так как я и так ее достиг, мне нет надобности в их соблюдении». «Так он впал в заблуждение сам и стал вводить в заблуждение других» (Йегуда бен Галеви). О царе Соломоне Рамбам пишет: «Господь, благословен Он, объясняет в Торе значение трех заповедей: запрет царю умножать жен, умножать коней, а также серебро и золото умножать чрезмерно. И поскольку смысл заповедей стал известен, нашли возможность их не соблюдать, и известно, что случилось со Шломо, мир его памяти, несмотря на все величие. И мудрецы усмотрели в этом урок для всех».

Вышеприведенные рассуждения справедливы в предположении, что заповеди, в принципе, имеют смысл. Однако есть и агностический антиномизм, являющийся следствием отрицания наличия смысла заповедей. Люди, склоняющиеся к агностическому антиномизму, часто начинают с утверждения о том, что заповеди являются актом Божественной воли и не имеют ни самостоятельного назначения, ни своего внутреннего смысла. Постепенно заповеди, не имеющие смысла, начинают терять для них и ценностную ориентацию. К такого рода антиномии обычно склоняются люди или из-за своего невежества или из-за своих ложных представлений, однако и в том, и другом случае эти люди считают, что если заповеди лишены своего назначения, своей цели, то их незачем и соблюдать.

Рамбам был вполне убежден, что заповеди имеют смысл и этот смысл следует стараться постичь, несмотря на определенную опасность философского антиномизма. К антиномизму же (уже агностическому) может привести и незнание смысла заповеди, что обязывает нас выбирать то, что имеет меньшую опасность, то есть стараться постичь смысл заповедей.

Все вышесказанное позволяет сделать некоторые выводы:

— в основе философского антиномизма лежит предположение о наличие смысла у заповедей; некоторые еврейские мыслители (не Рамбам) предостерегали от изучения этого смысла, чтобы не впасть в антиномизм;

— в основе агностического антиномизма лежит предположение об отсутствии у заповедей внутреннего смысла и самостоятельного назначения – заповеди являются актом Божественной воли, пытаться их понять – это «интеллектуальная дерзость», могущая привести к неправильным заключениям относительно их смысла;

— из двух видов антиномизма Рамбам считал наиболее опасным агностический антиномизм; именно поэтому в «Море невухим» Рамбам приводит убедительные доводы в пользу раскрытия смысла заповедей, а в «Мишне Тора» предупреждает, что незнание смысла заповедей может привести к антиномизму.

По нашему мнению опасность философского антиномизма в существенном виде может коснуться лишь наиболее выдающихся людей. Не случайно в качестве примеров людей, поддавшихся этому виду антиномизма приводят имена Соломона и Элиши бен Абуйи. Что касается массового сознания людей, то несомненно будет больше пользы, если люди попытаются понять смысл заповедей, так как для них опасность философского антиномизма не столь велика, а вероятность «вреда незнания», наоборот, очень велика. Попытка постичь смысл заповедей лишь увеличит ценность этих заповедей и станет гарантией их соблюдения

Share
Статья просматривалась 351 раз(а)