Рамбам (Маймонид). Тема 7. Заповеди

Мы верим, а Рамбам это утверждает, что в каждой заповеди есть рациональный смысл. Этот смысл заключается в том, что выполнение заповедей должно приносить пользу, улучшать общественное устройство,  смягчать нравы и др. Здесь речь идет об улучшении всех через улучшение индивида, а не наоборот.

Мы должны стремиться к постижению смысла заповедей, но в состоянии ли мы постичь его? Постижение смысла заповедей осуществляется через толкование по принятым правилам интерпретации. Это следует делать логически и тоже рационально. При толковании не допускается ничего сверхестественного, ибо «не на небесах оно».

Никакое пророчество не влияет на выработку галахи. В споре 1000 пророков и 1001 мудрецов – решение за мудрецами, ибо «за большинством склоняется», и с этим согласился даже Всевышний, сказав: «Победили меня дети мои».

Итак, мы имеем рациональную систему заповедей рационального смысла, рациональные правила интерпретации и, как следствие, рациональное толкование. Мы, все-таки, должны признать факт относительности наших возможностей , что может привести к двум постулатам:

— существует наиболее правильное рациональное толкование заповеди;

— наиболее правильное рациональное толкование изложить невозможно.

Поэтому Тора вынуждена прибегать к голосованию 1001 против 1000, приближающему нас к наиболее правильному толкованию.

Как бы ни отличались варианты процедуры толкования заповедей, общим для них является некоторое отображение, формирующее цель толкования: данной рациональной заповеди, существующей вне процедуры толкования и не зависящей от принятых правил интерпретации при выбранных рациональных правилах интерпретации, отвечающее рациональному толкованию этой заповеди. Такое рациональное толкование существует, в принципе, является единственным и, при повторении процедуры толкования с помощью уже выбранных правил интерпретации, результат толкования должен повторяться. На деле, однако, в силу спекулятивности нашего мышления, результат может колебаться , из-за чего, повторим, приходится прибегать к процедуре «по большинству». Все, что было сказано выше, относится лишь к части Устной Торы, которая включает в себя законы, основанные на интерпретации, словах мудрецов, ставших законами лишь после решения большинства или другой галахической процедуры. Есть, однако, другая, меньшая, но не менее важная часть Устной Торы: правила, входящие в собственно Писание, правила, отсутствующие в Писании, но известные нам из традиции – например, тфилин должен быть черным и квадратным, — а также правила, вошедшие в традицию благодаря традиционной интерпретации, соотнесенной с текстом Писания, например, «плод дерева красивого» — это этрог, или «око за око» — это возмещение — плата за нанесенный ущерб. По поводу этой последней части Устной торы не допускаются споры, дискуссии, разногласия.

Благодаря такому подходу Рамбама удается «отбить» идеологические атаки христиан, мусульман, караимов, которые считали разногласия и споры внутри иудаизма признаком отсутствия галахической традиции и поводом для занятия «пустого», по их мнению, места.

Большое значение для евреев имеет утверждение Рамбама о приоритете пророчества Моше: «Тора вечна, ни один пророк после Моше не вправе ни на йоту изменить ее. Толкование Торы ограничено определенными правилами, заданными традицией». Пророк не может устанавливать закон, он лишь повелевает выполнять слова Торы, не нарушать их. Здесь есть, однако, одна тонкость: то что мы безусловно обязаны слушаться пророка там, где он не касается заповеданных Торой законов – это почти ясно, но бывают исключительные ситуации, требующие временного послабления. Так произошло с пророком Элияу, принесшем жертву на горе Кармель. Так поступают и при потребности в нарушении субботы в случае опасности для жизни и при лечении больных, когда профессионализм врача и есть самое главное религиозное соображение.

Рассмотрим еще два вопроса:

—  в какой мере понимание смысла заповеди способствует соблюдению собственно заповеди?;

— какова причина сокрытия смысла заповеди?

В «Сефер а-мицвот» Рамбам однозначно дает ответы на эти вопросы: «Если бы людям стал известен смысл заповедей, они нашли бы способы не соблюдать их, говоря «будем остерегаться в том, ради чего была дана нам заповедь, а на нее саму не стоит обращать внимание», и так упразднили бы все законы Торы. Поэтому Господь сокрыл от нас смысл заповеди; смысл и значение заповеди, как правило, недоступны для понимания  большинства людей». В этом отрывке есть все: и наличие у заповеди рационального смысла и предупреждение о необходимости соблюдения заповеди вне зависимости от степени ее понимания, и объяснение причины не раскрытия в самой Торе смысла заповедей, ведь только тогда, когда взгляды людей «достигнут зрелости, они поймут смысл этих иносказаний» («Перуш а-Мишна»).

 

Share
Статья просматривалась 425 раз(а)