Рамбам (Маймонид). Тема 3. Наука или галаха?

Чтение книг Рамбама и его посланий показывает всю несостоятельность критиков, утверждавших, что для него главным были лишь занятия наукой,  философией в частности, а не Торой. Заниматься Торой ему приходилось всегда, иногда даже в самых неблагоприятных для этого местах: «Объяснение многих законов (галахи) я написал в странствиях, а некоторые места – в плаваниях по Средиземному морю на борту корабля» (из Комментариев к Мишне).

Как человек, беспокоящийся о судьбе своего поколения, его волновал упадок еврейской учености в современной ему среде из-за тяжелых условий жизни:

И как, скажи, откроется Закон

Тому, кто весь свой век скитаться обречен?

(Предисловие к «Игерет Теиман», 1172)

В послании к р. Иафету (1184) Рамбам пишет: «Если бы не любимые мной занятия Торой, меня не было бы уже в живых». В других письмах он хвалит познания своего брата р.Давида в Писании и ивритской грамматике. Само комментирование Писания является главным делом всего творчества Рамбама. При этом он понимает трудности в изучении Писания, где часто требуются большие усилия. Можно сказать, что вся его книга «Море невухим» является развернутым комментарием к отдельным местам Танаха.

Как руководитель своей общины Рамбам уделял много внимания наставлению своей «паствы» по вопросам галахи. Вот что писал он в письме своему другу и переводчику (с арабского на иврит) р.Шмуэлю: «А когда наступит суббота, вся община или большая ее часть приходит ко мне после молитвы, и я наставляю их в том, как вести себя в течение всей недели. Остаются они у меня до полудня, а потом расходятся, а некоторые возвращаются еще раз между дневной и вечерней молитвами. Так проходит у меня день». В этом письме Рамбам отговаривает своего друга от поездки к нему: «Мы не только не сможем погрузиться в изучение одной из наук: ни днем, ни ночью не найдется ни часа, чтобы поговорить наедине». Поставленный в жесткие тиски нехватки времени, Рамбам из двух «добр» — занятия Торой или изучение наук всегда избирал первое: «Дело дошло до того, что лишь в субботу я могу позволить себе заниматься Торой и читать Писание, а на остальные науки у меня и вовсе не остается времени».

В своем предисловии к «Перуш а-Мишна» Рамбам пытается объяснить слова мудрецов «Все, что есть у Всевышнего в этом мире – это четыре локтя галахи». Рамбам предлагает свою интерпретацию этого текста в противоположность его буквальному прочтению. Смысл этой интерпретации в объединении галахи с мудростью для создания «совершенного человека», способного к постижению высших истин (Предисловие к «Перуш а-Мишна). Слово «галаха» Рамбам расширяет до всего, что направляет человека, подготавливая его к главному – сочетанию мудрости с праведными поступками, что в сумме должно, по Рамбаму, обозначать термин «галаха». «Совершенный человек» — это, по сути, «эшколот» (всесторонний человек) из Талмуда, т.е. «как сказано – человек, в котором есть все» (комментарий к Талмуду). Такое сочетание мудрости и добродетели (Торы, соблюдения заповедей) является основой учения Рамбама.

 

Share
Статья просматривалась 349 раз(а)