Левиафан, или Ищите женщину!

Господин Онтарио поставил в нашей Гостевой текст некоего Валерия  Пекаря, в котором последний написал, в частности: «Нужно менять ДНК. Нужно найти в себе иную ДНК. И она есть…Поморы сохранили эту ДНК еще на несколько столетий. Нужно поискать в себе. Оно где-то есть. Но это не произойдет само собой. Необходимо сознательное усилие российской интеллектуальной и духовной элиты по пересборке России. Переосмысление, а затем переупаковка…  Выживание народа важнее имперских амбиций…Поезжайте на северные озера, там где-то зарыта иная Россия».

На эти северные озера и поехал известный кинорежиссер Андрей Звягинцев в поисках натуры для своего фильма «Левиафан» и, возможно,  «иной ДНК». Что же он там нашел?

Сейчас, после объявления результатов голосования по Оскару, об этом фильме легко писать. Фильм, прямо скажем, провалился. Провалился из-за своей вторичности («ремейкности») по отношению к американскому оригиналу, а также из-за полной бессвязности, недосказанности, невнятности сценария и сюжета. Действительно, о чем речь? О самодуре и преступнике мэре и его полной безнаказанности? Да, это есть в России сплошь и рядом. Но кто противостоит этому самодуру и преступнику? Откровенный пьяница —  главный герой фильма Николай? Но он ежеминутно смотрит, где бы выпить. Может быть московский адвокат Дмитрий, приехавший прищучить ворюгу мэра? Опять нет! Дмитрий откровенно блефует, передавая мэру криминальные материалы на последнего. Поначалу мэр был сильно смущен московским апломбом адвоката и ссылками на высокие московские имена. Но затем, с подачи местного церковного иерарха, благословившего мэра на самостоятельное решение трудностей, без обращения к проворовавшемуся, также как и сам мэр, начальству, мэр пришел в себя и стал действовать, как привык. А привык он красть, избивать и, возможно, убивать.

А как действует в этой ситуации хваленый московский адвокат? Поставим вопрос более общо, как ведут себя в провинции высокие московские гости? В 2011 году мы смотрели фильм «Два дня» режиссера Дуни Смирновой с Федором Бондарчуком и Ксенией Раппопорт в главных ролях.  Ситуация в этом фильме аналогичная: тот же   губернатор — самодур, хапуга и бандит, те же неправомочные претензии на землю, наконец, похожий московский гость, только рангом повыше.  Ситуация в этом фильме разрешилась благополучно благодаря вмешательству высокой московской инстанции. Зритель этого фильма приходит к мысли о пользе руководства страной в режиме ручного управления. Тоже не совсем благоприятный вывод, но все-таки не такая безнадежность, как в «Левиафане». Наш опытный московский адвокат сначала блефует, юридически неправомерно вымогая у мэра 3,5 миллиона рублей, затем очень неосторожно и совершенно неоправданно садится к нему в машину, а мэр увозит его на пустырь, где адвоката избивают и почти убивают.

Но не это главное, главное — во втором заголовке: «Ищите женщину!». Адвоката соблазняет жена главного героя. Зачем она это делает, зрителю непонятно. Ну, допустим,  влюбилась, допустим, но наш-то москвич — тертый калач по определению. Он ведь приехал к своему другу, чтобы выручить его. Ничего себе выручил – поимел его жену. Ситуация таким образом становится  совершенно тупиковой и для главного героя и для самого адвоката.  Адвокат уезжает домой в купейном вагоне, а главного героя сажают в тюрьму на 15 лет по сфабрикованному мэром и его подручными обвинению в убийстве жены.

Недавно мы повторно смотрели сериал «Оттепель». Об этом сериале я написал где-то в другом месте: «Герои являются в целом незрелыми людьми не могущими увидеть за вниманием к ним женщин простого женского желания как-то устроиться в этой жизни, добиться успеха. Здесь дело не в порочном социальном строе, а в изначально сложно устроенной жизни. Здесь все одинаково, что на Мосфильме, что в Голливуде, что на Первом канале российского телевидения, бездумно копирующем западные стандарты поведения людей». Все это я могу повторить и в отношении женщин – героинь фильма «Левиафан». Я бы даже усилил заголовок – не ищите женщину, а ищите женщин! В фильме есть еще одна дама – злодейка. То- есть, злодеек там много. Это, в первую очередь, весь судейский корпус города, находящийся почему-то в подчинении мэра и представленный исключительно женщинами. Но второй по значимости злодейкой фильма я считаю лучшую подругу жены Николая, распространившую ложные сведения о причастности Николая к гибели своей жены. Мне кажется, что режиссер фильма Андрей Звягинцев имеет определенные претензии ко всей прекрасной половине человечества в целом*, ведь у него в фильме нет ни одного приличного женского персонажа, кроме, возможно, молчаливых спутниц жены главного героя при ее поездке на работу в автобусе.

Я бы хотел вернуться к ремейкности сюжета фильма и в целом к ремейкности показанной в фильме ситуации.   Сравнение проведу, привлекая американские литературные сюжеты, а также известный американский фильм. Я упомяну здесь исключительно литературных классиков – Фолкнера и Гришема. У Фолкнера в романе «Особняк» героя романа, типичного «маленького человека» заставляют отрабатывать неправомерное число дней за кормежку заблудившейся коровы этого героя. Герой — действительно «маленький человек», но поступает он типично по-американски – убивает из ружья своего обидчика. У Гришема в романе «Последний присяжный» ситуация похожа на ситуацию в «Левиафане» — в городке хозяйничает группа откровенных бандитов и воров. Главный бандит и преступник оказывается за решеткой, через 9 лет выходит на свободу и начинает отстрел присяжных, решением которых он оказался в тюрьме. Ситуация в городе нормализируется только при пособничестве четвертой власти – городской газеты.

Теперь об американском фильме – первоисточнике. Все очень похоже: бандитскому руководству неправомерно приглянулась земля, которая отчуждается от настоящего владельца и передается в распоряжение некоей промышленной группы, построившей на отчужденной земле предприятие. Пострадавший – типичный американец, снаряжает пулезащищенный бульдозер, которым он сносит это предприятие с поверхности земли, после чего кончает жизнь самоубийством. Таким образом, мы видим, что американцы при всех обстоятельствах, так или иначе, борются с несправедливостью, иногда даже ценой собственной жизни. А наш российский герой? Он как пил водку до приезда адвоката, так и пьет ее после его отъезда и даже после смерти жены. В сущности, на этой грустной ноте и кончается фильм. Нет, кончается фильм еще безнадежней. Николая сажают в тюрьму. За эту-то безнадежность и невнятность американцы, естественно, Оскара и не дали. И правильно сделали.

В 30-ые годы 20 века по Америке безжалостным катком «прокатилась» великая депрессия.  Одновременно эти годы стали временем расцвета американского кино, не давшего американцам окончательно пасть духом. Можно сказать даже более определенно: американское кино 30-40 годов в определенном смысле спасло Америку и американцев, подтвердив ильичевское высказывание о важнейшем из искусств. Все это наводит на мысль о возможном пути выхода России из сегодняшнего кризиса. Я, конечно, пошутил, просто хотел предложить зрителям и критикам подумать — какое кино сейчас, в обстановке очевидного духовного и материального кризиса, более нужно России: как у Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Тряпицына» — живое и совершенно внятное, с лирической интонацией, тоже снятое на Севере, или как у сегодняшнего Звягинцева?

———————————————————————

* Подобные же претензии Звягинцев проявляет и в другом своем фильме — «Елена».

 

Share
Статья просматривалась 1 088 раз(а)

12 comments for “Левиафан, или Ищите женщину!

  1. Ержан Урманбаев
    31 мая 2015 at 5:20

    Добрый день, Ефим!
    Лефиафан на столько же ремейк чего-то там американского, как и всё искусство ремейк Библии.
    Так мне кажется.
    Предать мужа, постоянно пьющего горькую, с холённым ароматным состоятельным и состоявшемся господином из Москвы не откажется ни одна женщина. Просто в силу естественных причин прикоснуться к чему-то светлому, чистому, благоухающему, даже игнорируя естественный половой инстинкт жены алкоголика.
    Главная идея фильма состоит в том, что ради благих намерений местного Архиерея мэру города необходимо совершать уголовные преступления, чтобы Храмом прикрыть другие, которые обеспечивают ему процветание и успех.
    Замкнутый круг бытия России, ничего общего не имеющий с США, но легко воспринимаемый ортодоксальными людьми, проповедующими избранность народа и пресловутую Вечную жизнь …
    Весь этот ужас уничтожения единственных работающих людей в округе, создающих ценности своим трудом, преподносится Звягинцевым в качестве жертвы России во имя строительства Храма посреди огромного рудника по добыче природных ископаемых богатств …

    Про «Тряпицына» я бы не стал противопоставлять Кончаловского Звягинцеву.
    Почтальон, которому отказывает в сексе гулящая озабоченная подруга юности, ещё ужаснее, чем мастер на все руки у Звягинцева … У Кончаловского люди уже и размножатся разучились …

    Коротко так, друзья.
    С уважением, Ержан.

    • Ефим Левертов
      31 мая 2015 at 9:35

      Уважаемый Ержан!
      1) «Лефиафан на столько же ремейк чего-то там американского, как и всё искусство ремейк Библии.»
      2) «Предать мужа, постоянно пьющего горькую, с холённым ароматным состоятельным и состоявшемся господином из Москвы не откажется ни одна женщина. Просто в силу естественных причин прикоснуться к чему-то светлому, чистому, благоухающему, даже игнорируя естественный половой инстинкт жены алкоголика».
      ————————————————————
      Отвечу только на два Ваших замечания:
      1) На сомнения, ремейк или не ремейк, отвечает автор фильма: «Еще один возможный финал: Николай сел на трактор и сделал то, что сделал американец Марвин Джон Химеер, от чьей реальной истории мы отталкивались, и сделал счет если не равным, то по крайней мере «отомстил обидчикам». Это типичный финал для американского кино. Он сел на трактор, погиб, но в душе зрителя происходит разрядка».
      2) «состоявшемся господином из Москвы» — как раз безрадостный отъезд этого господина показывает его полную несостоятельность.
      «прикоснуться к чему-то светлому, чистому, благоухающему» — Ну перестаньте, пожалуйста, Ержан! В конце концов, мы же не дети, пожили немного на этом свете».
      «Предать мужа … не откажется ни одна женщина». — предательство — это предательство, и это всегда отвратительно. Почему-то ни одна из женщин, участвовавших в обсуждении исходной для моего поста статьи г-жи Чайковской не высказалась по этому поводу. А было бы интересно.

      • Ержан Урманбаев
        31 мая 2015 at 11:55

        Женщины не могут искренне обсуждать довольно сложный предмет их эмоциональной сущности, где многое противоречиво, а потому служит предметом обсуждения искусства всех времён и народов.
        Предательство — это тоже довольно не простое понятие. В истории много примеров. Власов, Бандера, Екатерина Великая, Клеопатра, Наташа Ростова.
        Или печать в паспорте важнее того, что жизнь обрыдла и хочется вздохнуть воздуха свободы, пусть даже и обманной, как оказалось позже? Порыв, бросивший её в объятия пришлого из другого мира красавца и пижона, ещё не разоблачён, как и благое намерение помочь другу ещё не вступило в конфликт интересов, когда угроза здоровью и жизни перевесит все нравственные барьеры.
        Но это постоянно присутствует в российской судьбе.
        Изменить жене (предать мужа из этой же серии) — это мужчинами вообще не рассматривается в качестве предательства. Это как сходить по нужде не в унитаз, а на двор. Так, небольшое неудобство. В советской России (и в СССР) предательство как таковое стало синонимом целесообразности.
        Жена не предала. Она попробовала в отчаянии хотя бы раз в жизни животного плотского счастья, чтобы заполнить чем-то настоящим свою жизнь. И поняла, что и это тоже всё не настоящее, поэтому покончила собой.
        В американских фильмах всегда торжествует самый честный, которого всегда поддерживает закон и справедливость, моральный дух Америки, стремящийся к свободе.
        В Лефиафане, как и в России, само духовенство толкает (православный дух России) государство совершать преступления из благих намерений ради торжества натуральной бесовщины и рабского поклонения народа перед властьпредержащими …
        У Звягинцева все кругом жертвы обстоятельств. Один архиерей волен требовать от имени бога, не вдаваясь в подробности средств ради Великой цели.
        В США никогда церковь не выглядит столь однозначно бесовской.
        А Оскар, честно говоря, за Лефиафана давать и не должны были. Это коммерческий приз, который предпочитает всякую сказочную благочестивую многозначительную дребедень (Ф.Бондарчук «Война и мир», Меньшов «Москва слезам не верит», Н.Михалков «Утомлённые солнцем» из той же серии), а для искусства там всегда места мало.
        Так мне кажется.

        • Ержан Урманбаев
          31 мая 2015 at 15:24

          Левиафан, конечно. Как-то само собой записалось ошибочно.
          Извините.

        • Ефим Левертов
          31 мая 2015 at 18:40

          «Женщины не могут искренне обсуждать довольно сложный предмет их эмоциональной сущности, где многое противоречиво, а потому служит предметом обсуждения искусства всех времён и народов…Изменить жене (предать мужа из этой же серии) — это мужчинами вообще не рассматривается в качестве предательства. Это как сходить по нужде не в унитаз, а на двор. Так, небольшое неудобство.»
          ————————————————————-
          Сексизм! В каждом слове — сексизм. Женщины Вас не поддержат.

          • Ержан Урманбаев
            1 июня 2015 at 4:34

            Смотря какие женщины …
            В стремлении к сексу заложен механизм преобразования всего человечества, его основной мотив. Именно он возвращает человеческий разум от благих утопических намерений (ведущих в ад посредством самоубийства или жертвенного самоуничтожения) к благим делам в поте лица своего для хлеба насущного.
            Ничего более вечного на свете не существует.
            Остальное тлен.

            • Ефим Левертов
              1 июня 2015 at 22:09

              Уважаемый Ержан!
              Сексизм — это что-то другое. Посмотрите, пожалуйста, в Интернете!

              • Ержан Урманбаев
                2 июня 2015 at 4:45

                Это почище простой жажды секса …
                Неужели Вы не видите, что это Вы, а не я, убеждены в праве на измену мужчины в отличии от женщины? Её измену Вы назвали предательством.
                В фильме ничего подобного нет.
                Сам Ваш посыл построен на сексизме. Именно это я Вам выставляю в вину.
                Отнюдь не женщина виновна в трагедии Звягинцева! Наоборот, мужчины!
                Исключительно пьянство, похоть, жадность, хамство и утопические речи священников о вечной жизни заставляют Женщину в России, мать, возлюбленную, Родину, наконец, прератить своё земное существование.
                Картина об этом, а не падении женщины …
                Чего-то в Вашем нравоучительном назидании всезнайки не хватает…
                Души, наверное. Один спесивый снобизм.
                Вам, Ефим, учиться общению нужно, не преувеличивая собственное значение.
                Прощайте. К Вам я больше не ходок.

              • Ержан Урманбаев
                2 июня 2015 at 4:50

                Умному человеку и одной книги достаточно, чтобы разобраться в жизни. Дураку и тысяча фолиантов бесполезны.
                Ум человеческий имеет границы — тупость безгранична ….
                От имени дурака.

  2. Ефим Левертов
    31 мая 2015 at 0:20

    Ксения Соколова:»По-моему, героев в конечном итоге погубил не режим, а поступок женщины. Предательство — самое страшное, что может сделать человек с человеком, именно оно приводит к дьявольским последствиям. Внешнего врага можно победить, если стоять насмерть и стоять вместе. Или умереть, но не сдаться, что тоже означает победить. Но предательство близкого, того, кому доверяешь, лишает преданного всего — энергии, силы сопротивляться, фатально ослабляет его. После такого поражения внешнему врагу остается лишь довершить работу». (см. Андрей Звягинцев: Сильнейшая реакция ненависти к «Левиафану» — просто нежелание смотреть в зеркало, http://snob.ru/selected/entry/87969).

  3. Ефим Левертов
    25 февраля 2015 at 22:06

    Из Блогов 2015-02-24 23:33:07(162)
    Г-н Левертов в своей «ремейкности сюжета» фильма «Левиафан» обратился к американским классикам. Похвально. Сейчас , после того, как фильм посмотрели тысячи россиян ,для читателей Портала очевидна вся эта «ремейкность» и убогость доказательств. И ожидаема. Что ешё мог этот господин рассказать , называя провалом фильм , номинировавшийся с числе лучших на Оскара. Сменить ДНК надо , г-н Левертов.
    ——————————————————
    Об убогости доказательств См. https://vk.com/video-25557243_171175662
    Текст моего поста является откликом на статью г. Чайковской в нашей «Мастерской»
    http://club.berkovich-zametki.com/?p=15008

Добавить комментарий