Звериные души чиновников погубят нашу страну. О современном состоянии России

Рашковский -фото

Звериные души чиновников погубят нашу страну. О современном состоянии России

 

 

В печати и СМИ идут большие споры о путях развития нашей страны. А мне недели три назад попала в руки книга, изданная в 1882 году, и я обомлел. Настолько точно там описано современное состояние общества в нашей стране.

Вот что писал автор книги Ростислав Андреевич Фадеев:

«Безумные фанатики, открыто жертвующие собой для совершения злодейства, чрезвычайно редки, но звериных душ, готовых на преступление, когда есть надежда скрыться от преследования, очень много.

Для охранения правильного развития русской жизни правительство вооружено одной силой – казенною администрацией, не поддающуюся присмотру по своей громадности и однородности, и представляющую по своей отчужденности от народной жизни богатое поле для распространения тех именно вредных уклонений, которые приходится и придется еще подавлять.

Земская жизнь может вполне развиться у нас лишь тогда, когда правительство решится гласно признать свою воспитательную задачу оконченной и возвратиться в круг естественных отправлений государственной власти, сокращая сообразно с тем служебный состав и расходы на него, возвращая излишек людей и денег земству.

Столь великое преобразование разрешилось бы двумя последствиями неизмеримой важности:

  1. На место нынешней, выбивающейся из рук, администрации, которую можно назвать гуртовой, явилась бы администрация иного склада, соразмерная по составу и стоимости со своей задачей, набираемая из общественных деятелей уже выказавших себя, дорожащая своим положением и уважаемая, всегда исправимая в своем составе, доступная надзору, сознающая себя вполне правительственной. С такой администрацией можно будет проводить, наконец, не форму только, а дух мероприятий.
  2. За администрацией станет тогда не воображаемая, а действительно живая Россия в лице своего сознательного слоя и крестьянских сообществ, слоя к которому можно будет обращаться не бесплодно. Кроме того, сокращение нынешних непомерных казенных штатов соразмерно с действительной потребностью даст еще значительную экономию и вследствие того, возможность облегчить рабочий народ, ныне непосильно обремененный.

Существование у нас революционного движения, известного под названием нигилизма, кажется с первого взгляда необъяснимым.

К одному из первых наших писателей явился молодой человек и сказал, что недавно еще он был ярым нигилистом, членом тайных лож. Но прочитав разоблачения этого писателя и сверив их с собственным опытом, пришел к убеждению, что наш нигилизм есть дело напускное, иноземное, направленное внешними и внутренними врагами исключительно к ослаблению России. Молодой человек, готовый пойти на борьбу со злом, как гражданин, не хотел стать доносчиком. Таких много. Этот случай рисует ярко и верно причину бездействия лучшей, сознательной и потому сильной части нашего общества перед всяким внутренним злом. Такое общественное настроение, выражающееся обдуманным безучастием образованного слоя ко всякому злу, по невозможности самостоятельного противодействия ему.

Зло притаилось, можно сказать, в нравственных пустотах нашего общественного строя, на которые неорганизованное русское общество не в состоянии воздействовать.

Пустые промежутки в государственном строе, недосягаемы ни сверху, ни снизу, в которых всякое злоумышление беспрепятственно может свить себе гнездо.

Явления, подобные русскому нигилизму, не вызываемые никакими бытовыми условиями, заводятся и держаться только при спутанности общественных начал, когда никто прямо не ответственен и не заинтересован в общем деле.

Чувство громадного большинства ныне живущих русских людей культурного слоя распадается, можно сказать, надвое:

  1. С одной стороны историческая крепкая вера в личную верховную власть.
  2. С другой стороны полное недовольство и глубокое неверие ко всему правительственному слою с верху до низу.

Исчислено, что из тысячи русских студентов шестьсот не кончают курса. В гимназиях пропорция отпадающих еще больше. Низших и средних технических школ с более доступным курсом у нас нет, так что выпадающие попадают прямо на улицу. Из этой массы бедняков, вышедших из своего звания и не попавших в иное, нетрудно набрать охотников в ряды какого бы то ни было тайного союза, дающего им точку опоры.

У нас между классическим преподаванием и полной безграмотностью почти нет середины. Воспитаннику, которому теория небесной механики оказалась не под силу, негде учиться чему-нибудь не столь высокому, но более хлебному, и он идет в нигилисты, чтобы не умереть с голода. В то же время техников всякого рода выписывают из-за границы за неимением своих.

Социализм есть не что иное, как случайное знамя, как современный ярлык бродящих общественных осадков, укрывавшихся в трещинах и пустотах нашего государственного здания. Он есть буквально особый вид казачества XIX века, явление, проходящее через всю русскую историю, но с соответствующим времени ярлыком.

Сосредоточение всей действительной практической власти правительства в руках второстепенных, невидных и неответственных агентов. Безмерное разрастание злоупотреблений вследствие этой безответственности. Безобразное положение печати, которая, тем не менее, прямо влияет на настроение русских умов. Полнейшее бессилие бюрократии, на которой зиждется покуда охранение всего нашего государственного порядка. Постепенное разорение государства вследствие нагромождения новых учреждений над старыми, не уступающими своего места.

Сводя вместе эти явления, можно удивляться не тому, что не все у нас идет правильно, а тому как мы имеем еще здоровый вид и такой неистощимый запас внутренних сил с подобными язвами в своих кадрах.

Наша администрация без общества уподобляется молоту без наковальни, который не раздробляет злых семян, а только глубже загоняет их в почву.

В дурных явлениях никогда не оказывается недостатка, если есть для них простор.

Историческое развитие, выразившееся у каждого европейского народа разнообразными формами общественного устройства, поглощено в России единственной и исключительной формой – развитием бюрократической опеки до крайнего предела, то есть механическим отношением правительства к народной жизни и наоборот.

Маркиз Солсбери был прав в своей краткой речи, утверждая, что в России нет единства целей не только между министерствами, но даже между департаментами одного и того же министерства.

Сущность бюрократического устройства заключается в том именно, что мелкие относительно чиновники управляют в действительности делами и сами решают вопрос о размере средств потребных для их ведомств.

Вследствие равнодушия, порождаемого невозможностью пролить свет на дела этого рода (как это, слишком хорошо, известно всей России) у нас уже давно перестали строго взвешивать относительную пользу какого-либо вновь испрашиваемого расхода, тем еще менее вести очередь необходимым тратам.

В таком непомерно громадном бюрократическом механизме как русский, в котором решение по каждому делу обуславливается хорошо подобранными формальностями, всякий начальник отделения сильнее министра в делах своего круга действий, каждый из них может вынудить желательное для себя решение у заурядного министра, теряющегося в хаосе текущих дел.

В нынешнем российском обществе сильно распространен дух бессодержательного либерализма и недовольства всем настоящим.

Наша администрация же переполнена лицами, действующими не в правительственном духе – теми именно прослойками, в которых луч преломляется.

При всеподавляющем нашем бюрократизме русское правительство для каждого отдельного лица, как бы, не существует.

Русский либеральный чиновник желал бы одарить Россию учреждениями либеральными до несостоятельности, до хаоса, но не хочет позволить обсуждать свои эксперименты тем, над которыми их производит.

Он давит по мере сил всякое проявление земской и вообще народной жизни, происшедшее без его предварительного разрешения, как самовольство против своего официального права.

Разве возможно присмотреть сверху за бесчисленной русской бюрократией, сосредотачивающей в себе всю власть и ежегодно размножающейся своей собственной силой.

При беспримерной численности этой почти праздной массы в нее легко вкрадываются не только ненадежные личности, но и настоящие злоумышленники.

В последние два десятилетия продажность и незаконные поборы возросли у нас в несколько раз.

Ныне русский человек, без казенного предписания, имеет только номинальное право, но не имеет права присмотреть за чем либо.

А так как язва лихоимства никогда не переводилась в России, то при таких условиях она разрослась до небывалых размеров, а что хуже всего до небывалой беззастенчивости».

Фадеев Р.А. Письма о современном состоянии России (11 апреля 1879 – 6 апреля 1880 года). СПБ, 1882, с.1-4, 6-9, 11, 13, 15, 17-20, 23-25, 27, 29-30, 33-35, 66-67.

В своей замечательной книге «Записки планшетной крысы» Э.С. Кочергин описал попытки Г.М. Товстоногова поставить знаменитую пьесу И.Э. Бабеля «Закат». Пьеса была написана в 1927 году, в год перелома – победы новой, молодой большевистской мафии над старыми революционерами. И хотя действие пьесы происходит в 1913 году, Бабель в ней гениально закодировал смену политической власти в стране:

«На смену ворам в законе, еще со своими пуская криминальными, но законами, приходит поколение бандитов-мокрушников, лишенных вообще какой-либо совести и каких-либо юридических оглядок. Для них возможно все, им не жалко никого – ни отцов, ни матерей».

Кочергин Э.С. Записки планшетной крысы. – СПб.: Вита Нова, 2013, с.318-319.

Сегодня положение в стране еще более усугубилось. От вузов сегодня, например, мало кто отпадает. Дипломы выдают всем: лишь бы деньги платили. Новых руководителей вузов интересуют только деньги. И вот результат. Только мизерный процент выпускников вузов идет работать по специальности. Причем, что самое опасное, большой процент их вообще нигде не числится на работе, о чем недавно с тревогой говорила заместитель председателя правительства. Это продолжается год за годом. И самое страшное в том, что никто и не пытается решать эту проблему, также как и другие социальные проблемы нашего общества, в том числе проблемы медицины и ЖКХ.

И закончить свою статью я хочу еще такой цитатой из книги Р.А. Фадеева:

 

«Развитие сознания и поступательного движения в области мысли возможны лишь для сборного разума, для миллионов умов проверяющих себя взаимно и вырабатывающих постепенно этим путем новые взгляды в науке, в общественных делах, даже в верованиях, во всем на свете.

Правительству принадлежит только действие, оценка назревших народных воззрений и признание за ними права на практическое осуществление.

Правительство не может идти вперед самостоятельно и разрабатывать зарождающиеся социальные вопросы в своих канцеляриях.

Задача его состоит в том, чтобы зорко следить за созревающими общественными учреждениями и явно выказывавшими потребностями, не отставая от народного сознания.

Государство, в котором земледелие в упадке, идет к окончательному разорению и к гибели. В особенности этот принцип приложим к тем государствам, которые ввиду вообще низкой культуры, являются почти исключительно производителями сырья, а к такой категории именно и принадлежит Россия.

История не останавливается ни перед какими затруднениями. Если люди живущего поколения не соответствуют налагаемой ею задаче, она топчет их и заменяет другими, возникающими неизвестно откуда.

Нашему переходному состоянию и нашему раздвоению придет конец в тот лишь день, когда не для кого будет доказывать таких простых истин».

Фадеев Р.А. Письма о современном состоянии России (11 апреля 1879 – 6 апреля 1880 года). СПБ, 1882, с.105, 127, 147.

 

 

Александр Рашковский, краевед, 5 ноября 2014 года.

Share
Статья просматривалась 593 раз(а)

Добавить комментарий