Не красота спасёт мир.

Постулат профессора В.В. Зеньковского:

« НЕ КРАСОТА СПАСЁТ МИР,  НО КРАСОТУ В МИРЕ НУЖНО  СПАСАТЬ – ВОТ СТРАННЫЙ ТРАГИЧЕСКИЙ ВЫВОД,  К КОТОРОМУ ПОДХОДИТ, НО КОТОРОГО НЕ СМЕЕТ ОСОЗНАТЬ ДОСТОЕВСКИЙ»

 

Продолжение (нач. 19-20 09 2014).

О том, что «вся история тут», говорит тот же Степан Трофимович: «Человеку гораздо необходимее собственного счастья знать и каждое мгновенье верить в то, что есть где-то уже совершенное и спокойное счастье – для всех и для всего. Весь закон бытия человеческого лишь в том, чтобы человек всегда мог преклониться перед безмерно великим.  Если лишить людей безмерно великого, то не станут они жить – и умрут в отчаянии. Безмерное и Бесконечное  так  же необходимы человеку, как  та малая планета, на которой они живут». Потребность эстетического поклонения охраняет в человеке эту связь с Бесконечностью  – и в охране её, как мы увидим дальше, ключ к здоровью, а разрушение её – источник порчи и гибели.

Об эстетической потребности, её глубине, где она неразрывно связана с моральной и религиозной сферой, Достоевский в данном цикле идей учил так, как учил Шиллер: по своему существу,  влечение к красоте представляется ему однородным с исканием Бесконечности (то есть с религиозными движениями души), с исканиями добра. С того времени, когда было нарушено это изначальное, внутреннее единство эстетического начала с религиозной и моральной сферой,  – «помутилась эстетическая идея в человечестве». В своей же цельности эстетическое движение в душе есть коренная основа нашего бытия. Вот что читаем мы в замечательном отрывке, в котором Шатов излагает Ставрогину его же собственные мысли: «Разум и наука в жизни народов всегда, теперь и с начала веков исполняли должность лишь второстепенную и так и будут исполнять её до конца веков. Народы слагаются и движутся силой иной, повелевающей и господствующей, но происхождение которой неизвестно и необъяснимо. Эта сила есть сила неутолимого желания дойти до конца (то есть достичь совершенства. – В.З.) и в то же время конец отвергающая (то есть ищущая в совершенстве бесконечного. – В.З.). Это есть сила беспрерывного и неустанного подтверждения своего бытия и отрицания смерти. Дух жизни, как говорит Писание, «реки воды живой», иссяканием которых так угрожает Апокалипсис. Начало эстетическое, как говорят философы, начало нравственное, как отождествляют они же. Искание Бога, как называю я проще. Цель всего движения народного во всяком народе и во всяком периоде его бытия есть единственно лишь искание Бога…» В новых материалах, ныне публикуемых, находим у Достоевского такую мысль, близко подходящую к приведённому отрывку: «Дух Святой есть непосредственное понимание красоты, пророческое сознание гармонии и, стало быть, неуклонное стремление к ней». Это эстетическое истолкование благодатного осеяния души  Святым Духом, или, говоря иначе, религиозное истолкование эстетического движения всецело связано для Достоевского с учением об изначальной целостности в человеке, с  той внутренней связанности в нём эстетического, морального и религиозного начала, которое так типично для этого цикла идей о красоте в мире и о человеке, о неутомимом искании нами красоты, о том, что красотой держится мир в  истории /…/.

 

21 09 2014, 19:35.

 

(Следите за продолжением.)

Share
Статья просматривалась 648 раз(а)

Добавить комментарий