Не красота спасёт мир

К полемике М. Сальман – Г. Швец.

Творческая группа «Наедине со всеми» на площадке Фейсбука.

 Постулат профессора В.В. Зеньковского:

« НЕ КРАСОТА СПАСЁТ МИР,  НО КРАСОТУ В МИРЕ НУЖНО  СПАСАТЬ – ВОТ СТРАННЫЙ ТРАГИЧЕСКИЙ ВЫВОД,  К КОТОРОМУ ПОДХОДИТ, НО КОТОРОГО НЕ СМЕЕТ ОСОЗНАТЬ ДОСТОЕВСКИЙ»

Предмет: Методика литературы.

Автор: студент Vкурса ОЗО филологического факультета ЧГПУ Швец Г.Л.

Тема: Социально-философская проблематика и поэтика романа Ф.М. Достоевского «Бесы». Своеобразие психологизма.

Объём: 24 п. л. на пишмашинке «Башкирия».

Дата: 02 09 1998 г.

Несколько цитат

из студенческой работы. – С. 21.

К проблеме красоты в мировоззрении Достоевского, к проблеме, не обойдённой писателем и в «Бесах», очень свежо и со знанием дела обратился в своё время Василий Васильевич Зеньковский (1881-1962) – один из крупнейших представителей философско-религиозной мысли. У меня нет права оспорить мысли профессора Киевского университета (1915-1919), профессора философии Белградского университета (1920-1923), директора Педагогического института в Праге (1923-1926), профессора Богословского института в Париже (1926-1962), автора крупнейших работ в области психологии, философии, религии.

Я считаю своим святым долгом донести в университет некоторые выдержки из обработки речи, произнесённой мыслителем на торжественном заседании Религиозно-философской академии в память Достоевскому (в феврале 1931 года).  Впервые этюд напечатан в журнале «Путь» – органе русской религиозной мысли под редакцией Н.А. Бердяева и В.В. Вышеславцева (Париж, 1933. – № 37).

Кавычки, сопровождающие текст, будут верным ориентиром моего глубокого уважения к речи философа…

 «1. Есть достаточно оснований утверждать, что Достоевский всю жизнь интересовался вопросом о красоте, о смысле и задачах искусства. Он написал однажды своему брату: «Я присел за статью об искусстве. Статья моя – плод десятилетних обдумываний… Это, собственно, о назначении христианства в искусстве» /…/.

2. Ключ к диалектике философских исканий Достоевского лежит в его антропологии. Если первые произведения Достоевского (до каторги) ещё недостаточно выявляют это, если увлечение утопическим социализмом в раннем периоде ставит ударение на теме об устранении человечества и освобождении его от тяжести неустроенной жизни, – то как раз каторга приносит резкий перелом. Загадка человеческой души, сложность и «неустроенность»  её, тяжкое и тёмное подполье раскрываются перед Достоевским с такой силой, с такой неотразимостью, что всю жизнь он остаётся отравленным тем, что привелось ему увидеть и понять в человеческой душе. Тот наивный  оптимизм,  который лежит в основе теории прогресса и всяческих утопий, не мог удержаться в его душе – он пропал в нём навсегда /…/. Тёмное в человеке, хаотичность и неустроенность души, власть подполья и аморальность его, жуткая сила пола – все эти темы были нужны Достоевскому, чтобы осмыслить то, на что он нагляделся на каторге, и чтобы сбросить с себя власть этих жутких видений. Именно здесь по-новому возникает перед Достоевским прежняя тема «восстановления падшего человека», тема спасения и исцеления его».

 Продолжение следует.

 Г.Ш. 19 09 2014.

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 634 раз(а)

Добавить комментарий