Встречайте новых евреев, они такие же, как и раньше: просто евреи.Перевод Игоря Файвушовича

Встречайте новых евреев, они такие же, как и раньше: просто евреи

Почему «исламофобия» в Европе не может быть приравнена к антисемитизму ни по своей природе, ни по масштабу

http://www.tabletmag.com/jewish-news-and-politics/182608/islamophobia-anti-semitism?utm_source=tabletmagazinelist&utm_campaign=1d428afe66-Thursday_August_28_20148_28_2014&utm_medium=email&utm_term=0_c308bf8edb-1d428afe66-207169925

Джеймс Кирчик

Перевод с английского Игоря Файвушовича

С ростом нападений на еврейские общины по всей Европе, стоит пересмотреть одно из глупейших представлений, которым заражен общественный дискурс в течение последнего десятилетия: будто мусульмане являются «новыми евреями».

Это утверждение получило распространение около десяти лет назад, когда Франция запретила ношение вызывающих религиозных символов (в том числе исламский платок, закрывающий лицо) в школах. На следующий год в Дании появились газетные карикатуры с изображением пророка Мухаммеда, вызвавшие беспорядки по всему миру. Сопутствующий рост правых популистских партий, которые часто развёртывали жёсткую антимусульманскую пропаганду, играли на руку россказням,будто мусульманам грозит участь стать нацменьшинством.

– «Нацизм напоминает нам о том, как тонка корка европейской цивилизации, и что она может быть отброшена в сторону малейшей провокацией или вообще исчезнуть» – писала в 2006 году Ясмин Алибхай-Браун в британской газете «Independent», ещё не дойдя до своего убийственного вывода: – «Сегодня новые евреи Европы это – мусульмане». В том же году, в лондонской «Sunday Times» обозреватель Индия Найт провела аналогию с осуждением парламентария Джека Стро, который выразил неудовольствие в связи с необходимостью встретиться с мусульманскими женщинами-избирателями в хиджабах (традиционный головной платок – И.Ф.).– «То, что его ремарки не вызвали большого возмущения», – писала Найт, – «означало открытие сезона охоты на ислам и мусульман, ставших «новыми евреями».

Эта пошлость достигла пика в 2011 году, после того, как крайне правый экстремист Андерс Беринг Брейвик убил 77 человек, в основном, молодых членов Норвежской рабочей партии, в знак протеста против того, что считал, что эта партия попустительствует мусульманской иммиграции. Для многих, инцидент Брейвика стал окончательным доказательством того, что «исламофобия» заменила антисемитизм как преобладающий предрассудок на континенте.

Утверждения, будто мусульмане испытывают на себе нечто напоминающее Холокост европейского еврейства, конечно, абсурдно. Не существует никаких барьеров, запрещающих браки между мусульманами и немусульманами (как, например, расовые Нюрнбергские законы, запрещавшие браки евреев и неевреев), не говоря уже о лагерях смерти для последователей исламской веры. Возможно, для некоторых мусульман было оскорбительно обнаружить карикатуры на Мухаммеда, но это ничто по сравнению с тем, что появлялось с ежедневной частотой на страницах «Der Stürmer». Даже Брейвик обратил свой гнев не на мусульман, а на левых политических активистов.

Несомненно, что те, кто утверждают, будто мусульмане заменили евреев в качестве континентальных козлов отпущения, не настаивают на точном сходстве между прошлым опытом евреев и сегодняшних мусульман. Скорее, их аргументация вызывает некое скольжение по склону: популярное отношение к мусульманам и исламу, по их словам, создаёт своего рода «климат», в котором могут повторяться уродливые истории европейского континента.

– «Я хотел бы поверить в мантру «никогда снова!» – написал в начале этого года политолог английской газеты «Huffington Post» Мехди Хасан после того, как антииммигрантские партии выиграли рекордное количество мест в Европарламенте. – «Но эти результаты европейских выборов вселили в меня ужас».

Хотя это правда, что многие европейцы настроены против мусульман, объединять все аспекты критического отношения к исламу – это значит действовать так, будто сам ислам и поведение мусульман не играют никакой роли в создании негативного мнения о себе. Евреи никогда не осуществляли террористических актов против гражданских лиц, не объявляли «фетвы» (в исламе решение по какому-либо вопросу, выносимое муфтием, факихом или алимом – И.Ф.) на карикатуристов, которые рисовали горбоносых раввинов, или открыто хвастались своей целью «завоевать» европейский континент, как это неоднократно делали видные мусульманские представители. Еврейские школы не внушали ученикам свои обвинения в ненависти к западной цивилизации, как установило недавнее британское правительственное расследование, получившее название «Троянский конь», озвученное в начале этого года и сообщившее, что «агрессивная исламистская повестка дня» продавливается в некоторых школах Бирмингема.

Приводится пример антимусульманского фанатизма, когда голландский популист Герт Вилдерс обратился к «марокканскому меньшинству», случайно заговорив с женщиной в хиджабе о том, что «антисемитизм» является грубым преувеличением проблем, с которыми сталкиваются мусульмане.

Многое из того, что переносится в эти дни на «исламофобию», следует прекратить, чтобы не превращать любую и вообще – всю критику ислама в «расистскую» – просто такая критика не может быть приравнена к антисемитизму, ни по природе, ни по масштабу. Чтобы выразить сомнение в правоте реакционных настроений, превалирующих во многих мусульманских общинах по отношению к женщинам, как это сделал покойный голландский политик Пим Фортейн (убитый за свои ереси), следует признать, что это – вовсе не расизм, и не то, что в любом случае сравнимо с фанатизмом, направленным против евреев, историческом или сегодняшнем аспекте.

В Соединённых Штатах, статистика ФБР показывает, что, начиная с 11 сентября, антисемитские нападения далеко превосходили антимусульманские. В Европе, «мобы» (сборища) не неистовствуют и не атакуют мусульман или мечети, вслед за исламскими терактами, тогда как евреи регулярно подвергаются нападениям всякий раз, когда на Ближнем Востоке вспыхивает напряжение.

Никогда не следует забывать о том, что есть важные сходства между мусульманским и еврейским опытами, и сегодняшним, и вчерашним. – «Мусульмане», – сказал в 2006 году в своём интервью газете «San Francisco Chronicle» профессор антропологии Пол Сильверштейн из «Рид Колледжа», – «являются объектом ряда стереотипов, карикатур и фобий, не основанных на реальности, и они не зависят от опыта человека, жившего с мусульманами. Замените «мусульман» на «евреев», и вы получите пригодное определение антисемитизма. В Европе сегодня, как мусульмане, так и иудеи, стали мишенями кампаний, направленных на запрещение отправления ими традиционных религиозных обрядов, а именно, обрезания и приготовления кошерной или халяльной пищи. Заявляя о своей реальной мотивации заботиться о «физической неприкосновенности» детей или «защите животных», воинствующие европейские атеисты изображают мусульман и евреев как варварские народы, застрявшие в далёком прошлом.

Два года назад, живя в Германии, в разгар истерии антиобрезания, царившей в этой стране, я столкнулся с провокационными рекламными кампаниями, которые активно уподобляли евреев и мусульман педофилам. Французский лидер крайне правых Марин Ле Пен, которая любит изображать из себя друга евреев, призвала запретить ношение в общественных местах не только платков, но и кип».

Приравнивая законную критику ислама к антисемитизму, однако, обходится вниманием тот факт, что  действительно существует подлинное столкновение между либеральными, просветительскими европейскими ценностями и тем, что объединяет значительное число мусульман. В 2010 году журнал «Миллер МакКуин» попросил высказаться мусульманского автора Реза Аслана о его мыслях по отношению к «тем, кто воспринимает реальное столкновение между культурными ценностями, например, в Нидерландах, которые в иных случаях очень терпимы, а также – к мусульманам». Аслан оспорил, что существует любое такое столкновение, рассказав собеседнику, что, «они говорили то же и про евреев, прежде чем те начали их резать». Критика ислама, стало быть, это – просто прелюдия к геноциду.

Мусульманский и еврейский опыт также отличаются и другим решающим образом: своим масштабом. Ислам является самой быстрорастущей религией в Европе, и мусульмане представляют собой гораздо большую долю населения, чем евреи, когда бы то ни было. Во Франции мусульмане составляют 8%; в Германии их – 5 %. Согласно германской переписи 1933 года, менее 1% немецких граждан были евреями. Чтобы мусульмане были «новыми евреями», они должны были бы стать народом диаспоры, лишённым национального очага. И тогда было бы необходимо защитить их, если ситуация станет действительно невыносимой, как это было в случае европейского еврейства в 1930-х годов, которое было лишено возможности иммиграции в подмандатную Палестину из-за британских квот и бессердечно отлучено от американских берегов. Организация исламского содружества (ОАГ) может похвастаться 57 государствами-членами;мусульмане имеют около 1,6 млрд единоверцев, почти четверть населения земного шара.

Самое ужасное то, что многие из людей, претендующих на ореол исторической еврейской жертвенности, отказывают Израилю в праве на существование как еврейского убежища. В таком прочтении, если мусульмане Европы являются «новыми евреями», то её (немногие из оставшихся) евреи – это новые нацисты. Сравнение Израиля с нацистской Германией, с надоедливой регулярностью, можно найти повсюду, начиная со страниц якобы респектабельных, либеральных газет Европы, вплоть до массовых демонстраций, на которых еврейское государство обвиняется в совершении «геноцида» против палестинцев.

Восемь лет прошло с тех пор, когда Мехди Хасан отметил в «New Statesman» предполагаемую (без доказательств! – И.Ф.) волну исламофобии, заставившую еврейского журналиста Джонатана Фридланда вообразить себя в роли мусульманина в современной Великобритании. – «Я был не просто напуган», – писал в 2006 году Фридланд в «The Guardian»: – «Я был готов предъявить мой паспорт».

Тем не менее, как показывают события за последние несколько месяцев, именно евреи изо всех сил ищут способы оставить Старый Континент в связи с ростом нетерпимости в отношении самого их присутствия. И ирония иронией, а нетерпимость исходит почти исключительно из самих предполагаемых «новых евреев», то есть мусульман. Прошлогодний ноябрьский опрос, проведённый до последнего всплеска антисемитских нападений, показал, что 29 % европейских евреев рассматривают вопрос эмиграции. Только за последние несколько недель, количество антисемитских инцидентов в Великобритании удвоилось; толпа мусульман попыталась ворваться в парижскую синагогу, а крики «евреев – в газовые камеры!» можно вновь услышать в Германии. «Новые евреи», оказывается, такие же, как и старые евреи.
Кирчик – обозреватель по вопросам внешней политики интернет-журнала «Tablet», бывший сотрудник «Радио Свободная Европа» в Праге и Фонда «Robert Bosch» в Берлине.

Share
Статья просматривалась 494 раз(а)

Добавить комментарий