Между Сциллой и Харибдой

Межрегиональная общественная организация

«Научно-просветительский центр «Холокост»

Международная школа подготовки преподавателей темы Холокоста

Заочное отделение

Выпускная работа слушателя Левертова Ефима

Авторский проект: «Между Сциллой и Харибдой»

Рассказ о попытке создания Еврейского Антигитлеровского

Комитета (ЕАГК) в сентябре – декабре 1941 года

Санкт-Петербург, май 2001

Между Сциллой и Харибдой

Памяти моей тещи Беллы Яковлевны

Гуревич (Беношер)  – беженки из                                                                                               Лодзи.

Как жаль, дорогая Белла Яковлевна,

что я Вас мало расспрашивал.

Введение

История Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК, 1942 – 1948), бывшая сначала закрытой, а затем полузакрытой темой в настоящее время относительно хорошо исследована и описана. Однако, многие даже самые обстоятельные монографии на эту тему, обосновывая необходимость собственного появления прежней полузакрытостью проблемы, почему-то даже не упоминают о предистории ЕАК, имевшей место в 1941 году в виде попытки создания Еврейского Антигитлеровского Комитета (ЕАГК). Между тем после выхода работ Шимона Редлиха появилась возможность постепенно открывать имевшиеся «белые пятна».

Отсутствие исследовательской базы не позволяло до некоторого времени включать материал о ЕАГК в учебные программы по изучению Холокоста на территории СССР в период 1941 – 1945 годов, хотя материал о ЕАК уже был освоен этими программами.

Целью настоящей работы является обобщение истории ЕАГК в аспекте включения ее в учебный материал по изучению истории Холокоста.

Основная трудность при написании данной работы – в определении понятия Холокост. Если Холокост – это история преследования и уничтожения еврейского народа нацистами и история сопротивления евреев этому преследованию и уничтожению, то можем ли мы говорить в рамках этого понятия о действиях другого тоталитарного режима? Ответ на этот вопрос дан в работе И.Альтмана, где наряду с раскрытием картины Холокоста на территории СССР с большим эмоциональным подъемом описано сопротивление советских властей показу Евгением Евтушенко и Дмитрием Шостаковичем истинных масштабов беды еврейского народа под Киевом, в Бабьем Яру и критике этими художниками советского антисемитизма.

Автор стремился акцентировать внимание предполагаемого читателя на позитивистских, инициативных и активистских моментах деятельности предполагаемого к учреждению ЕАГК. К сожалению фактических данных для такого подхода оказалось немного.

Из огня – в полымя

1 сентября 1939 года нападением фашистской Германии на Польшу началась Вторая Мировая война. 17 сентября 1939 года советские войска перешли восточные границы истекающей кровью Польши и захватили ее восточную часть. Тем самым была осуществлена секретная составляющая пакта Риббентроп – Молотов о захвате и  расчленении Польши. В сфере компетенции СССР оказалась треть территории Польши с населением 17 миллионов человек, из которых около 1,5 миллиона были евреи. Из центральной и западной частей Польши на восток в советскую зону влияния хлынул гигантский поток польских евреев, имевших надежду попытаться спастись от уничтожения от рук гитлеровцев.

В числе этих беженцев были двое видных еврейских социалистов – бундовцев Генрих Эрлих и Виктор Альтер, выполнявших решение ЦК своей партии о перемещении членов этого ЦК в восточную часть Польши.

Генрих Эрлих родился в 1882 году в городе Люблине (Польша). Он изучал юриспруденцию в Варшаве и Петербурге. Участвовал в российском революционном движении, за что подвергался арестам. В 1917 году Эрлих был членом Петроградского Совета, председателем которого, как известно, был Лев Троцкий, а также членом ЦК Бунда.  Он был женат на дочери виднейшего еврейского историка С.М. Дубнова Софии – поэтессе «серебряного века». В предвоенной Польше Генрих Эрлих – наиболее видный руководитель Бунда и редактор его ЦО – газеты «Фольксцайтунг».

Виктор Альтер родился в 1890 году в городе Млава (под Плоцком, Польша). В революционном движении – с 15 лет. В 1912 году он вступает в Бунд. Учился инженерному делу в Лодзи и в Бельгии. Несколько лет жил в Англии. В 1917 году он возвращается в Россию, избирается членом ЦК Бунда. Перед войной Альтер – депутат Варшавской городской Думы и видный профсоюзный руководитель.

Гитлеровское нападение на СССР вызвало серьезные изменения в советской политике. Критическое положение Советского Союза заставляло его руководство искать идеологическую и материальную поддержку как внутри страны, так и за рубежом. Внутри страны правительство обратилось к укреплению чувства патриотизма, что вызвало рост национального самосознания народов, живших в стране. Вместо коммунистических идей в зарубежной деятельности СССР на первый план выдвинулась идеология общности целей всех противников фашизма.

Оказавшись в советской зоне влияния Эрлих и Альтер предприняли попытку создания в СССР широкого международного объединения, ставящего в числе других целей и всестороннюю поддержку усилий Советского Союза в его борьбе против гитлеровской Германии. Эта попытка, постепенно трасформируясь от профсоюзной к национальной, еврейской направленности, приобрела форму Еврейского Антигитлеровского Комитета.

Впоследствии, уже в декабре 1941 года, находясь под арестом в Куйбышевской тюрьме НКВД сам Эрлих писал в своей жалобе в Президиум ВС СССР о предполагавшихся целях этой еврейской организации: «Мы выдвинули мысль об образовании Еврейского Антигитлеровского Комитета, основной задачей которого … была бы интенсивная пропаганда среди еврейских общин Америки, Англии и других стран необходимости широчайшей помощи СССР в его борьбе с гитлеровским нашествием. Мы разработали подробный план деятельности Комитета и составили проект его устава … Был намечен и состав президиума Комитета: я (Эрлих, Е.Л.),- председатель, народный артист СССР Михоэлс – вице-председатель, Альтер – секретарь».

Эрлих и Альтер предполагали, что их комитет будет состоять из 10 человек, из которых 7 членов будут представлять страны, оккупированные немцами, и по одному члену Комитета – от СССР, США и Англии.

В методологических целях мы несколько забежали вперед нашего сюжета, в противном случае наш искушенный читатель при упоминании о первом аресте Эрлиха и Альтера может сказать: «Хватит. Дальше все ясно, а значит не интересно». В действительности упомянутому аресту в декабре 1941 года предшествовали с сентября 1939 года еще несколько. Это была типичная судьба активистов Бунда, оказавшихся на новых советских землях. Альтера арестовали уже в конце сентября 1939 года, а Эрлиха – в начале октября. Им инкриминировали сотрудничество с польской контрразведкой, с мифическим бундовским подпольем в СССР, с международной буржуазией. В число обвинений, выдвинутых против них, была и их известная критика пакта Риббентроп – Молотов. Почти два года они находились в разных тюрьмах, им обоим был вынесен смертный приговор, затем замененный десятью годами лагерей. Весьма неожиданно для них самих оба они были освобождены в середине сентября 1941 года. Именно в это время обоих руководителей Бунда в связи с катастрофическим положением на фронте стали рассматривать как возможных союзников в смертельной схватке с гитлеризмом. Положение на фронте было столь трагическим, что примерно к этому времени некоторые исследователи относят безуспешные попытки советского руководства, помнившего «удачу» Брестского мира, секретных переговоров в Болгарии о заключении с Германией сепаратного мира за счет передачи немцам территории Украины и Белоруссии.

Освобождение Эрлиха и Альтера совпало с более широким актом в отношении бывших польских граждан. Были освобождены ранее депортированные вглубь страны «враждебные элементы» с аннексированных территорий и начато формирование армии генерала Андерса, покинувшей СССР в 1942 году и воевавшей затем в Италии.

В записке, которую Эрлих и Альтер направили после своего освобождения в польское посольство в Москве (к этому времени уже были восстановлены советско–польские   отношения с правительством Польши в эмиграции (в Лондоне)), авторы писали: «В связи с нашим освобождением из тюрьмы, а также в последствии мы имели возможность провести ряд обсуждений с ответственными советскими представителями (читай – НКВД, Е.Л.). В ходе этих обсуждений возникла идея создания Еврейского Антигитлеровского Комитета».

Можно не сомневаться, что переговоры Эрлиха и Альтера об образовании Еврейского Антигитлеровского Комитета начались еще до их освобождения из тюрьмы и что образование этого комитета было сутью или, по крайней мере, частью их сделки с НКВД.

В новых условиях была сформулирована идея компромисса ради совместной борьбы против гитлеровской Германии и организационного объединения евреев в СССР и за рубежом. Именно с этой целью еще арестованных Эрлиха и Альтера привезли однажды на московскую квартиру Переца Маркиша, где они познакомились с Михоэлсом и Фефером и где была обсуждена идея образования Еврейского комитета.

В задачи вновь организуемого комитета предполагалось включить:

— информация международной общественности о злодеяниях фашистов против евреев;

— ведение антифашистской пропаганды;

— забота о еврейских беженцах из Польши;

— содействие в мобилизации еврейских беженцев из Польши в Армию Андерса;

— формирование американского еврейского легиона для включения его в состав Красной   Армии;

— направление представителей комитета в места проживания польских евреев в СССР и за рубежом.

Обсуждались также задачи объединения мирового еврейства в борьбе с фашизмом, финансовой и военной помощи сражающимся с фашизмом странам, организация возможности выступлений евреев Польши против гитлеровцев.

Таким образом предложения Эрлиха и Альтера предполагали создание независимой международной еврейской организации, пользующейся авторитетом в СССР и заграницей.

Проект предполагалось обсудить на самом высоком уровне и Эрлих и Альтер написали подробную записку на имя Сталина. Вот отрывки из этой записки: «Никогда еще цивилизованное человечество не стояло перед лицом такой опасности, как сейчас … Битва против этой опасности требует огромной концентрации энергии всех … Евреи – это те, кого Гитлер преследует с особой свирепостью … Поэтому понятно, почему еврейские массы должны участвовать в битве против гитлеризма с особой энергией и духом самопожертвования … Поэтому нижеподписавшиеся (Эрлих и Альтер, Е.Л.) считают необходимым учредить специальный антигитлеровский комитет … Мы надеемся, что не будет никаких препятствий в создании комитета …».

«Ответственные советские представители» развернули приготовления к началу работы ЕАГК, не дожидаясь резолюции Сталина. В первой половине октября для комитета готовились помещения, его будущие сотрудники получили вызовы в Москву. Вот, что писал Эрлих позднее, уже под арестом: «Представленный нами проект был полностью одобрен … Решение должно было последовать через несколько дней … Со дня на день ожидалось открытое выступление комитета.»

Должно быть все-таки в этот момент Эрлих и Альтер переоценили себя и передоверились «ответственным представителям». Эрлих писал своим друзьям в Нью-Йорк: «Представители НКВД вьются вокруг нас … Они надеются использовать наши связи». Эта самооценка была настолько завышена, что они предполагали, что с помощью ЕАГК им удастся в какой-то степени трансформировать систему.  В программных документах об организации Комитета они писали: «Освобождение еврейского народа возможно только в государстве, основанном на принципах … национальной свободы». А в своем письме польскому послу они написали: «Возникновение ЕАГК было бы первой брешью в советской практике отстранения социалистов от участия в любой общественной деятельности». В другом письме Альтер так интерпретировал свое предполагаемое назначение: «Недавние события указывают на необходимость немедленной амнистии».

Эрлих и Альтер при включении в активную антинацистскую кампанию заявили о своей верности польскому правительству, которое наделило их соответствующими полномочиями. Альтер и Эрлих заявляли, что они будут действовать самостоятельно, не как марионетки.

Деятельность Эрлиха и Альтера началась с установления связей с еврейскими организациями и газетами за рубежом. Далее прошли встречи с английским государственными и общественными деятелями. 15 октября 1941 года Эрлих и Альтер вместе с советскими и государственными работниками и иностранными дипломатами эвакуировались в Куйбышев. Их пребывание в предполагаемой временной столице было наполнено ожиданием ответа Сталина на это письмо. Именно в это время Сталин получил от Жукова заверения в том, что немцы будут отбиты от Москвы и отменил свою собственную эвакуацию в Куйбышев. Во многих воспоминаниях упоминаются эти несколько часов, проведенных Сталиным на перроне вокзала перед затемненными окнами эвакуационного правительственного поезда. Эвакуация была отменена. Немцы в декабрьском контрнаступлении советских войск под Москвой от Москвы были отбиты. В ночь с 3 на 4 декабря Эрлиха и Альтера вызвали в куйбышевское НКВД под предлогом продолжения переговоров о создании ЕАГК. 5 декабря 1941 года НКИД СССР направил польскому послу в СССР официальную ноту, в которой сообщалось об аресте Эрлиха и Альтера как «германских агентов». В ныне рассекреченной записке НКВД говорилось: «Эрлих и Адлер были арестованы в декабре 1941 года во время пребывания В.Сикорского (премьер-министр польского правительства в эмиграции, Е.Л.) в СССР на основании распоряжения из Москвы». Можно предположить, что Сталин и Берия хотели предотвратить встречу Сикорского с Эрлихом и Альтером. Несомненно, что их повторный арест связан с улучшением положения на советско-германском фронте, в особенности положения под Москвой. В этих изменившихся условиях «ответственные представители» на самом высоком уровне решили отказаться от сотрудничества с Эрлихом и Альтером, связанным с риском непредсказуемости их поведения, ведь они «занялись поисками польских бундовцев, находящихся на территории СССР», «вели переговоры с американскими и английскими посольствами» (из докладной записки НКВД), участвовали в розыске польских офицеров, расстрелянных НКВД весной 1940 года (sic!!!, Е.Л.).

Судьба Эрлиха и Альтера становится более понятной после опубликовании телеграммы от 15 декабря 1941 года заместителя начальника Совинформбюро Лозовского о назначении Михоэлса председателем еще не созданного к тому времени Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК): «Вы утверждены председателем ЕАК. Просьба держать с нами непосредственную повседневную связь».

Эрлих покончил с собой в куйбышевской тюрьме 14 мая 1942 года. Альтер продолжал требовать объяснения своего ареста. Он был расстрелян в той же тюрьме 17 февраля 1943 года.

Жизнь после смерти

Смертный приговор, вынесенный 23 декабря 1941 года, был официально опубликован лишь в феврале 1943 года, когда после Сталинградской битвы международное положение СССР было весьма благоприятным. В ноте МИД, последовавшей за публикацией приговора заявлялось: «Эрлих и Альтер систематически вели предательскую деятельность, призывая войска прекратить кровопролитие и немедленно заключит мир с фашистской Германией».

Можно отметить, что в критические дни осени 1941 года руководители СССР были вынуждены разыгрывать карту международной еврейской организации. Такая организация могла бы сама, без контроля со стороны советских органов поддерживать связи с зарубежными еврейскими организациями и правительствами Польши и союзников. В изменившейся в декабре 1941 года военно-политической обстановке было решено отказаться от идеи международной еврейской организации и учредить еврейскую организацию, полностью подконтрольную советским властям, которой и стал весной 1942 года Еврейский Антифашистский Комитет.

Арест и казнь Эрлиха и Альтера вызвали протесты в еврейских и социалистических кругах Англии, Америки, Польши и несколько осложнили деятельность ЕАК. Так американская газета на идише «Форверст» подвергла критике поездку Михоэлса и Фефера по США. Нью-йоркский двухнедельник «Социалистический вестник» писал в августе 1943 года: «ЕАК не имеет в своем составе ни одной общественной фигуры, обладающей хоть каким-либо авторитетом. Михоэлс никогда не был общественным деятелем и даже в среде еврейских коммунистов СССР никогда не пользовался влиянием. Михоэлс и Фефер прибыли в Америку в качестве заменителей Эрлиха и Альтера, вместе с которыми Михоэлс строил в СССР ЕАГК. Во главе этого комитета должны были стоять Эрлих и Альтер. Когда Михоэлс занял в комитете пост, предназначенный для расстрелянного Эрлиха, он, видимо, не отдавал себе отчета в том, насколько его имя переплетается с трагедией Эрлиха и Альтера, насколько в общественном мнении Америки ответственность режима за пролитую кровь не снимает с него, Михоэлса, моральную ответственность».   Не зная о трагической гибели Эрлиха и Альтера,  президент Американской Федерации Труда Америки В. Грин, совместно с Альбертом Эйнштейном, оба вместе, направили в начале 1943 года в Москву просьбу Молотову об освобождении арестованных руководителей польского Бунда. Орган польского Бунда «Фольксцайтунг», возобновивший свой выход в мае 1946 года, в первом своем номере после возобновления и на первой полосе назвал Эрлиха и Альтера «выдающимися революционными социалистами». Мы, изучающие историю Холокоста, должны назвать их также выдающимися евреями, отдавшими свою жизнь в борьбе с гитлеризмом и тоталитаризмом.

ЕАК пережил предполагаемых лидеров ЕАГК на 5-6 лет. Весной 1948 года те же офицеры НКВД, которые занимались делом Эрлиха – Альтера, стали допрашивать и пытать членов Еврейского Антифашистского Комитета.

 

Приложение. Сообщение из газеты «Социалистический вестник» № 5-6, 6 марта 1943 года, Нью-Йорк:

АМЕРИКАНСКОМУ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВУ ВСЕОБЩЕГО ЕВРЕЙСКОГО РАБОЧЕГО СОЮЗА (БУНД) В ПОЛЬШЕ

28 февраля 1943 года, Нью-Йорк

Дорогие товарищи,

С чувством глубочайшей скорби, величайшего возмущения и негодования узнали мы о новом трусливом убийстве, совершенном сталинской диктатурой, о расстреле ваших вождей, наших товарищей и друзей Генриха Эрлиха и Виктора Альтера.

 

Вопросы и задания учащимся, изучающим историю ЕАГК

в курсе по истории Холокоста на территории СССР

 

  1. В чем Эрлих и Альтер видят особую опасность гитлеровской агрессии для еврейского народа, исходя из их письма Сталину? Какие цели преследует нацизм в борьбе с евреями?
  2. Почему еврейские руководители поставили целью создание ЕАГК? Какие задачи могли стоять перед ЕАГК?
  3. Почему создание ЕАГК должен разрешить Сталин? Почему реакцией Сталина был арест и расстрел руководителей польского Бунда?
  4. Вспомните факты, свидетельствующие

а) о консолидации народов СССР в годы борьбы с фашизмом;

б) о политике разъединения народов, проводившейся Советами.

5.  Дайте оценку политике депортации народов, проводившейся Советами.

6.  Составьте рассказ о судьбе Эрлиха и Альтера. Какова их роль в попытке создания ЕАГК? Почему Сталин выступил против создания международного еврейского комитета?

7.  Чем объяснить новую позицию Советов по отношению к еврейскому вопросу в начале войны?

8.  Почему главной в начале войны стала позиция на объединение евреев во всем мире независимо от классовой и идейной принадлежности?

9.  Какова Ваша позиция по этому вопросу сегодня?

10.  Каковы основные сходства и основные различия двух тоталитарных государств – гитлеровской Германии и сталинского СССР?

11.  Как можно понимать слова Михоэлса: «Фашизм просачивается с антисемитизмом»?

12.  Чем можно объяснить вспышку антисемитизма в СССР после войны?

 

Литература и источники

  1. Петрова Н.К. Антифашистские комитеты в СССР: 1941 – 1945. М. 1999.
  2. Еврейский Антифашистский Комитет в СССР. 1941 – 1948. Документированная история. М. 1996.
  3. Редлих Ш. Еврейский антифашистский комитет в СССР и антисемитская политика советских властей в послевоенные годы. В книге «Холокост. Сопротивление. Возрождение». Еврейский народ в годы Второй Мировой войны и послевоенный период. 1939 – 1948. М. – Иерусалим. 2000.
  4. Вайц И. Катастрофа европейского еврейства. Часть 7. Катастрофа евреев на территории Советского Союза. Телль-Авив. 2000.
  5. Альтман И. Спорные и малоизученные вопросы Катастрофы на территории СССР. В книге см. поз. 4.
  6. Redlich Shimon. Propaganda and nationalism in wartime Russia/ The Jewish Antifascist Committee in the USSR. 1941 – 1948. USA. 1982.
  7. Дубнова – Эрлих С. Хлеб и маца. Спб. 1994.
  8. В. Эрлих. Просто дочь, разлученная с матерью. В книге поз.7.
  9. Т. Ланина. Интеграция души. В книге поз.7.
  10. Henryk Erlich and Victor Flter. Two Heroes and Martyrs for Jewish Socialism. N.Y. 1990. Ktab Publishing House Inc.
  11. Бржезовская А. София Дубнова рассказывает. Газета «Ами» №13, 1995, 5 июля 1995, СПб.
  12. Столов. В. Преподавание Холокоста в российской школе. В сборнике «Холокост». Доклады на Восьмой ежегодной международной конференции по иудаике. М. 2001.
  13. Колтон Л. Сталин – лично. Дело Эрлиха и Альтера. Газета «Ами», №7, 1990, 30 октября 1990, Спб.
  14. Еврейский журнал №2, 1991, стр. 99 -115. К убийству Генриха Эрлиха и Виктора Альтера. Дом Дубнова. Мюнхен, Москва, Нью-Йорк, Тель-Авив, Женева.
  15. Еврейская электронная энциклопедия «Ежевика» http://pubs.ejwiki.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D1%82%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82
  16. «Генрих Эрлих», см.   http://blogs.7iskusstv.com/?p=38790
  17. Беркович Е. Расстреляны при невыясненных обстоятельствах. Загадки предыстории Еврейского антифашистского комитета. Интернет-журнал «Альманах «Еврейская старина» №1(64).
Share
Статья просматривалась 933 раз(а)

Добавить комментарий