ЧЕТЫРЕ ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫХ ШОВИЗИНЗМА НА КОТОРЫХ РОССИЯ СТОИТ КАК НА ТРЕХ КИТАХ ЗЕМЛЯ-МАТУШКА

В России у меня много приятелей и друзей. От окружения Президента, Артистов и Олигархов до домохозяек, преподавателей вузов, ученых и академиков. То есть, как говорится, сверху (хотя не совсем сверху) и донизу. Так вот. Не далее как сегодня, когда в Вузах заканчиваются семестры, моя милая, и я бы даже сказал милейшая из милейших московская приятельница, дочка которой оканчивает первый курс одного из самых престижных московских вузов, поведала последнюю новость. Свежую даже не как второй свежести осетрина, а как бабочка-однодневка, выпорхнувшая десять минут назад из своего кокона.

— Ты представляешь! Моя Света заказала годовой реферат написать не в Москве, как все остальные, а по интернету в Перьми. Чтоб надежная пятерка была и сэкономить мамины денежки – хорошая у меня девочка. И этот перьмяк до того обнаглел, что за свою работу потребовал 2000 рублей. Как в Москве. И даже на двести рублей больше, чем можно было по московским объявлениям договориться. Сидит в какой то дыре, а зарабатывать хочет, словно столичный житель. Совсем провинция обнаглела!

Пауза. Во время которой милейшая из милейших московская женщина ожидает услышать сочувствующие реплики.

— Знаешь, а я бы на твоем месте твою Свету не похвалил, а всыпал. Словами как минимум. Если не по мягкому месту, то по мозгам.

— Это еще за что?

— Во первых за то, что с самого начала своей самостоятельной жизни она привыкает врать.

— Ты это о реферате, что ли? Так она ведь не о себе, а о маме думает. Чтобы бесплатно учиться продолжить. Получит четверку или упаси боже тройку – мамочке за обучение придется платить пять тысяч долларов в год. А так – какие- то две тысячи рублей и проблемы нет. Государство продолжит оплачивать обучение. Хорошая у меня девочка. О маме заботится. Которой ох как непросто достался достаток.

И, поскольку я промолчал, продолжила в Московско-Патриотическом тоне.

— Подумаешь, реферат. В Москве дипломы о высшем образовании любого вуза в метро можно купить. А ты о каком-то ..вне. Молодое поколение умное выросло. Проблемы решает по мере их поступления. А ты, старый ….ун, недоволен.

— Не только о реферате я. Но и о том, что твоя Света на всю Россию из Колокольни Столицы в свои девятнадцать лет уже свысока смотит. А это великодержавный шовинизм. Не русский — московский. Который разрушает не только юный души, но и разрушит страну.

— Ишь чего выдумал. Шовинизм. Какой в нашей семье может быть шовинизм, если мы даже украинскому народу, погрязшему в бендеровщие и фашистщине, сегодня симпатизируем. Не говоря уже о евреях с татарами. Я же инернационалистка, не первый день меня знаешь.

— А мне кажется, что у вас с Светой именно шовинизм. Не русский – московский. Потому что москвичи это народ. Чувствуют себя в России особым народом. Смотрящим на провинцию свысока. Точь в точь как великодержавные русские на «малоросов».

— Совсем ты, живя вдали от Росссии, отстал от действительности. А как же на них, на провинциалов еще смотреть? – искренне удивилась милейшая из милейших москвичек. – Ишь, понаехали.

Такова первая притча. Притча – потому что не одна московская молодежь московским шовинизмом прониклась, а все слои общества и все возрастные группы. В одной из популярнейших передач государственного телевидения ДАВАЙ ПОЖЕНИМСЯ

  • название которой, кстати сказать, опускает самое высокое и священное ниже плинтуса и стало быть развращает народ. В Советском Союзе даже пьяница, даже последний забулдыга не предлагал жениться столь вульгарно и буднично. «Прошу тебя быть моей женой». «Предлагаю тебе руку и сердце» или совсем уж в простецком случае «Я люблю тебя, Глаша. Давай навсегда будем вместе. Пойдем в загс». Для торжественной минуты искали торжественные слова. А «давай поженимся» звучит так же, как «давай потрахаемся» или «давай кирнем». Не только конструкцией предложения, но и по сути мало чем отличаясь

красивейшая и умнейшая ведущая, а также простонародная сваха по левую руку, чуть ли не каждый день как само собой разумеющееся отмечают, что жилплощадь в Москве важнее жилплощади в Вологде, а московский жених завиднее любого другого. А почему, собственно? Можно ли представить себе, чтобы житель, например, Вашингтона, смотрел свысока на жителя Сан-Франциско или Флориды? Чтобы тем, кто приехал из Марселя и Канн в Париже меньше платили? Чтобы зарплата профессора «провинциального» Окфорда в Англии была заведомо меньше, чем в University of the Arts London? Чтоб к жителям Франкфурта и Геттингена берлинцы относились, как к провинциалам, высокомерно? Москвичи это народ. Народ в российском народе. Численностью превышающий бельгийцев и финов. Великодержавный народ. Нелюбовь к которому в «перифирийной России», составляюей 99 процентов ее площади и девять десятых населения, предопределяется Великодержавным Шовинизмом Столицы. Которая в девяностые годы оставляла всей остальной России одну десятую – то есть подобно церковной десятине, которая десятую долю дохода брала а не оставляла, с точностью до диаметрально наоборот.

Второй разговор тоже состоялся давеча вечером, когда по Всей Руси Великой проходили выпускные вечера. С другой московской приятельницей. Дочка которой закончила в этом году школу. Государственную, но очень хорошую.

— Моя Наташенька на выпускном вечере будет достойно выглядеть. Я ей привезла платье за семьсот евро – специально в Париж летали. Конечно, за двумя девочками из ее класса, у которых платья от Версаччи и Гуччи, мне не угнаться. Но будет не стыдно.

— Перед кем будет не стыдно? – удивленно спросил я — Перед мальчиками? Перед учителями? Или перед девочками, которые соревнуются не в учебе, а в платьях?

— Перед всеми не будет стыдно.

— А тебе не кажется, что кичиться богатством в школе аморально? Что соревнование в платьях унижает тех, у кто беднее. И порождает высокомерие денег.

Собеседница удивилась.

— А как же иначе? Так уж сложилось. Ты что ж хочешь, чтоб на выпускном бале все были одеты в форму?

Еще одна разновидность великодержавного шовинизма в России, вторая по счету — Великодержавный шовинизм богатсва. Осчастливленные которым смотрят на тех, у кого денег меньше, с Великодержавного Высока. Что как в лакмусовой бумажке проявляется в молодежи. Обратите внимание. Лучшими на выпускном вечере В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ШКОЛЕ являются не те, кто умнее. Кто добрее. Кто человечнее. Кто в самом деле красивее. А у кого платье дороже. Такой вот великодержавный позор. Он же Великодержавная Гордость.

Третий Великодержавный столб, на котором стоит сегодняшная Россия – великодержавный шовинизм Начальства. Которое тоже образовало Народ. Народ Власти, стоящий над не допущенными к Вертикали, как столб в чистом поле электората. Ну а о великодержавном шовинизме русских по отношению к братьям-украинцам, пышным цветом расцветшим в последнее время от Калининграда до Магадана и говорить нечего. На весь мир суверенно пылает.

Сегодняшная Россия стоит не на одном, а сразу на четырех великодержавных шовинизмах, как Земля (согласно верованиям древних) стояла на трех китах. Великодержавном шовинизме русских по отношению к малороссам. Великодержавном шовинизме Власти по отношению к тем, кто во власти Власть поимевших находятся. Великодержавном шовинизме богатства. И великодержавном шовинизме Москвы. Может ли страна, в которой не один шовинизм, а квартет шовинизмов, четверня шовинизмов и четверица шовинизмов сохраниться надолго? Или же четыре шовинизма России, как четыре ножки стола, делают Свехдержаву устойчивой? Самый что ни на есть актуальный вопрос. Которым в вечер, когда выпускники празднуют окончание школы, студенты конец учебного года, Великороссия освобождает Новороссию от Малороссии а Вертикаль Власти становится кошкой, гуляющей по Родине-Матери сама по себе, самое время задаться.

Share
Статья просматривалась 716 раз(а)