Шестое июня — день рождения классиков

Вот и наступил этот загадочный, двухшестерочный день 6.6., когда родились и «наше все» — Александр Сергеевич Пушкин, и «их все» — Пауль Томас Манн. Разница между ними не такая уж и большая – 76 лет. Если бы не пуля Дантеса, Александр Сергеевич мог бы дожить до рождения своего немецкого коллеги-литератора.
О Пушкине сегодня будет много написано, поэтому я скажу пару слов о Томасе Манне. Какую же черточку его стиля обсудить, что ярче всего выделяет его манеру? Тут и сомнений быть не может – ирония. Творчество Томаса Манна насквозь иронично. В его творческой мастерской множество изощренных инструментов, но ирония находится на самом почетном месте. Ирония присутствует и в его ранних рассказах, и в поздних романах.

Но четкое описание роли иронии в литературе пришло к нему довольно поздно, когда до почетного шестидесятилетия оставалось менее года. И не он эту формулировку придумал. В сентябре 1934 года ему попалась фраза великого Гёте, которую он тут же записал в дневнике. Запись от 24 сентября начинается с таких слов: «Гёте называет иронию „незаменимой солью, которая только и делает кушание съедобным“».
Этот афоризм великого поэта так понравился Томасу, что он его несколько раз использовал в своих произведениях. В лекции «Искусство романа», прочитанной в 1939 году студентам Принстонского университета, писатель привел афоризм Гёте, слегка изменив формулировку: «Ирония – та щепотка соли, без которой всякое блюдо вообще несъедобно» (перевод Ефима Эткинда).
Это же выражение Гёте, которое Томас Манн назвал «удивительным, незабываемым суждением», появилось не только в лекции студентам Принстонского университета, но и в романе «Лотта в Веймаре», законченном в том же 1939 году. Доктор Фридрих Вильгельм Ример, секретарь и доверенное лицо Гёте, передает героине романа слова великого поэта, которые в переводе Наталии Ман звучат так: «Ирония это та крупица соли, которая и делает кушание съедобным».
Обратите внимание на работу двух замечательных переводчиков – Ефима Эткинда и Наталии Ман. Они переводили практически одну и ту же фразу (разница в них только в местоимении, заменяемом словом «который»). Итак, в оригинале фраза одна, а переводов – два (фраза из дневника, которую я перевел выше, отличается немного от той, что вошла в лекцию и в роман). Вам какой перевод больше нравится?

***

Добавлю еще пару слов к теме «ирония Томаса Манна». Насколько он сам был согласен с афоризмом Гёте, видно по его смелым обобщениям: «Объективность – это ирония, и дух эпического искусства – дух иронии». Но острым инструментом нужно пользоваться очень осторожно, помня предостережение Фридриха Ницше: «Ирония уместна лишь как педагогическое средство в устах учителя в общении с учениками всякого рода; цель ее состоит в том, чтобы укротить и пристыдить, но тем целительным способом, который пробуждает добрые намерения и влечет нас отплатить почитанием и благодарностью… Кроме того, привычка к иронии, как и к сарказму, портит характер, она придает ему постепенно черту злорадного превосходства: под конец начинаешь походить на злую собаку, которая, кусаясь, к тому же научилась и смеяться».
К такому пониманию иронии призывает и Томас Манн: «…не следует думать, что ей сопутствует холодность и равнодушие, насмешка и издевка. Эпическая ирония – это скорее ирония сердца, ирония, исполненная любви; это величие, питающее нежность к малому».

Хороший пример такой иронии дает один эпизод из романа «Королевское высочество», который, конечно, очень автобиографичен: в главных героях – принце Клаусе-Генрихе и студентке Имме Шпельман, изучающей математику, легко угадываются Томас и Катя. Во время знакомства с принцем Имма рассказывает, что прибыла из Америки на пароходе-гиганте с концертными залами и спортивными площадками.
«У него было пять этажей, сказала фрейлейн Шпельман.
Считая снизу? – спросил Клаус-Генрих.
Разумеется. Сверху их было бы шесть, — ответила она, не задумываясь».
Принц был сбит с толку и долго не мог понять, что над ним смеются.
Предметом розыгрыша здесь выбрана математика. Насколько это существенно в этом романе – поговорим как-нибудь в следующий раз. Тема эта немаленькая.

Share
Статья просматривалась 857 раз(а)

4 comments for “Шестое июня — день рождения классиков

  1. 6 июня 2014 at 18:58

    Интересно, что и первые стихи Пушкина были опубликованы 200 лет назад.
    Он выделывался и подписал их, переиначив буквы своей фамилии справа налево.
    А потом его еще много лет подписывали «Пушкин (племянник)» (а дядины — «Пушкин (дядя)»).

  2. Борис Тененбаум
    6 июня 2014 at 12:14

    Разница между ними не такая уж и большая – 76 лет. Если бы не пуля Дантеса, Александр Сергеевич мог бы дожить до рождения своего немецкого коллеги-литератора.

    76+37=113
    Ох, вряд ли, Евгений Михайлович … 🙂

    • Борис Тененбаум
      6 июня 2014 at 12:50

      Евгений Михайлович, Вы сравнивали даты рождения, а я все перепутал. Позвольте принести вам мои самые искренние извинения …

  3. Евгений Беркович
    6 июня 2014 at 8:50

    Вот и наступил этот загадочный, двухшестерочный день 6.6., когда родились и «наше все» – Александр Сергеевич Пушкин, и «их все» – Пауль Томас Манн. Разница между ними не такая уж и большая – 76 лет. Если бы не пуля Дантеса, Александр Сергеевич мог бы дожить до рождения своего немецкого коллеги-литератора.

Добавить комментарий