Антисемитизм в цифрах

Эту заметку я написал около 20 лет назад, она вошла в мою первую книжку «Заметки по еврейской истории», но ни разу не была опубликована в наших журналах. Перечитав ее, я вижу, что некоторые положения не устарели и сегодня, а критическое отношение к социальным опросам и сейчас многим бы не помешало. Поэтому я повторю здесь этот текст.

***

Причинам и формам проявления антисемитизма в различных странах мира посвящены сотни исследований и публикаций. Не вдаваясь в глубокую историю, рассмотрим, что говорят результаты исследований послевоенного антисемитизма в Германии.

В этих заметках мы не обсуждаем антиизраильские, антисионистские настроения, которые достаточно широко были распространены в Европе после Шестидневной войны и военных операций Израиля против Ливана. Даже в период мирных инициатив правительства Рабина — Переса исследования общественного мнения в Германии показали глубокое непонимание и неприятие многими немцами политики Израиля, направленной на установление мира и безопасности на Ближнем Востоке. Высказывающий антиизраильские, антисионистские мысли сам может субъективно себя антисемитом не чувствовать, хотя большинство евреев такие высказывания рассматривают как антисемитские. Объективно для евреев такая позиция мало отличается от антисемитской.

Кратко итог многочисленных работ историков и социологов можно выразить словами известного ученого Вольфганга Бергманна, которого нельзя заподозрить в желании приукрасить картину или польстить немцам: „антисемитизм в Германии с 1945 по 1994 год медленно, неравномерно, но неуклонно снижался“.

Сразу после окончания Второй мировой войны в немецком обществе антиеврейские настроения были чрезвычайно широко распространены. Более того, послевоенное население Германии не только думало в своей массе антисемитски, оно часто так и поступало. Потрясающие примеры таких поступков приведены в работах Франка Штерна, опирающихся на архивы американских и британских оккупационных властей. В недавно вышедшей в свет книге Михаеля Вольффсона „Мои евреи — ваши евреи“ приводятся следующие данные: в 1949 году примерно 50 процентов немецкого общества было настроено антисемитски. В середине 80-х годов этот процент был уже равен 15. Конечно, 15 процентов — это много, но 15 процентов все же лучше, чем 50!

Опросы общественного мнения в Германии, конечно, очень интересны. Но еще более поучительны они при сравнении с аналогичными опросами, сделанными в других странах. Американский Еврейский комитет проводил такие опросы, используя одни и те же формулировки вопросов. Итог прошедших десятилетий: немцы знают о Холокосте больше всех, не считая израильтян, что достаточно естественно и понятно. Немцы не более антисемитски настроены, чем, например, американцы, британцы, французы или жители Восточной Европы. Последние, кстати, считались в европейской истории оплотом традиционного антисемитизма. Так продолжалось вплоть до конца коммунистического господства. Недавние опросы общественного мнения ободряют — они свидетельствуют о снижение радикальных антисемитских настроений.

Среди жителей ГДР и, соответственно, новых Бундесземель с 1989 до середины 90-х годов насчитывалось меньше антисемитов, чем в старых Землях. Их было меньше, чем в большинстве коммунистических и посткоммунистических государств. В этом не было заслуги властей ГДР, чья политика была часто по сути антисемитской, а не только антисионистской. Яркие примеры такой политики приводятся в уже упоминавшейся книге Михаеля Вольффсона. И тем не менее: „национал-социализм был совсем не плох“ находят весной 1995 года 30 процентов восточных и 16 процентов западных немцев. Как видно, доля нераскаявшихся немцев на Востоке существенно выше, чем на Западе.

„Безусловную ответственность немцев перед евреями“ сознает на Западе и на Востоке примерно половина населения.

„Должны ли немцы чувствовать еще свою вину перед евреями?“, — спрашивает объединенных немцев институт Форса на исходе 1995 года. „Нет“ — отвечают 69 процентов опрошенных. Отрицательный ответ еще не означает, что отсутствует готовность взять на себя ответственность перед жертвами нацизма.

Из новых Бундесземель приходят смешанные сигналы о настроениях молодежи. Наряду с тревожными имеются также и обнадеживающие результаты опросов и наблюдений.

Антисемитизм, очевидно, никогда полностью не будет искоренен. Данные опросов общественного мнения далеко не всегда радуют. Во время знаменитых в начале 90-х годов „опросов о соседях“ европейцы отвечали так. „Никаких еврейских соседей“ не хотели 22 процента немцев. Так же считали 31 процент австрийцев в 1991 году, 30 процентов поляков в 1995 году, после того, как в 1991 году подобных ответов было примерно 40 процентов. В России 1992 года: 24 процента, в Чехословакии 1991 года: 23 процента. Заметно открытее немцев были американцы в 1989 году с 5 процентами, британцы (1993) с 12 процентами и венгры (1991) с 17 процентами.

Социологические опросы — дело очень тонкое. Измеряется ли при таких исследованиях именно то, что должно было быть измеренным? Достоверны ли полученные данные? Пояснить сказанное можно следующими примерами. „Евреи шумны и невежливы“. Кто согласен с этой фразой, может уверенно считаться антисемитом. Но что можно сказать, если 34 процента всех еврейских жителей Израиля в начале 1993 года были с этим согласны? Неужели в Израиле живет столько антисемитов? Еще больше антисемитов в Израиле можно было насчитать, если бы аналогично интерпретировать реакцию на следующее утверждение: „Евреи имеют в тех странах, в которых они живут, большое экономическое могущество (деньги) и политическое влияние“. В том же исследовании 72 процента опрошенных были с этой фразой согласны. К любимым тезисам антисемитов относится следующее предложение: „Евреи из-за своего поведения и черт характера сами виноваты в антисемитизме“. Из-за согласия с этим тезисом 43 процента еврейских израильтян могли бы считаться антисемитами. Наверно, этих примеров достаточно, чтобы понять, как сложно делать окончательные выводы из анкетных опросов, как легко неверно интерпретировать полученные результаты!

Мнения и точки зрения важны. Разъяснения и воспитание необходимы. Но более надежным представляется защищенность посредством нормально функционирующих институтов власти. Только это, собственно, и может дать настоящую гарантию общественной безопасности. И эта безопасность, по крайней мере, в обозримом будущем, в Германии обеспечена. Структура демократических институтов в Германии сейчас твердо установлена. Конечно, ничто так не изменчиво, как изменчив ход общественной истории. Но кто бы был сегодня или, возможно, завтра в состоянии нарушить общегерманскую демократию, базирующуюся на принципе разделения властей? Ни от какой потенциально возможной коалиции в Германии не исходит смертельная опасность для евреев — ни от черно-желтой, красно-зеленой, черно-красной или черно-зеленой. Коричневый цвет в этой палитре политических цветов Германии представлен только отдельными крапинками и, благодаря немецкой демократии, только на краях.

В обществе могут быть множество различных мнений и точек зрения. Более важным является поведение, поступки людей. С 1992 года Еврейский институт политических исследований в Лондоне издает ежегодную книгу антисемитизма. Сейчас в этом издании принимает участие Американский Еврейский комитет. Они публикуют „Мировой отчет по антисемитизму“, своеобразный род сейсмографа антисемитизма в мире. Каждый случай антисемитизма здесь регистрируется и комментируется. По результатам таких отчетов можно сформулировать следующий вывод. Конечно, в Германии имеются антисемитские действия и преступления, но в сравнении с другими странами Германия принадлежит к группе наиболее толерантных, терпимых и открытых государств. Кому-то этот вывод может показаться парадоксальным. И, тем не менее, это факт.

 http://berkovich-zametki.com/Antisemitizm.htm
Share
Статья просматривалась 1 009 раз(а)

5 comments for “Антисемитизм в цифрах

  1. Геннадий Швец
    6 июня 2014 at 9:08

    Уважаемый д-р Евгений Михайлович, добрый июньский день!

    Ваша статья заинтересовала меня вследствие трёх причин:
    1) я старший сын советских евреев;
    2) и мама, и папа — при всей временнОй зависимости от распавшегося СССР — пострадали за 5-й пункт в пасторте;
    3) вашему покорному слуге, имеющему высшее образование, не нашлось места в здоровой среде. А создать для него рабочее место не захотели власть имущие.
    Я вообще полагаю, что сттистике доверять нельзя, что у социологии имеется свой инструментарий, который позволяет создавать т.н. различные опросы граждан.
    Везде — и в этой тяжёлой сфере — важен ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР (выделено мной, — Г.Ш.). Он строится на базе таких составляющих, как генетика, воспитание, образование, потребность быть Личностью и др.
    Поэтому нелюбовь к евреям сохраняется. Это явление сродни солнцу в летний день и снегу в зимний.
    Небезынтересно следующее: чем страшнее риски крушения разумного и неразумного социума, тем ярче виновность евреев. Я не ошибся… Ярче — без кавычек. Понимаете?
    Неприятности различного рода, собственная неустроенность, погоня за квазиценностями, махровый авантюризм, замшелый бюрократизм и пр. — всё это из-за «пархатых жидов, умеющих жить».
    Что касается особенностей еврейского характера, — Бог с ним, это регулируемая данность. Большинство евреев — грамотные люди, умеющие «не падать ниже плинтуса», как говорят на новоязе.
    Вместе с тем я далёк от сентенции, будто история ничему не учут. Именно — учит.
    Рождаются новые люди со своим интеллектом, не отягощённым бредом или болью минувшего. Они видят дальше, могут больше, мыслят иначе… Так что способны сделать мир краше.
    Я сейчас не об аномальных извращенцах, желающих разжечь Третью мировую войну. Их всё-таки меньше тех, кто хочет нормально и реально жить, взращивая здорвых (!) детей.
    Поэтому антисемитизм имеет место быть во всех цивилизованных странах.
    Надо воспитать себя так, чтобы преодолевать этот барьер. Что называется, пока бьётся сердце.
    Относительно антисемизма как социального зла, — оно с каждым десятилетием становится меньше. Потому что, в обратном случае, я не писал бы Вам этот комментарий в журнал «Семь искусств».

    Добра Вам, доктор Беркович!

    Искренне, Геннадий Швец. Россия — Челябинск — 06 06 2014 — 13:08 на Южном Урале — tsadi57@mail.ru

  2. Александр Биргер
    5 июня 2014 at 22:04

    » Конечно, в Германии имеются антисемитские действия и преступления, но в сравнении с другими странами Германия принадлежит к группе наиболее толерантных, терпимых и открытых государств. Кому-то этот вывод может показаться парадоксальным. И, тем не менее, это факт.» — Вы совершенно правы, Евгений Михайлович , и мне этот
    вывод совсем не кажется парадоксальным после нескольких поездок в Германию и , особенно , после того , как я встретил в Израиле немцев , работающих там и помогающих Стране — строителя , юриста и просто — туристов ,
    любознательных , благожелательных и дружески расположенных к Израилю и израильтянам.

  3. Лев Мадорский
    5 июня 2014 at 20:51

    Я, уважаемый Евгений, рад Вашей статье и считаю её определённой поддержкой моим заметкам «Будущее без антисемитизма» Ряд уважаемых комментаторов моего текста утверждают, что в Европе, в том числе, в Германии, да и во всём мире преобладают, даже «выжжены на скрижалях» тенденции по усилению юдофобии, Более того, что тенденции эти вечно, до скончания веков висят проклятием над нашим народом. Мой опыт,как мои впечатления, известыне мне факты говорят об обратном. Это ещё раз подтверждают приведённые Вами статистические выкладки. Уверен, что антисемитизм постепенно идёт на убыль. Процесс этот естественный и необратимый. Мы, евреи, после тысячелетий дискриминации и преследований так привыкли к ненависти других народов, что не в силах в это поверить

  4. Евгений Беркович
    5 июня 2014 at 11:46

    Социологические опросы – дело очень тонкое. Измеряется ли при таких исследованиях именно то, что должно было быть измеренным? Достоверны ли полученные данные? Пояснить сказанное можно следующими примерами. „Евреи шумны и невежливы“. Кто согласен с этой фразой, может уверенно считаться антисемитом. Но что можно сказать, если 34 процента всех еврейских жителей Израиля в начале 1993 года были с этим согласны? Неужели в Израиле живет столько антисемитов? Еще больше антисемитов в Израиле можно было насчитать, если бы аналогично интерпретировать реакцию на следующее утверждение: „Евреи имеют в тех странах, в которых они живут, большое экономическое могущество (деньги) и политическое влияние“. В том же исследовании 72 процента опрошенных были с этой фразой согласны. К любимым тезисам антисемитов относится следующее предложение: „Евреи из-за своего поведения и черт характера сами виноваты в антисемитизме“. Из-за согласия с этим тезисом 43 процента еврейских израильтян могли бы считаться антисемитами. Наверно, этих примеров достаточно, чтобы понять, как сложно делать окончательные выводы из анкетных опросов, как легко неверно интерпретировать полученные результаты!

    • 5 июня 2014 at 15:53

      Вы совершенно правы, Е.М., утверждая, что любым социологическим опросам нужно доверять с осторожностью.
      В то же время я совсем не уверен, что в качестве доказательства можно приводить мнение народа о себе самом.
      К примеру, человек может самокритично сказать о себе все, что угодно, что он шумный, невежливый, ленивый, но очень обидится, если то же самое заявит о нем кто-то посторонний. И это совершенно справедливо будет восприниматься им как наезд.

      Еще большее различие имеют ответы на одни и те же вопросы со стороны евреев и неевреев.
      Например, если евреев спрашивают, а виноваты ли и они сами, то многие говорят «да», потому считают, что заявлять о собственной невинности слишком эгоистично, нескромно или самоуверенно. Но любой наводящий вопрос («А в чем конкретно провинились жертвы Холокоста, особенно дети?») тут же сильно релятивирует такой ответ. Отвечать положительно на вопрос „Имеют ли евреи имеют в тех странах, в которых они живут, большое экономическое могущество (деньги) и политическое влияние?“ многих евреев заставляет гордость за своих, в то время как для неевреев положительный ответ представляет собой инвективу.

Добавить комментарий