Комментарий на клеветническую статью Николая Овсянникова

©»Заметки по еврейской истории»

№2(172)

февраль 2014 года

Николай Овсянников. Марк Савельевич Гельфанд

Господин Овсянников! Ваш текст целиком состоит из оскорбительных предположений и натяжек. Ниже я не поленился воспроизвести эти предположения:

«Очевидно, Гельфанд действительно учился там, как свидетельствует Е. Ковтунова, но только не в 1922-1923, а между 1924-м и 1926-м, и по окончании Комуниверситета в том же году поступил в ИПК. Вероятно, и в «Саратовских известиях» он успел поработать (возможно, в конце 1923 — первой половине 1924-го). Тогда, скорее всего, именно Саратовский обком, по заслугам его оценивший, рекомендовал Гельфанда на учебу в Комуниверситете, а затем в ИКП.»

«Затем он работал при Лиге наций в Женеве, а с 36-го занимался не совсем ясной работой в Испании (он хорошо говорил по-испански).»

«Это ли помогло ему остаться на плаву, или подействовали какие-то другие, невидимые течения, сказать трудно.»

«Сами же задумаемся: возможны ли были в те годы чьи-либо длительные заграничные командировки и выполнение важных правительственных заданий без рекомендации крупных политических фигур и без участия ГПУ?»

«Рекомендацию этим молодым людям давал, скорее всего, преподававший им в ИКП историю партии старый большевик Емельян Ярославский (Губельман).»

«Очевидно, именно от него о Викторе Кине и Марке Гельфанде стало известно Марселю Розенбергу, приятелю, а впоследствии родственнику Ярославского (в 1933-м 37-летний Розенберг вступил в гражданский брак с его 18-летней дочерью Марианной).»

«Очевидно, решающее слово об отправке Гельфанда в Париж, сказал именно Розенберг.»

«Может быть, тот же источник поведал ему и об активном коммунистическом старосте курса Марке Гельфанде, следившем за поведением сокурсников в общежитии и писавшем отчеты начальству.»

«Может быть, по этой причине герой-повествователь «Ленинграда», простой питерский рабочий, сравнивает Витмана, прообразом которому явно послужил Гельфанд, с «лицеистом»?»

«Думается, сохранить жизнь этому человеку решил лично Сталин, знавший одну важную тайну.»

«Так может быть, первая книга Н. Корнева, вышедшая, как мы помним в 1934 г., написана по материалам, ранее переправленным Отвальдами из Праги, а их фамилия не появилась на обложке лишь по той причине, что участь немецкой пары уже была решена на Лубянке. Вполне возможно, что и вызваны-то они были из Праги именно в связи с готовившимся выходом первой книги Н. Корнева»

«Думается, им был наш герой – М. С. Гельфанд, а его фамилия не появилась на обложке, чтобы не навредить предстоящей работе за рубежом, где корреспондентская должность ТАСС была лишь прикрытием работы, не нуждавшейся в излишнем внимании посторонних.»

«Кому же еще, как не своему ведомственному литератору, с которым незадолго до этого нарком вел личную переписку, мог доверить Максим Максимович столь деликатное дело!»

«Совершенно очевидно, что одним из самых заинтересованных читателей новинки был Сталин, который с момента прихода Гитлера к власти внимательно следил за всеми действиями этого человека. Стиль автора, очевидно, импонировал вождю, иначе вряд ли Н. Корневу удалось после первой книжки за короткий срок опубликовать еще три. Разумеется, вождь спросил Литвинова о подлинном имени писателя, и Максим Максимович не без удовольствия сообщил ему фамилию своего талантливого сотрудника».

Хочу сказать вам, что такие оскорбительные статьи порядочными людьми не пишутся. Они пишутся, лишь по определенному социальному заказу. Не мое дело искать источники такого заказа, хочу только вслед за господином Тарасюком напомнить о вашей юридической ответственности за клевету:

 «Георгий Тарасюк. Уголовный кодекс РФ. Статья 354.1. Реабилитация нацизма (введена Федеральным законом от 05.05.2014  N128-ФЗ):
1. Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично, наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или с использованием средств массовой информации, а равно с искусственным созданием доказательств обвинения, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
3. Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично, наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Share
Статья просматривалась 287 раз(а)

6 comments for “Комментарий на клеветническую статью Николая Овсянникова

  1. VictorAvrom
    23 мая 2014 at 6:50

    Ув. тов. Ефим!
    Не очень понимаю, зачем Вам именно американский подход к клевете, ведь сайт этот германский.

    Так вот, американское правосудие вообще никак не преследует клевету — ни по уголовке, ни по гражданке.
    Единственно, что преследуется — это нанесение материалного ущерба. Которое вполне может наступить в результате клеветы.
    Но вряд ли Вам удастся с текими картами нанять адвоката.

    • Ефим Левертов
      23 мая 2014 at 22:35

      Уважаемый Виктор-Аврум!
      Это так приятно, когда тебя называют другом, товарищем, братом! Спасибо!
      Я хотел сравнить американский подход к клевете и российский. В этом смысл моего интереса, а то, что наш сайт немецкий не имеет для меня большого значения, ведь Редакция не только не планирует снятие клеветнической статьи, но даже опять предоставила клеветнику трибуну, как он написал «по следам».
      Все-таки я заметил достаточно большие расхождения Вашей информации и информации Инны и моего корреспондента. Признаться, я больше верю моему американскому корреспонденту и Инне. Вам я тоже верю, но Вы можете не владеть материалом.
      Насчет адвоката — не мое это дело, а прямого наследника Гельфанда, господина Тарасюка, но и ему я этого не могу посоветовать, может статься себе дороже.
      Всего Вам доброго!

  2. Ефим Левертов
    22 мая 2014 at 20:38

    Мой американский корреспондент, натуральный американец, написал мне по этому вопросу:
    «Это очень сложный вопрос, и я не так много знаю об этом. Законы о свободе слова в Америке очень сильные, но люди все-таки подают в суд за клевету, если чувствуют, что были несправедливо оклеветаны и если то, что было сказано о них повредит их репутации. Конечно, теперь, когда есть интернет, очень легко разместить ложные сведения о людях, и все больше и больше случаев, когда лживые сведения, быстро разносятся. Некоторые веб-сайты отслеживаются правительством, но очень трудно следовать за людьми. Например, правительство отслеживает антисемитские и расистские веб-сайты, но эти веб-сайты трудно запретить и, до некоторой степени, защищены американской конституцией.»
    Как видим — это близко к тому, что написала госпожа Инна Ослон.
    Непонятно, все-таки, почему наша Редакция не решается снять клеветнический текст.

  3. Ефим Левертов
    22 мая 2014 at 13:09

    Уважаемая Инна Ослон!
    Спасибо за ответ по существу! Он для меня очень важен. Что касается американского правосудия, то и оно не застраховано от ошибок. У меня где-то была статистика ошибочных смертных приговоров. Повторюсь, не это для меня важно сейчас, а общий американский подход.
    Попутно поставлю здесь начало постинга Надежды Кожевниковой в нашей Гостевой:
    «Надежда Кожевникова Thu 22 May 2014 01:54:02:
    «Ефим Левертов, вы абсолютно правы в отношении Гельфанда, встав на его защиту. А чем в Испании Эренбург, Кольцов занимались? Тем же самым. Хэмингуэй своем романе «По ком звонит колокол» четко их роль обозначил, поэтому этот роман в СССР долго задерживался в публикации. Да, они был агентами, выполняющими соответствующие функции, и их писательское имя служило некоторым прикрытием. Но тем же самым, уже официально причисленные к британской разведке, занимались и первоклассные писатели, классики мировой литературы Сомерсэт Моэм, Грэм Грин. Их это позорит? Да нисколько….».
    Спасибо за поддержку, уважаемая Надежда!

  4. Ефим Левертов
    21 мая 2014 at 22:40

    Госпожа Инна Ослон!
    Вы часто бываете в американских судах. Согласны ли Вы, что в Америке автора статьи засудили бы на многие тысячи долларов?

    • Инна Ослон
      21 мая 2014 at 23:57

      Господин Левертов, я никогда не сталкивалась с делами о клевете, но расскажу, что знаю. Это гражданские, а не уголовные дела, и человек, который считает себя оклеватанным, должен подать в суд на клеветника. С так называемыми публичными лицами это не проходит. Можете сколько угодно кричать о том, что первая леди изменяет Обаме, который украл миллиарды. Могут ли подать в суд родственники покойного, я не знаю. И очень сомневаюсь, что это могут сделать какие-либо другие люди из-за невозможности обосновать личный ущерб.

      В делах о клевете есть много нюансов. Сказать о бизнесмене, что он беден, если это неправда, — клевета, наносящая ему ущерб. Сказать о священнике, что он беден, если это неправда, — не клевета, потому что бедность его не порочит.

      И еще: «засудили» — это о Ваших родных судах. Американское правосудие может ПРИСУДИТЬ какую-либо сумму после долгого разбирательства доказательств обеих сторон. Судя по выделенному Вами тексту, полному предположений, это вряд ли.

Comments are closed.