Ольга Муранова. Письма из Исландии — 39

Продолжение

Поговорим о такой таинственн­ой и интригующе­й теме как исландское­ колдовство. Нас интересует­, в первую очередь, период с XII по XIX, поскольку это время было периодом создания колдовских­ рукописей (galdrabækur) и различных саг. Важно отметить, что древняя традиция в Исландии практическ­и не прерывалас­ь. Судя по источникам­, здесь не стоял вопрос о том, верить ли в «старых богов» или нет, они повсеместн­о упоминаютс­я в христианск­их молитвах в качестве злых сил, а некоторые люди придержива­ются двоеверия или просто язычества. Мода сжигать колдунов на костре пришла в Исландию с материка, но не имела массового характера,­ последний смертный приговор отменил датский король в 1690 г.

Не сделаю открытия, если скажу, что магия держится на обмане, мороке, шифре. Так, в одном рассказе говорится, как колдун наслал колдовскую­ бурю, но она пропала, как только узнали, кто ее наслал и назвали его имя. Во всех колдовских­ рецептах говорится о том, что подкладыва­ть руны нужно тайно, носить руны на себе — тоже тайно. В Исландии для ведовства (fiölkyngi) были распростра­нены колдовские­ книги и рукописи (гримуары). Это было одной из причин того, что гальдр считался мужской магией, а сейд (который, видимо, передавалс­я только устно) женской. Слабый пол в те времена не умел ни читать, ни писать.

Условно исландскую колдовскую традицию можно разделить  на три части:
1) Ведовство (fiölkyngi). Сам термин fiölkyngi переводится как «многознание», им чаще всего обозначают исландское колдовство в целом. В него входят понятия: руны (rúnar), пропевание заклинаний (galdr), управление духами и колдовские приемы (töfrabrögð). Колдовские приемы, руны, заклинания и заговоры чаще всего используются одновременно. Рукописи обычно содержат колдовские ставы (galdrastafir) и рисунки (galdrmyndir), вместе с которыми написаны рецепты по их применению и иногда заговоры к ним.
Гальдрставы и гальдрмунды. Основой всех рунических изображений являются руны речи (málrúnar), то есть обычный исландский футорк из 16 рун или 27 новоисландских рун, которые имеют разные варианты начертания. Иногда они шифруются таким образом: берется рисунок или руна и справа от нее штрихами пишется номер руны в атте, слева номер атта. Об этом подробнее можно почитать в книге Кораблева (возможно скоро выложу более подробную информацию на эту тему, ибо тема — не маленькая). Такие руны называются по рисунку, например мешок-руны (belg-rúnar), или руны-рыбы (fisk-rúnar), или по стране, где они используются. В гальдрставы включаются также различные фигуры, такие как круг, крест, решетка, квадрат и исландский знак Молота Тора (свастика). В более поздних гальдрставах используются и алхимические знаки и латинские литеры. Надо сказать, что в поздних гальдрставах используются магические символы из очень многих традиций, иногда не имеющих отношения к Исландии. Важно, что каждый став, рисунок или рунический алфавит имеет свое название и описание, однако это часто не расшифровывается.

Заклинания и заговоры. Существует множество записанных заговоров и заклинаний, см. книги Кораблева и сайт Северной славы. В принципе, заговоры можно составлять и самому, но для этого неплохо выучить язык, ведь многие заклинания записывали рунами на бумаге или вырезали на рунических палочках и носили на себе (или подкладывали противнику). Существуют правила составления заговоров. Общепринятые, в особенности исландские заговоры, напоминают славянские. Заговоры обычно не имеют рифмы, в отличии от заклинаний, которые больше напоминают скальдическое колдовство. Можно искать тексты древних заговоров и заклинаний в рукописях, их можно придумывать, а можно и просто внимательно перечитать Эдду и саги.

Общение с духами. Существует множество различных упоминаний о духах, призраках и других необычных существах. Отдельно в этом плане надо говорить об эльфах (альвав) и троллях. Некоторые исландцы по сей день верят в существования отдельного народа — эльфов, которых иногда называют сокрытым народом. Считается, что они живут в холмах, камнях и полях. Хождение к сокрытому народу — это отдельное искусство, не так много осталось рецептов, как это делать. Считается, что те, кто был у сокрытого народа и учился у них магии, являются очень сильными магами. Еще одно распространенное направление в общении с духами — это некромантия, то есть общение с мертвыми и использование их для своих целей. Скорее всего в древности общение со «своими» мертвыми (то есть родственниками) считалось нормальным, а использование «чужих» — плохой, чёрной магией. Мертвых использовали в основном для прорицаний, и для этого, возможно, нарезали специальные руны. Еще один способ использования  мертвых, на этот раз во вредительской магии, это «призраки-посылы», о чем свидетельствуют огромное количество гальдрставов и приемов против них. Также следует отметить немертвых драугов, как «неупокоенных», не дающих покоя живым, судя по описаниям, иногда похожих на полтергейстов. Что касается троллей, то с ними старались не сталкиваться, так как никакой пользы от них получить было нельзя, к тому же днем они превращались в камень.

2) Сейд (seiðr). Во всех древнескандинавских источниках сейд всегда был связан с вредоносной магией. Но объясняется ли это только негативным отношением христиан к природным магическим техникам?
Пророческий аспект техник сейда значительно отличается от предвидения провидиц-спеа и пророков-тула (см.»Oervar-Odds Saga», «Hrolfs Saga Kraka», «Eiriks Saga Raudha»). В «Eiriks Saga Voelva» действия, которые выполняет сейдкона, более напоминают действа современных медиумов или спиритуалистов, то-есть, призыв духов при помощи определенных заклинаний (т.н. «песня сейда»). В «Voeluspa» о вёльве Хейд сказано, что «она была сведуща в ганд и пользовалась сейдом, обладала властью над душами (хуг) и была добра к злым женам» (vitti hon ganda, seidh hon, hvars hon kunni, seidh hon hug leikinn, ae var hon angan illrar brudhar). На протяжении всей поэмы автор с некоторой опаской отзывается о вёльве, что едва ли можно объяснить влиянием христианства, поскольку «Voeluspa» датируется началом X века. В «Sigurdhardrapa» (ок.960 г.) говорится, что «Один выполнил сейд над Ринд», после чего на Ринд нашло временное помешательство. В «Laxdoela Saga» Коткелл и Грима при помощи сейда усыпляют семью Хрута и убивают его двенадцатилетнего сына.
Описание наиболее жестокого воздействия сейда встречается в «Ynglinga Saga», где сейдкона Хульд преследует Ванланди, насылая кошмары и сводя с ума; затем она при помощи заклятий ломает ему ноги и скручивает шею. Подобным образом действовали сейдмад Торгрим («Gisla Saga Surssonar»), королева Гуннхильд («Egils Saga»); так же Тордис заставляет Гуннара заплатить вергельд за убитого брата («Gunnars Saga Keldugnupsfifls»).

Судя по этим сведениям, сейд воздействовал только на тело и душу врага, вызывая психические расстройства и смерть. В отличие от гальда, с помощью сейда нельзя было повлиять на погоду, тушить пожар, поднимать мертвых из могил или защитить воина. Не встречается свидетельств о том, что сейдман или сейдкона могли покидать свое тело, менять внешность или заниматься целительством; они не обладали никакими сверхъестественными особенностями (например, устойчивостью к боли, жаре и холоду). Лишь в одном источнике сейд как-то воздействует на события во внешнем мире, когда Коткелл, подняв бурю, топит корабль Торда Ингуннарсона («Laxdoela saga»); хотя, судя по более поздним источникам, сейдманн или сейдкона, владевшие техникой направленного энергетического воздействия, могли, в некоторых случаях, пользоваться техниками гальда. Встречается еще одно свидетельство использования сейда — когда Турид Сундафюллир во время голода в северной Норвегии призывала рыбу в сети («Landnamabok»); однако здесь техники сейда могли спутать с бытовыми шаманскими практиками финнов, описанными в «Истории Норвегии» (поскольку Халогаланд, место действия саги, граничит с территорией, где в то время обитали финно-угорские племена).
Судя по надписям на камнях, сейд использовали и в защитной магии. В этих случаях охранные ритуалы связывали с именем Тора (реже Одина или Фрейи), тогда гнев божества обрушивался на людей, причиняющих вред другим, или же разбивающих священные рунные камни. Что касается мифологической подоплеки, Снорри пишет, что изначально сейд практиковали только ваны, и только потом Фрейя научила этому искусству двух асов, Одина и Тора. Поскольку мы больше не встречаем упоминаний об асах, практиковавших сейд, можно предположить, что он был частью культа ванов, не столь распространенного в древней Скандинавии.
В ритуалах, связанных с сейдом, можно выделить некоторые детали:
— во время ритуала практикующий находился на платформе или высоком сиденье (характерно для большинства архаичных индоевропейских практик); в скандинавской мифологии «высокое сиденье»  («тула столл») символизировало «подвешенное состояние» между Мирами;
— для вхождения в транс и общения с богами практикующий пел особые песни (Мейсснер в «Die Kenningar der Skalden» пишет, что некоторые кеннинги упоминают о «песнях сейда»), которые отличались от песен спеа и гальда : с песнями сейда связаны слова «kvedha»(говорить, декламировать), «kvoedhi» (песнь), «frdhi» (песня мудрости); шаманские песни других практик обычно описываются глаголами «gala» и «syngja» (петь);
— практикующий выполнял особые сексуальные практики — «эрги» («постыдные»); в сагах не сохранилось их детальных описаний, что довольно странно, учитывая «сексуальную раскованность» многих древнеисландских текстов. Характерен эпизод в «Lokasenna», где Один обвиняет Локи в том, что он «жил как женщина и рожал детей»; в ответ Локи говорит, что Один «знал сейд и бил в бубен, как вёльва». Исследователи считают, что
техники сейда предполагали символическую сексуальную связь с вызываемыми божествами;
практикующий приходил в состояние сексуального исступления; он переодевался в женскую одежду (подобные техники мы встречаем в североамериканской традиции «бердахе»).
Однако ни одна из перечисленных теорий, ввиду отсутствия доказательств, не является достаточно убедительной.

3) Скальды (kraftaskáld). Скальдов боялись и уважали во все времена, не исключая современность. Искусство так называемого силового скальда (то есть скальда-колдуна) заключается в том, что он может придумывать короткие висы-заклинания с обилием кенингов и особой внутренней рифмой (о скальдических стилях можно почитать в Младшей Эдде). Наличие кенингов, которые не дают сразу понять о чем говорит скальд, усиляют такой тип колдовства в несколько раз, что можно считать еще одним способом обмана и шифра, которыми полна колдовская традиция Исландии. Однако, основным занятием скальда была не магия, а именно поэзия. Иногда их называют народными защитниками из-за того, что они защищали обычных людей от злых колдунов своими висами.
Можно сравнить исландскую традицию с алтайской. Алтайские кайчи — сказители, мастера горлового пения и игры на музыкальных инструментах, которые пели поразительный по красоте эпос, древние сказания о богах и героях, погружая своих слушателей в полудрему и показывая им древние сказания (как по телевизору) во сне, разительно напоминают исландских скальдов. В то же время, исландские гальдрамэны напоминают черных шаманов Алтая.

Известно, что колдуны различных стран и народов по своему роду занятий были вынуждены переезжать с места на место. Происходила и обратная ситуация: люди в замкнутых сообществах были склонны обвинять незнакомцев в чародействе, так как эти колдовские семьи любовью не пользовались. Так рассказывают, что семья Коткеля наносила ущерб соседям грабежами и своим колдовством. Соседи обвинили Коткеля в воровстве и колдовстве и потребовали объявления его вне закона, вызывая его на альтинг. Такой вызов был обычной практикой по отношению к обидчикам. При таком вызове должны были присутствовать еще несколько свидетелей, которые на суде подтвердили бы обвинения. Когда истец взошел на свой корабль, то началась гроза и буря. И все люди утонули, а корабль разбился. Весть об случившемся широко распространилась и вызвала возмущение людей. Они считали, что таких колдунов следует убивать. Никто не говорил, что всех колдунов надо уничтожать, но только тех, кто переходил границы. Семья Коткеля перебралась на другое место и нашла себе покровителя по имени Торлейк. Далее в саге говорится: «Коткель и его люди не очень-то много работали для своего пропитания, но и к зиме им не нужно было покупать ни сена, ни съестных припасов. Всем было неприятно, что они здесь поселились, но никто не решался задевать их из страха перед Торлейком». Чем же жили колдуны? Они получали плату за колдовство натурой, либо отнимали у людей пропитание угрозами и хитростью. Однако и за покровительство колдовской семье приходилось платить. Их покровитель Торлейк однажды явился к ним и попросил сделать что-нибудь плохое для его недруга Хрута. Колдуны согласились. Все вчетвером они приехали ко двору Хрута и, как говорит сага, «приступили там к великому колдовству. И когда понеслись колдовские звуки, то люди, которые находились в доме, не могли понять, что это означает. Но пение их дивно было слушать». Хрут, хозяин дома, догадался, что это означает и предложил своим домочадцам бодрствовать столько, сколько все смогут, тогда де, вреда не сможет случиться. Здесь мы видим представление о том, что на человека легче воздействовать колдовским путем, если он спит. Но в конце концов все уснули. А Кари, любимый сын Хрута, не смог заснуть, вышел из дома и дошел до того места, где происходило колдовство. И тут же умер. Его похоронили и насыпали курган над ним. Тогда Хрут, и еще шестнадцать человек поехали ловить колдовскую семейку и поймали Халльбьярна по прозвищу «Дырка в Точильном Камне». Ему на голову накинули мешок, чтобы он не мог никого сглазить. А его родителей, Коткеля и Гриму, настигли на горном кряже и забили камнями. И над ними насыпали гору камней. Теперь это место называется Скраттаварди (Колдовские камни). А второй их сын успел сбежать. Тогда люди вернулись к плененному Халльбьярну и сняли мешок с его головы. И он проклял Торлейка, который их так, по его мнению, подставил. И жилье Торлейка, кто бы там ни жил. И, как говорит сага, это проклятье, должно быть, подействовало, так как самого Халльбьярна утопили. Спасшийся Стинганди стал разбойником. Он посещал женщину, которой дарил драгоценности. Его выследили, схватили и накинули мешок на голову. Но, говорит сага, видимо в мешке была дырка и Стинганди удалось бросить взгляд на склон горы. Там была тучная земля и росла густая трава. Но сделалось так, будто налетел вихрь. Земля была взрыта, так что никогда с тех пор здесь не росла трава. А Стинганди забили камнями и так же, как и над его родителями над ним насыпали кучу камней. А Халльбьярн, который был утоплен, а не забит камнями и над которым не были насыпаны камни, однажды возвратился немертвым в мир живых. Он схватился с очень сильным и бесстрашным человеком по имени Торкель Лысый. Не смог его победить и ушел обратно под землю. И с тех пор не появлялся.

Так мы видим, к чему может привести колдовской произвол.

Продолжение следует

Share
Статья просматривалась 553 раз(а)