Лиза и Зоя

            23 ноября 1941 года в поселке Пено Калининской (Тверской) области после пыток была расстреляна советская партизанка-разведчица двадцатитрехлетняя Елизавета Чайкина. Целями последнего выхода Лизы Чайкиной на занятую немцами территорию были распространение среди населения речи Сталина во время военного парада 7 ноября 1941 года, опровержение пропаганды немцев о взятии Москвы, а также разведывательная деятельность в поселке Пено. По пути в Пено Лиза остановилась у своей подруги Марии Купоровой на хуторе Красное Покатище, но была замечена и выдана немцам местным конюхом. Немцы сразу же расстреляли Купорову и ее семью, а Лизу отправили допрашивать в гестапо поселка Пено. Несмотря на жестокие пытки Лиза Чайкина ничего полезного для немцев не сообщила и на сходе местных жителей была расстреляна. Последнее, что сказала Лиза Чайкина перед казнью, были слова: «Наши придут. Победа будет за нами». В январе 1942 года командующий Четвертой ударной армией (освободившей Пено) генерал Еременко в телеграмме Сталину подробно описал подвиг Лизы Чайкиной. Политуправлением Красной Армией были даны указания о подготовке газетных статей с описанием этого подвига. Посмертно, 6 марта 1942 года, Елизавете Чайкиной было присвоено звание Героя Советского Союза. Подвиг Лизы Чайкиной отражен во многих литературных произведениях, в частности, в романе Николая Бирюкова «Чайка», поэме Марии Комиссаровой «Лиза Чайкина», репортаже Бориса Полевого «Жанна Д’Арк верхневолжских лесов».

            Через неделю после гибели Лизы Чайкиной, 29 ноября 1941 года, немцами была повешена восемнадцатилетняя красноармеец-разведчица Зоя Космодемьянская. Она была схвачена при выполнении приказа  ВГК № 428: «Разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог»,  чтобы лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом». Приказ был жестоким, но нам сейчас трудно судить о справедливости приказов военного времени, борьба шла за само выживание людей и страны. Группа Космодемьянской сожгла три дома в деревне Петрищево, при этом у немцев сгорело 20 лошадей, а при попытке поджога четвертого дома Зоя была схвачена.  На допросе Зоя не сказал о себе ничего определенного, назвалась Таней. Зою жестоко пытали, вырвали ногти, водили босой и раздетой по морозу, затем повесили. Свои последние слова Зоя произнесла перед казнью: «Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побеждён. Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько нас ни вешайте, но всех не перевешаете, нас 170 миллионов». Тело Зои висело на виселице около месяца. Под Новый 1942 год отступавшие от Москвы  немецкие солдаты сорвали с него одежду, искололи ножами, отрезали одну грудь.

27 января 1942 года в газете «Правда» была опубликована статья Петра Лидова «Таня» с приложением фотографии истерзанного трупа Зои Космодемьянской (фотограф Сергей Струнников). Д.Б. Платт (Питсбургский университет)  пишет об этой фотографии: «Поразительная красота убитой девушки, а также тревожный эротизм ее мучительного образа сделали это изображение одним из самых запоминающихся за всю историю войны…Прекрасная  юная девушка зверски убита, ее тело чудовищно беззащитно как перед зверским насилием, так и перед зимним морозом. В то же время обнаженная грудь и запрокинутая голова вызывают иные ассоциации…Уцелевшая грудь манит, но к ней невозможно прикоснуться, что превращает Космодемьянскую в утраченный эротический объект; отрезанная грудь напоминаем об обсценном удовольствии, которое получали нацисты» («Новое литературное обозрение», далее «НЛО», №124, 2013). Именно на основе этой фотографии позднее, в том же 1942 году, был напечатан пропагандистский плакат В.Дени «Убей фашиста-изувера».

Д.Б.Платт продолжает: «Советские солдаты отреагировали, как ожидалось. Они писали письма матери Космодемьянской, обещая отомстить за смерть  ее дочери. Они писали имя девушки-партизанки на своих танках и самолетах и специально преследовали тот немецкий полк, что убил ее. Они носили фотографии девушки – даже эту фотографию (С.Струнникова, из газеты «Правда», Е.Л.) – в нагрудных карманах, когда шли в бой. Также следует упомянуть об особенно жесткой экономике либидо на Восточном (для Д.Б.Платта, Е.Л.) фронте вообще. Подробные рассказы о зверствах, подобных истории Космодемьянской, несомненно, сыграли свою роль в массовых изнасилованиях женщин в Восточной Пруссии весной 1945 года».

Фотографии казни Зои Космодемьянской, сделанные как в копиях из газеты «Правда», так и немецкими солдатами были широко распространены, как среди солдат Красной Армии, так и в немецкой армейской среде. Александр Довженко   сделал обзор фотографий, найденных в вещах убитых немецких солдат: «Холодно Зое. Опухшие от мороза и побоев руки ее сжаты в кулаки, как у бойца: босые, в одних лишь чулках, ноги почернели за страшную ночь от мороза. Опухли искусанные в кровь губы: двести ударов немецких ремней всю ночь выбивали признания из нежных девичьих уст и не выбили. Не закричала, не заплакала, не застонала. Все, что могло обрушить на девушку тупое немецкое насилие, аморальность, жестокость и бессильная ненависть к русскому народу, — все перенесла молодая русская душа» (А.Довженко «Смотрите, люди», М., 1943).

Зоя Космодемьянская стала первой женщиной, ставшей Героем Советского Союза во время войны. Подвигу Зои Космодемьянской посвящены многочисленные литературные произведения. Их авторы: Маргарита Алигер, Агния Барто, Роберт Рождественский, Юлия Друнина, Л.Т.Космодемьянская (литературная запись Ф.Вигдоровой) и другие. Многие композиторы посвятили ей свои музыкальные произведения – Шостакович, Желобинский, Дехтерев, Макарова, Крейн, Юровский, Милютин и др. По всей стране стоят памятники Зое Космодемьянской. Режиссер Лео Арнштам в 1944 году поставил фильм «Зоя».

В том же номере журнала «НЛО» Адрианна Харрис (Бейлорский университет, США) пишет: «Вклад обеих девушек (Лизы Чайкиной и Зои Космодемьянской, Е.Л.) в войну значительно превосходит результаты их партизанской деятельности. Они быстро стали национальными символами самопожертвования в то время, когда Советский Союз крайне нуждался в подобных объединяющих образах. Всю войну они побуждали соотечественников обоего пола и возрастов приносить себя в жертву во имя народа. Они воодушевляли женщин на подражание и заставляли мужчин сражаться еще яростнее».

Share
Статья просматривалась 1 076 раз(а)