Паханы

По застенкам стенали стеньки,
и царевичи-цесаревичи.
Истязали их не гуревичи,
не абрамовичи, а романовичи.
Царевы псы с шестёрками
их терзали руками – тёрками.
Шили заговор, бунт и раскол.
Колесо им давали и кол.
Стала царскою милостью плаха.
Чёрный люд умилялся и плакал…
Триста лет по закону струны
к нам катилась идея страны,
государства народного блага,
на две трети в пределах гулага.
Докатилась. Пошло и поехало.
Население ахало, эхало.
Мы молились на кепку в руке:
«Воля, хлеб и сивуха в реке».
А за ним из казённых низин
замечательный вылез грузин.
Черноус, сухорук, рябокож,
на другого саддиста похож.
«Э…масштаб, понымаешь, абсурдный,
у нас всё насэлэние – курды.
Каждый трэтий на воле? Бодяга!
Всэ на воле в прэдэлах гулага».
В четверть века, пёс сатаны,
уморил он четверть страны…
Ус усох. Усыхали подельщики,
тихари, кустари и артельщики.
Ох, знобило нас, лихорадило:
врали пресса, экраны и радио,
мы надеялись, мы отчаивались,
а евреи наши отчаливались.
И крутилась, крутилась мельница…
С непривычки мы выбрали ельцына:
тихарю как-то врезал по роже,
и билет их сраный положил.
Умилились мы и заплакали,
только снова нам в душу накакали,
оказался бориска наш вором,
окромя — похмелялся кагором.
А шестёрок при нём, как в колоде.
Доверял без оглядки володе,
а володя под водку и мат
на него подсобрал компромат.
И однажды сказал: «Или-или»…
Они бабки и власть поделили,
улыбнулся тихий чекист:
«Ты теперь перед Родиной чист».
Так шестёрка попал в паханы —
из лохов, холуёв и ханыг.
Он сказал нам: «Всё будет путём,
вам орала мы перекуём,
на кастеты ли, на мечи ли…
Всех замочим, как раньше мочили».
И бесцветно светились глаза…
Три четвёртых страны было за.
Заломились от утвари нефы,
зажирелись шестёрки на нефти,
баррелями, добытыми
жидовскими недобитками.
«Я гребал вашу славу и честь,
подо мной вор не может не сесть», —
обратился володя к добытчикам,
и добавил срока двум обидчикам.
И ударил в сердцах по струне,
покатилась волна по ру.нет…
И опять застит солнце хана,
снова царство грядёт пахана.

Артур Шоппингауэр,
январь 2011.

Share
Статья просматривалась 904 раз(а)

6 comments for “Паханы

  1. Артур Шоппингауэр
    20 января 2011 at 23:29

    Дорогой Ефим!

    Бродский прав.
    Ваш Артур.

  2. Ефим Левертов
    20 января 2011 at 17:45

    Здесь я стою на точке зрения Бродского, для которого язык был самостоятельной ценностью.

  3. Артур Шоппингауэр
    20 января 2011 at 1:44

    Дорогой Ефим! Спасибо за отклик. Священна только Свобода.
    Ваш Артур.

  4. Артур Шоппингауэр
    20 января 2011 at 1:40

    Дорогая Елена! Спасибо за беседу.
    Ваш Артур.

  5. Елена Тамаркина
    19 января 2011 at 17:55

    Тяжело с этим жить… А выхода — нет.

  6. Ефим Левертов
    19 января 2011 at 17:41

    Может быть это и так, однако, грубовато, не стоит поэтического слова, которое священно.

Comments are closed.