Безграмотность и организационная беспомощность чиновников очень мешала и мешает развитию страны. Именно чиновники привели СССР к развалу и успешно продолжают свою деструктивную работу сегодня…

Безграмотность и организационная беспомощность чиновников очень мешала и мешает развитию страны. Именно чиновники привели СССР к развалу и успешно продолжают свою деструктивную работу сегодня…

 

Написал эту статью, обнаружив в архиве такую переписку.

Из письма члена ВКП (б) С.Э. Эйдель, проживающего в селе Ухтым Богородского района Кировской области в адрес наркома торговли СССР тов. Любимова от мая 1943 года:

«Прочитав Вашу статью о ширпотребе в органе ЦК ВКП (б) журнале «Большевик», 1943, №6, я хочу поставить Вас в известность о фактах антигосударственного и антипартийного отношения некоторых местных руководящих работников сельсовета и райкома ВКП(б) к развертыванию мастерских.

Председатель сельпо села Ухтым поручил мне организацию мастерских. Основной профиль мастерских – деревообработка. С марта 1943 года мастерская начала работать. Вначале было 2 рабочих, а сейчас уже 8. Выпускаем ложки, грабли, пробки для аптек, хлебные лопаты, игрушки из отходов. Все рабочие из эвакуированных, в основном женщины и дети. Их пришлось обучать ремеслам.

И вот, с момента организации мастерских, мы натолкнулись на открытое противодействие председателя сельсовета Гвоздева и секретаря райкома ВКП(б) Люденева, которые решили закрыть мастерские. Замечу, что все это не скрывалось и говорилось, правда, минуя меня, рабочим мастерской. И все-таки мы практически доказали, что мастерские рентабельны и должны жить.

В нашем районе никакой промышленности не существует. Имеющийся промкомбинат влачит жалкое существование. В то же время имеются все возможности для организации промышленности на базе местного сырья.

Так, например, могут быть организованы разнообразные промыслы. Это изготовление бочек, ложек, корыт, гончарных изделий, древесного угля, табуреток, столов и другой мебели.

Поэтому я обращаюсь к Вам со следующей просьбой. Помогите нам в получении необходимого механического оборудования, и мы более полно используем возможности нашего района. Можно, например, переоборудовать водяную мельницу колхоза. Там есть возможность поставить динамо-машину на 50 квт.  Это даст нам возможность установить лесопильную раму, строгальный, долбежный и фрезерный станки по дереву, маятниковую, циркулярную и ленточную пилы. Можно будет установить станок для изготовления деревянных (сапожных) шпилек, гвоздильный и волочильный станки. Все это можно получить в Кирове, но без Вашей помощи нам этого не сделать.

Строить помещения для установки оборудования не потребуется. Мы можем использовать пустующие сараи МТС вместе с мастерскими и кузницей».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.769, л.155).

Из письма наркома торговля СССР тов. Любимова в адрес председателя Кировского облисполкома от 16 мая 1943 года:

«Направляю Вам копию поступившего на мое имя письма о неудовлетворительном состоянии производства товаров из местного сырья в Богородском районе.

Прошу Вас дать распоряжение о проверке приведенных в письме фактов и принять все зависящие от Вас меры к использованию имеющихся в Богородском районе возможностей для производства товаров.

О результатах проверки и принятых мерах прошу поставить меня в известность».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.769, л.154).

Из письма заместителя председателя Кировского облисполкома тов. Борисова в адрес наркома торговли СССР тов. Любимова от 3 июня 1943 года:

«Исполком сообщает, что факты, приведенные в письме тов. Эйдель частично имели место и были основаны на почве личных ненормальных взаимоотношений с председателем сельсовета Гвоздевым.

Руководству района даны указания немедленно устранить все препятствия, мешающие нормальному развитию деятельности мастерской в Ухтыме.  Профиль производства предложено сохранить исключительно по деревообработке (производство ложек, граблей, топорищ, бочек и прочего).

Установку гвоздильных и волочильных станков и лесопильной рамы из-за отсутствия перспективы развития этих производств в глубинном районе, удаленном от сырьевых баз, считаем ставить пока преждевременным». 

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.769, л.151).

Много эвакуированных жителей страны попало в сельские поселения нашей области. Работать там было негде, и эвакуированные жители влачили жалкое существование. Появление таких энтузиастов-организаторов, как Эйдель было для них просто спасением. В магазинах города Кирова, в годы войны, было, что называется, шаром покати. Никаких промышленных товаров для населения не выпускалось. Поэтому нарком торговли и настойчиво призывал к выпуску товаров из местного сырья. В таких условиях выпуск любых товаров нужных населению и производителям продукции становился рентабельным.

Чиновничий аппарат был беспомощен и неграмотен, однако хорошо обучен интригам, поэтому, боясь конкуренции, всячески мешал начинаниям энтузиастов. В чем он преуспел, так это в обтекаемых отписках, что хорошо видно по ответу заместителя председателя облисполкома.

В начале войны прекратили производство многих товаров.

Из справки Уполномоченного Управления промысловой кооперации при СНК РСФСР по Кировской области от 8 июля 1943 года:

«Артель «Кировская игрушка» до войны изготовляла столярно-токарную и музыкальную игрушку и разные художественные изделия (вазы, пеналы, шкатулки, полочки, кронштейны, подставки для цветов и другие изделия. Артель имела механизированные мастерские с количеством членов в 1941 году до 200 человек. Она являлась главной организацией, снабжавшей город Киров и Кировскую область игрушкой и художественными изделиями».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.784, л.242).

Но жизнь ведь продолжалась и людям были нужны многие товары.

Из распоряжения Кировского облисполкома от 2 августа 1943 года:

«1. Восстановить производство гнутых стульев в Санчурской артели «Комбинат».

  2. Немедленно организовать заготовку деталей стула с использованием отходов обозного производства.

  3. Выработать до конца 1943 года 500 гнутых стульев.

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.784, л.280).

Из письма Кировской областной базы «Оптпромторг» от 30 января 1942 года:

«В III квартале 1941 года в городе Кирове было прекращено производство гармоний, как по линии промкооперации, так и по линии местной промышленности. Производство города Кирова не только покрывало местную потребность, но и создавало запасы для отправки в другие регионы страны».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.672, л.44).

С началом войны производство гармоний прекратили, хотя без них в армии, например, невозможно было обойтись, тем более, что в Кирове формировали немало военных частей.

Предприятия местной промышленности в районах находились в запущенном состоянии.

Из письма Центросоюза (Москва) в Кировский облисполком от 10 августа 1943 года:

«По сообщению Кировского облпотребсоюза, в ряде районов Кировской области, вследствие запущенности мельничного хозяйства Облпищепрома, потребительская кооперация испытывает большие затруднения с размолом зерна, получаемого ею из глубинных пунктов Заготзерна для снабжения населения хлебом.

Организации потребительской кооперации вынуждены возить зерно для размола на расстояние десятков километров.

Многие колхозные мельницы не обеспечивают размола всего количества зерна. Мельницы не имеют элементарного оборудования, и зерно от размола получается очень низкого качества».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.769, л.224).

А, между тем, вот статистические данные за 1919 год только по Яранскому уезду Вятской губернии:

«Число мельниц в волостях Яранского уезда:

—          вододействующих – 157;

—          ветряных —               1432;

—          паровых —                     14;

—          конно-обдирочных —     7;

—          всего —                        1610.

 (ГАКО, ф. Р-797, оп.1а, д.7, л.95).

А после начался развал всего хозяйства сельской кооперации, и «управлять» всем стали малограмотные чиновники.

Вот к чему это приводило еще до войны.

Из заявления члена секции научных работников, доцента-кустароведа Михаила Николаевича Шатрова (Киров, ул. Карла Маркса, 95) в адрес председателя Кировского облисполкома от сентября 1941 года:

«В феврале 1939 года, на третьей областной конференции ВКП (б) Вами было уделено большое внимание развитию в нашей области местной промышленности и промкооперации на базе использования местных ресурсов. Вы говорили:

«Наша область богата грибами, ягодами и другими полезными дикорастущими растениями. Однако, сушеные грибы мы завозим из других областей. Сбор полезных дикорастущих растений и переработку их надо организовать на месте».

Эта Ваша мысль была тут же подхвачена НИИ краеведения, и мне было поручено написать для печати популярную брошюру «Руководство по сбору и заготовке грибов». Задание я исполнил своевременно. Рукопись и иллюстрации к ней были тщательно просмотрены специалистами секции научных работников, труд был одобрен к печати ОГИЗУ, но рукопись находится в ОГИЗЕ без движения.

Правда, после упорного молчания, 5 сентября 1941 года ОГИЗ сообщил, что моя рукопись в связи с войной издана быть не может. Между тем, на другой день, 6 сентября 1941года в передовой статье «Кировской правды» было написано: «Сырьевые ресурсы области надо использовать полностью. Всяческого поощрения должно заслуживать любое ценное предложение и мероприятие, которое направлено на увеличение производства товаров и продовольствия из местного сырья».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.672, л.328-329).

Разрыв между словами и делами все время увеличивался.

Хорошо еще, что во время войны в нашей области появились организации, проявлявшие инициативу.

Из письма начальника УВС (управления военного строительства) №50 от 24 апреля 1943 года в адрес Кировского облисполкома:

«В настоящее время УВС №50 организует производство стеновых блоков и заменителей цемента (ВАП).

Ввиду этого прошу откомандировать в распоряжение УВС №50 инженера Казенина, являющегося одним из энтузиастов использования ВАП в строительстве и наиболее осведомленным специалистом по данному вопросу».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.769, л.103).

Из письма управляющего Кировской областной конторой Госбанка в Кировский облисполком от 18 апреля 1942 года:

«Наше Уржумское отделение неоднократно ставило вопрос перед Андреевским спиртзаводом о недопустимости спуска в реку неиспользуемых остатков бродильных отходов (барды) и о целесообразности организации при последнем на базе этих отходов откормочного хозяйства. Количество барды достаточно для откорма 200-250 голов скота».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.672, л.293).

В области был огромный дефицит продовольственной продукции, а возможности не использовались. Не используются они и сегодня. Как мне сказали, многие заводы до сих пор сбрасывают барду в реки. А, между тем, на Западе ее сушат по специальной технологии и используют как кормовую добавку для скота.

Вот еще характерный пример.

Из письма директора завода №266 И.А. Дикарева в адрес председателя Кировского городского комитета обороны В.В. Лукьянова от 2 марта 1942 года:

«Для выполнения плана по капитальному строительству объектов в 1942 году заводу №266 требуется кирпич в количестве 4,5 миллионов штук. Указанное количество можно получить с кирпичного завода №1 города Кирова. Однако, этот завод прекратил работу ввиду необходимости проведения капитального ремонта механизмов. Исходя из этого, просим передать завод в длительную аренду заводу №266».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.672, л.123).

Специалисты завода быстро отремонтировали механизмы, и завод в 1942 году построил огромный производственный корпус, что позволило постоянно увеличивать выпуск продукции необходимой для производства самолетов.

Было много предложений по использованию дикорастущих полезных растений. Вот одно из них.

Из письма профессора Горьковского университета, доктора биологических наук Н.П. Красницкого в Кировский облисполком от января 1943 года:

«В можжевеловой ягоде содержится 20-30% сахара (главным образом, фруктозы), считая на сырой вес. По сахаристости можжевеловая ягода не уступает винограду, значительно (в 2-3 раза) превосходя другие ягоды и плоды. В можжевеловой ягоде имеется эфирное масло со своеобразным бальзамическим запахом. В семенах его находится горькое вещество – юниперан.

Из полученных нами экстрактов приготовлены различные напитки (советский джин, можжевеловое вино, бражка, газированная вода). И различные кондитерские изделия (пряники, коврижки, желе, кисели).

Сбор ягод очень легкий. В местностях, где много можжевельника, один человек в день может собрать до 20 кг ягоды».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.774, л.124-132).

Таких примеров можно привести немало. Но, главное, не в этом.

«Экономическая эксплуатация – феномен, хорошо известный на Западе. Но там нет такого общества, где людей «эксплуатировали» бы более жестко, систематически и откровенно, чем советских рабочих. Рабочие на самом деле получают лишь такой минимум пищи, крова, одежды, развлечений и образования, чтобы они могли производить максимальное количество товаров и услуг, предусмотренных государственным планом. Остальное присваивается в качестве прибавочной стоимости намного проще и аккуратнее, чем на Западе, где нет планирования.

Именно в Советском Союзе официальные постановления, лозунги, идеалы меньше всего соответствовали реальности. Именно здесь поддерживаемые властью интеллектуалы – это своего рода лакеи правящей элиты (некоторые из них пассивны и инертны, другие полны циничного удовлетворения и гордости за свою изобретательность). Именно в Советском Союзе куда явственнее, чем на Западе идеология, литература и искусство служат дымовой завесой, скрывающей жестокости, посредством ухода от реальности, в которой творятся преступления, или «опиумом для народа».

Среди жрецов диалектического материализма не могло появиться влиятельных фигур, поскольку теоретические проблемы обсуждать не дозволили. В Академии наук и других институтах занимались тем, что цитировали Маркса в поддержку деяний Сталина.

Там, где нет официальной церкви или коллегии авгуров с их привилегиями и тайнами, существует относительно защищенная территория, где процветают и ортодоксальная вера, и ереси.

Сталин взялся за подавление идей как таковых, за что, надо сказать, пришлось дорого заплатить. Речь идет не только о системе образования советских граждан, не только о «чистой науке и фундаментальных исследованиях. Даже прикладные науки были задавлены недостатком свободы. Их наводнили авантюристы, шарлатаны и профессиональные осведомители. Создание такой системы – поразительное достижение Сталина, значение которого не следует преуменьшать. Ему удалось выхолостить русское общество, некогда одно из самых талантливых и продуктивных.

Ошибка обошлась, как оказалось куда дороже. Россию ввергли в неслыханный ужас индустриализации.

Установление большевистской системы в экономически отсталой стране – уникальный и чудовищный памятник власти небольшой группы энтузиастов и их неограниченного презрения к историческому опыту, памятник кровавого истолкования Единства Теории и Практики.

Берлин Исайя История свободы. Россия. М.: Новое литературное обозрение, 2014, с.358-363.

Сегодня после прихода новых владельцев предприятий, которые коррумпированы с чиновниками всех уровней, создалась еще более тяжелая ситуация. Создались условия для беспредела и воровства бюджетных средств в условиях полного отсутствия открытой отчетности по расходам. Современные альхены беззастенчиво пилят бюджет и трансферы и постоянно увеличивают бюджетные расходы. Угрожающе увеличивается показатель превышения расходов над доходами. Такое превышение сегодня составляет по Кировской области около 98%. То есть область уже банкрот. Смотрите, например:

 http://kprf.msk.ru/?p=5722

А наш губернатор, Никита Юрьевич Белых, рассказывает сказки на сайте 7х7.   

 

 

Александр Рашковский, краевед, 4 апреля 2014 года.

 

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 684 раз(а)

Добавить комментарий