Загадочность характера еврейки

Загадочность характера еврейки

 

С юных лет помню такие строки из «Гаврилиады» А.С. Пушкина:

«Воистину еврейки молодой
Мне дорого душевное спасенье.
Приди ко мне, прелестный ангел мой,
И мирное прими благословенье.
Спасти хочу земную красоту!
Любезных уст улыбкою довольной,
Царю небес и господу-Христу
Пою стихи на лире богомольной.
Смиренных струн, быть может, наконец
Ее пленят церковные напевы,
И дух святой сойдет на сердце девы;
Властитель он и мыслей и сердец».

Около месяца тому назад, просматривая журналы «Северный архив» за 1826 год обнаружил такой интересный отрывок в статье «Из офицерских записок» (Броды):

«В заключение нашей прогулки, мы нарочно заходили в дом красавицы-вдовы, богатейшей жидовки, которая, имея не более 24 лет и столько же миллионов злотых, одна, без мужчины, управляет своими обширными делами.

Муж ее обогатился казенными подрядами. Она продолжает тем же заниматься, и, не выходя из комнаты, рассылает своих комиссионеров на курьерских с сотнями тысяч злотых, а к концу года кладет в сундуки до миллиона.

Между тем, не пренебрегает и мелочным торгом в своей горнице, где в ящиках за стеклами разложены бриллианты, жемчуга, яхонты и изумруды необделанные, продает дешевые корольки, мастиковые бусы, отпускает чай, сахар и кофе по фунтам.

Прекрасный рост, прекраснейшие черные глаза и волосы, черты лица правильные, подлинно картинные, эмалевые зубы, белизна и свежесть необыкновенные.

При таком необыкновенном богатстве, могли бы и не столь совершенной красавице, какой была прелестная вдова, придать много приятностей.

Мы взглянули на нее с удивление, переменялись между собой взорами, и, как бы согласившись, вместо покупки, начали с ней посторонний разговор. Она нисколько не смешалась, и, как женщина, нисколько не рассердилась. Напротив, приняла наши похвалы, как должное красоте своей с таким видом, с таким видом, который показывал, что она к тому привыкла.

Догадавшись с каким намерением вошли мы к ней в лавку, она хлопнула два раза в ладоши, и молодая служанка, чисто одетая, вскоре подала нам на серебряном подносе в дорогих фарфоровых чашках настоящий левантийский кофе, потом отличный ликер и разные сладкие закуски.

На вопросы наши отвечала она не задумываясь, смело, и не без кокетства. Сколько мы ни возбуждали в ней самолюбие, столь раздражительное в прекрасном поле, сколько не старались тронуть в ней чувствительность, лицо ее, свежее и румяное как роза, без пособия искусства, не изменялось ни малейшим движением страсти. Сердце пребывало холодным и твердым, как мрамор.

В заключение, выходя от нее, мы могли сказать, что Иудеи все одни на другого похожи, и страсть у них одна: золото!

Везде люди более или менее склонны к корыстолюбию. Но в жидах страсть сия вмещает в себе все другие».

Броневский «Из офицерских записок» — «Северный архив», 1826, №6, с.134-135.

Думаю, что офицеры ошибались, а загадочность характера еврейских женщин еще долго будет служить сюжетом для новых произведений поэзии и прозы в мировой литературе.

Хочу только обратить внимание, что термины «жид» и «жидовка» не носили в первой половине XIX века того оскорбительного значения, которое им придается сегодня. Достаточно вспомнить, что французский композитор Галеви написал оперу «Жидовка», которая ставилась в России под названием «Дочь кардинала».

 

Александр Рашковский, краевед, 26 марта 2014 года.

Share
Статья просматривалась 3 390 раз(а)

Добавить комментарий