Имена. Выпуск 3 , часть первая

Алеша и Вася

Как то так сложилось, что мое отношение к цыганам и , как следствие, к цыганской музыке, было не очень позитивным. Все началось с того, что в где то в середине семидесятых моя любимая и единственная теща Пивоварова Екатерина Васильевна (царство небесное) ушла на пенсию . А служила она верой и правдой в городском финансовом отделе Новочеркасского горисполкома заместителем. Поскольку с детства ко всякому физическому труду матушка жены была приучена, то она сходу перешла на дачный образ жизни: выращивала цветы, фрукты, овощи, зелень и обеспечивала этим добром нашу семью, да еще и продавала цветы прямо на центральной улице Московской, недалеко от дома, где жила и в котором устроила свадьбу своей единственной дочери. Однажды , в дверь этого дома постучали. Экс — завгорфинотделом гостеприимно  открыла дверь — на пороге стояли трое цыганок, одна из них держала на руках грудного младенца. Цыганки попросили пустить в дом, чтобы перепеленать малыша. А дальше — у хозяйки дома, все проходило, как во сне: цыганки разместили ребенка прямо на пороге прихожей, причем Екатерина Васильевна оказалась в коридоре, а они — в квартире, отделившись от нее лежащим, плачущим ребенком. Короче, квартира была полностью обворована, в том числе и были украдены деньги, которые пенсионерка собрала за несколько месяцев тяжкого дачного труда. Надо ли говорить, как она переживала произошедшее. Помню — почернела, почти не разговаривала, долго отходила от «визита гостей». Второй, подобный случай произошел несколько позже. Там же, в Новочеркасске после приезда из длительной командировки в Армению,  я открыл многопрофильную коммерческую фирму и довольно успешно занимался строительством. В фирме трудился на организационной и кадровой работе майор КГБ в отставке Владимир Иванович, фамилию не помню. Однажды мы поехали с ним по делам в ростовский аэропорт. Я припарковал машину и пришел на место, где меня должен был дожидаться подчиненный. К своему изумлению я увидел его, бледного, как мел, окруженного буквально толпой цыганок, которые молчаливо выворачивали его,  что называется, «на изнанку»(и это все на глазах сотен пассажиров, встречающих-провожающих и милиционеров).   Изо всех сил я вырвал Владимира Ивановича из цепких рук напавших и вот что он поведал, отдышавшись. » Одна цыганка предложила погадать, я согласился, она вынула какое то зеркало, сняла волосок у меня с головы и остальное я не помню. Видел только, что их набежал целый десяток, и они полезли по моих карманам.» Исчезли деньги и документы Владимира Ивановича, цыганки тоже куда то подевались…Скажите, пожалуйста, уважаемые читатели как я мог относиться после всего этого к цыганам?. Но одного цыгана , я как любитель музыки, все таки очень уважал. Это был и остается Алеша Димитриевич. Может быть, причиной тому был его потрясающий и неповторимый голос, необычайно свежая, своеобразная и современная  манера пения. Особенно трогательны короткие  вставочки типа «что ты?» , «хоп-хоп», «расскажи мне, Алеша», » говори -разговаривай, Россия», всего не перечислишь. И поэтому песни Алеши исполнялись каждый раз по новому, с новыми нюансами.  И это совсем не то, что пытается «делать под Алешу» Гарик Сукачев… Журналист «МК» Марина Райкина писала в 2006 году в интервью с женой Алеши: »  Этот цыган не был похож на цыгана в своем пении. Голос зазнобисто не дрожал, не выводил рулады и не рвал страсть в клочья. Да и репертуарчик у него был еще тот — уличные, хулиганские песни, одесский блатняк, который цыгане просто не брали. Но больше всего поражала его манера — он как будто добавлял в песни свинга, от чего они были ритмичнее и блатняк звучал культурно. А тембр его голоса такой мужской, глубокий, но с хрипотцой».

Итак,  Алёша Димитриевич  (настоящее полное имя Алексей Иванович Димитриевич -23 марта 1913, Россия — 21 января 1986, Париж) — известный цыганский артист и музыкант. Он родился в Санкт Петербурге  в семье цыган-музыкантов. Отец создал цыганский ансамбль из певцов и танцоров и организовал турне по всей России. У Алеши было три старших брата Иван, Николай и Дмитрий и две сестры — Валя и Маруся. Каждому из детей в ансамбле предназначалась своя роль певца, танцора или музыканта, Алеша должен был стать танцором и гитаристом. В начале Гражданской войны, в 1919 году Димитриевичи выехали во Владивосток а оттуда в Харбин — в Китай, с этого момента началась их эмиграция. Димитриевичи выступали в Японии, на Филиппинах, в Индии, в Греции, в Марокко, Испании. В 1929 году они переехали во Францию — сначала в Марсель, потом в Париж. Старший Димитриевич открыл здесь русский ресторан — кабаре «Золотая рыбка». В те годы Алеша много выступал. Он был незаурядным танцором и акробатом, его не раз приглашали выступать в цирковые труппы, коронным номером Алеши было двойное сальто. В русском Париже Алеша приобщился и к русской культуре. Впрочем, он и так никогда не забывал, что он Петербуржец. В 1940 году новая эмиграция. Теперь путь его лежит в Южную Америку. Ансамбль Димитриевичей выступает на подмостках театров Бразилии, Аргентины, Боливии и Парагвая, Спустя пять лет Алеша отделяется от семьи, он меняет профессии, много путешествует, танцует в знаменитом кабаре «Табарис» в Буэнос-Айресе. В 1960 году умер его отец, сестра Маруся, и вскоре, брат Иван. В эти дни из Парижа пришла весть от сестры Вали, она страдала от одиночества и звала Алешу к себе. Он приехал в Париж в 1961 году и вскоре начал петь. Ему было около пятидесяти. Редкий случай — рождение певца в таком возрасте. Но Алеша объяснял это просто. «Пение — это дар «. Дар, который в нем проснулся поздно, но развивался стремительно и ярко. В 1962 году с помощью известного писателя Кесселя появилась пластинка «Последние голоса цыган». На ней записалась Валя Димитриевич и Володя Поляков. Алеша им аккомпанировал на гитаре. Следующая пластинка вышла в 1968 году. На ней Алеша Димитриевич поет со своим другом Юлом Бриннером — известным голливудским актером . Третья пластинка вышла через два года: пластинка Вали и Алеши Димитриевичей. А в 1975 году по инициативе художника Михаила Шемякина была выпущена его «персональная» пластинка — на ней Алеша поет один. За эти годы Алеша стал широко известен во Франции. Его песенный репертуар с каждым годом расширялся. Это были и романсы на стихи Апухтина и Есенина, и шлягеры двадцатых годов, и песни об эмигрантской судьбе. Он исполнял романсы русских поэтов используя цыганскую гармонию, что давало необычайный эффект. Он пел в русских ресторанах «Царевич» и «Распутин», но подлинного Алешу можно было увидеть только на частных вечерах. Он преображался. Он был чудесен. Недаром у него было столько верных друзей, среди них были и знаменитости (такие, как Юл Бриннер, Омар Шариф, Марина Влади и тот же Иосиф Кессель) и молодые парижские музыканты, с которыми Алеша Димитриевич любил вместе играть, а также художники из «Третьей волны». В 1984 году Алеша совершил турне по Соединенным Штатам Америки, Он выступал в 12-ти городах, в основном перед русской публикой. Успех был полным. Были трогательные встречи с друзьями из первой эмиграции, которые помнили Алешу — танцора по Парижу и впервые слушали Димитриевича — певца …» Я беседовал об этих гастролях с продюсером Леонардом Левом, в то время, когда он руководил бруклинским театром «Миллениум»(сейчас новый хозяин театра сменил его название на менее звучное и довольно странное. Театр , в котом блистали Рэй Чарльз, Энгельберт Хампердинк, Глория Геймер, Владимир Спиваков и др. теперь называется «Мастер  театр».). Он лично знал Алешу и говорил о нем только добрые слова, показывая фотографии и восторженные статьи о выступлениях певца в Америке.

В 1985 году у Алеши начались большие проблемы со здоровьем.   Вероятно, он предчувствовал свою близкую смерть. За полгода до своей смерти, спев романс «Пора собирать чемоданчик», он всерьез повторил эти слова, а последний раз выступая в «Распутине» он пел Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Он скончался 21 января 1986 года. Отпевание состоялось в Свято-Александре Невском соборе, а погребенье — на кладбище Сент-Женевьев де Буа. На прощанье Алешины друзья — парижские музыканты — играли на кладбище его песни. В эти дни во многих русских домах в Париже звучал в динамиках голос Димитриевича, не умирающий голос Алеши.  Дискография Алеши более, чем скромная — всего с  натяжкой 9 дисков (правда, пластинки в нее входящие, давно стали редкостью: у меня, например, всего одна виниловая- 6 и одна CD -7 ):

1.1937. (пластинка Димитриевичей, которую практически невозможно купить)

2.1964. Валя Димитриевич и Володя Поляков: «Последние голоса цыган» (при участии Алёши Димитриевича)

3. то же, что и «Valia Dimitrievitch — Volodia Poliakof: Les derniers voix Tziganes» (Enregistrement supervise par Joseph Kessel)

4. 1967. Юл Бриннер и Алёша Димитриевич: «We are the Gypsies»

5.то же, что и Yul Brynner: «The gypsy and I» (Vangard 9256 79256)

6.то же, что и Yul Brynner: «Le Tzigane et moi» avec Aliocha Dimitrievitch, LP : 80386 Vangard VSD 79256

7.Валя и Алёша Димитриевичи «Valya & Aliocha Dimitrievitch» (12 песен, каждый исполняет половину)

8.1976. Сольный альбом Алёши Димитриевича по инициативе Шемякина

9.1996. Эмигрантское танго (2CD, два концерта)л

то же, что и Alesha Dimitrievich «Emigrate Tango»

Уж не знаю, смогу ли я собрать еще 7 пластинок, но очень хочется, может быть , еще и  потому, что мое отношение к цыганам начало меняться к лучшему. Дело в том, что совсем недавно я познакомился с молодым цыганом — американцем Василием Янковичем, профессиональным певцом — тенором, предварительно  прослушав  его новый  CD диск «Русские романсы и песни». Но об этом — во второй части выпуска.

Анатолий Ясеник

 

Share
Статья просматривалась 540 раз(а)

Добавить комментарий