(с) ЕВГЕНИЯ БИЛЬЧЕНКО


БЖ. Исповедь Розы

Я – Роза. Супруг мой Ганс – чистокровный арий,
А брат мой – хасид по имени Мордехай.
Брат страшно боится гриппа и слова: «Хайль!», −
Которое Ганс, бывало, толкал в ударе,
А я заминала шутками тот удар
За общим столом,
Накрытом к священной Пасхе:
Ведь Ганс мой – добряк!
Всем сердцем, душой и пахом!
И в нём, несомненно, − тоже Господний дар.

Мой ребе, мы с Гансом верили в добрых фей,
Но сучья война сказалась на каждой твари.
Вчера… Я шепнула Гансу о Бабьем Яре…
А Ганс мне ответил:
«Милая, это – фейк».
Не греет меня с тех пор и горячий чай,
Стал горше лекарства сладкий немецкий штрудель…
Мой Ганс, как ребёнок, спит у меня под грудью, −
И я охраняю хрупкость его плеча.

Но только, учитель, больше мне нет житья.
Я знаю, что грех великий – мечтать погибнуть,
Поэтому я пишу вечерами гимны,
Как письма, вложив их в горлышко соловья.
Хасидские гимны – это особый род
Божественной скорби милого Ханаана…
Я знаю, что Ганс избавится от тумана,
Что это пройдёт…
А что если не пройдёт?

А что если…

Нет, мне боязно − так сказать!
Пойду-ка я лучше в луке зажарю куру.

А вдруг…
К Мордехаю явится Гансов фюрер,
А муж мой, слегка зевнув, отведёт глаза?

4 марта 2014 г.

Share
Статья просматривалась 501 раз(а)

Добавить комментарий