Ответ Александра Воронеля на статью Шохиной

Письмо в редакцию «НГ»

Если уж быть объективным, то надо выслушать и другую сторону, а не только В.Шохину. В «НГ» был опубликован ответ Александра Воронеля. Вот он:
http://www.ng.ru/ng_exlibris/2003-02-06/3_mail.html


 

 

Дорогая редакция! Надеясь, что Ваша газета действительно НЕЗАВИСИМАЯ, я прошу опубликовать это мое письмо по поводу Вашей публикации 19 декабря 2002 г. под весьма ответственным заголовком «Хорошо врут только честные люди». Заголовок этот, как и весь текст статьи, призван бросить тень на воспоминания моей жены Нины Воронель (а заодно и на меня) о процессе Синявского и Даниэля в 1966 г. При ближайшем рассмотрении выясняется, что автор публикации, Виктория Шохина, не знает, что сказать по существу дела и просто злословит: «Если верить воспоминаниям, Синявский и Даниэль доверчиво читали Нине Воронель и ее мужу свои сочинения… Но верить не стоит…» Откуда Виктория Шохина может знать, стоит нам верить или нет? «Воронели знают, что их комната прослушивается КГБ… и допускают, чтобы гости, не подозревая о прослушке, обсуждали…» Откуда она взяла, что наши гости не подозревали о прослушке? Могли ли у нас в 60-х годах быть такие гости? Особенность процесса Синявского-Даниэля как раз и состояла в том, что это был первый открытый (насколько Советская власть это позволила) процесс по обвинению в антисоветской деятельности. Эта открытость также дала шанс и советским гражданам впервые высказать свое несогласие. Именно этот процесс впервые легализовал некоторые формы открытого сопротивления действиям властей. Покойный Анатолий Якобсон, проф. Эмиль Любошиц и я написали заявления в Верхсуд РСФСР с требованием допустить нас в качестве свидетелей защиты. Хотя нас и не допустили, эти заявления сами по себе были формой сопротивления. Игорь Голомшток публично в суде отказался давать показания. Пошли открытые письма протеста. Поэтому и «обсуждение предстоящего дня сражений», равно как и «рассказ о процессе», мы сознательно позволяли себе открыто, поэтому Нина иронически и назвала эти собрания «штабом организованного сопротивления интеллигенции». И вот вывод проницательной журналистки: «Если все, что написано, правда, то Воронели были провокаторами. Или это неправда». От обвинения в клевете, конечно, Вик. Шохина таким образом себя освободила, но зловещая тень брошена: кто там у кого галоши украл…

Никакой «руководящей роли», конечно, в подготовке стенограммы Процесса Нина себе не приписывала. Просто тот факт, что стенограмма была сделана Ларисой Богораз, а расшифрована собственной рукой Нины (эта роль техническая), не устраивает длинный список лиц (приведенный В.Шохиной в статье), которые впоследствии с этим историческим документом (в разных ролях) имели дело и теперь не прочь приписать себе руководящую роль. Но с этим ничего не поделаешь…

Столь же бессмысленны придирки В.Шохиной к моему свидетельству: «На допросе следователь сказал этому человеку (мне), что Синявский и Даниэль «уже сами признались», из чего следовало, что Даниэль тоже арестован… И куда в таком случае поехал Воронель?»

Если бы бывшие советские люди верили каждый раз, когда следователь говорил им, что подсудимый раскололся, Советская власть существовала бы вечно. И Юлик, кстати, тогда еще не был арестован. Но в сопровождении вежливых людей из КГБ согласился вместе с женой полететь из Новосибирска в Москву «для выяснения некоторых обстоятельств». Мы были настолько близкие друзья, что у меня был ключ от их квартиры, и я собирался либо оставить ему записку, либо застать его еще до ареста. Я, конечно, не сомневался, что он ни в чем не признался, потому что так он мне обещал до ареста. Но ключ не вошел в замочную скважину. Мой шаг был, по-видимому, предусмотрен…

«Читаем дальше: …Лариса… побежала звонить. Ей сказали, что Юлик задерживается, но в пять обязательно будет. Потом она позвонила в пять, и ответили: «…сейчас, сейчас…» И снова вопрос: Лариса что, звонила на Лубянку?..» — Да, а что? Это невозможно? Во всяком случае, она звонила по тому телефону, который ей оставили вежливые люди, сопровождавшие их из Новосибирска.

У меня теперь есть основания думать, что, если бы Юлик поступил так, как мне рассказывал следователь, т.е. во всем бы признался и раскаялся, возможно, обвиняемым на Процессе был бы один Андрей. Ведь совместное это «преступление» совершили не двое — Синявский и Даниэль, а трое — Синявский, Даниэль и Ремезов (под псевдонимом «Иванов» — по правде сказать, только его произведение и было по-настоящему антисоветским). Ремезов немедленно во всем признался и раскаялся, и не только никак не пострадал, но и не стал известен ни в широких, ни в узких, диссидентских кругах. Но Юлик, наверное, уперся, а потом уж КГБ было трудно закрыть дело, которое начато. И у них были свои ограничения…

В общем, меньше всего я расположен полемизировать с Шохиной. Журналистка, которая, не зная обстоятельств дела, может позволить себе набор слов: «глупость», «пошлость» и, наконец, «подлость», не заслуживает ответа. А дуэли в наше время не приняты. Но мне не хотелось бы, чтоб молодой читатель, который так же не осведомлен, как и она, остался сбитым с толку в этом судьбоносном для России деле.

В конце концов можно прочитать обо всей этой истории в подробностях в журнале «22», в журнале «Континент», а теперь вот и в журнале «Вопросы литературы» номер 5, которому В.Шохина так любезно сделала рекламу.

Спасибо за внимание,
Ваш Александр Воронель

 

Share
Статья просматривалась 921 раз(а)

5 comments for “Ответ Александра Воронеля на статью Шохиной

  1. Александр Биргер
    19 февраля 2014 at 19:34

    Зоя Мастер
    Нина Воронель: ещё раз о правде
    «…Похоже, что сегодня пишется новая история России, в которой, как в игре «музыкальные стулья», меняются местами герои, предатели и жертвы.
    К моему изумлению, сегодня – в 2013 году — бывший ведущий советский критик Бенедикт Сарнов посвятил этой устаревшей теме много страниц, хотя во время процесса Синявского-Даниэля (1966 г) прямого отношения к подсудимым вовсе не имел. Имел только опосредованное – через нас.
    Зато он хорошо описал опубликованную в журнале «Вопросы литературы»
    главу о Синявском из моей книги «Без прикрас». Он только забыл добавить, что в «Вопросы литературы» отнес ее лично он, при этом попросив меня приложить к ней обильно процитированный им список
    действующих лиц и включить туда вскользь упомянутого мной Хмельницкого. Я понимаю, что он струсил при виде разъяренной Марьи Синявской – а кто бы не струсил?
    Редкая птица не боится нашей парижской Вирджинии Вульф. Разве что мы с Воронелем не побоялись, опубликовали в своем журнале «22» исповедь Сергея Хмельницкого, которую Сарнов называет «пасквиль».
    …Если бы не заказ, зачем бы Сарнову понадобилось ворошить эту рухлядь давно минувших дней, о которой он имеет весьма смутное и однобокое представление?»

    • Хоботов
      20 февраля 2014 at 11:46

      …Если бы не заказ, зачем бы Сарнову понадобилось ворошить эту рухлядь давно минувших дней, о которой он имеет весьма смутное и однобокое представление?”

      Вот именно! А по выступлениям господ Майбурда и О.В. создается впечатление, что это Нина Воронель начала заваруху. И ее поливают грязными словами, хотя она только защищалась от нападок Сарнова. Характер у нее, конечно, не сахар. Но факты на ее стороне. И деятельность Александра Воронеля в СССР была героической. Подло этого не помнить.

      • Soplemennik
        20 февраля 2014 at 12:40

        Хоботову:
        Все, хоть как-то причастные к этим событиям, либо уже скончались, либо глубокие старики.
        По-моему, стоит помнить это и оставить их в покое.
        Правды никто не расскажет и никто не узнает.
        Архивы Вы увидите ещё не скоро.

        • Хоботов
          20 февраля 2014 at 18:18

          Все, хоть как-то причастные к этим событиям, либо уже скончались, либо глубокие старики.По-моему, стоит помнить это и оставить их в покое.

          А по-моему, наоборот: надо узнать о подробностях дела в их изложении как можно больше. Это все бесценные детали, которые могут оказаться и выдумкой, а могут — и правдой. Но это уже решать историкам. А нам надо собирать материал. По крупицам.

          Правды никто не расскажет и никто не узнает.
          Архивы Вы увидите ещё не скоро.

          Это Сталин и Ко. тоже себя так утешали: с Катынью правды никто не расскажет и никто не узнает. Ан нет, правда вышла наружу. Иногда и без архивов многое становится ясным из рассказов современников.

  2. Хоботов
    19 февраля 2014 at 11:43

    Если уж быть объективным, то надо выслушать и другую сторону, а не только В.Шохину. В “НГ” был опубликован ответ Александра Воронеля. Читайте и делайте выводы.

Добавить комментарий