Томас Манн об отношении Ницше к Вагнеру

Тем, кто часто цитирует жестокие слова слова Ницше о Вагнере: «Человек ли вообще Вагнер? Не болезнь ли он скорее? Он делает больным всё, к чему прикасается«, полезно знать, что писал об их отношениях Томас Манн в своем эссе «Философия Ницше в свете нашего опыта«:

Одновременно я вспоминаю, с каким ожесточе­нием нападал Ницше на многое (чтобы не сказать на все), перед чем прежде благоговел: на Вагнера, на музыку вообще, на мораль, на христианство, я чуть было не добавил; на немцев, — и я с несомненностью вижу, что, несмотря на ярый обличительный запал его наскоков, у него никогда не хватало духу выступить всерьез против всех этих, в сущности, очень для него дорогих вещей; и что, понося и оплевывая их, он на свой лад выражал этим бесконечное преклонение перед ними. Чего только не наговорил он в свое время о Вагнере! Но вот мы открываем «Ессе homo» и читаем о священной минуте, когда в Венеции скон­чался Рихард Вагнер. Как же так, спрашиваете вы себя, откуда эти слезы в голосе, как может быть «священной» минута кончины того самого Вагнера, которого Ницше тысячу раз изображал мерзопакост­ным шутом и развращенным развратителем?

Можно было бы сказать, что отношение Ницше к излюбленным объектам его критики всегда было отношением пристрастия, которое, не имея само по себе определенной позитивной или негативной окра­ски, постоянно переходило от одной полярности к другой. Совсем незадолго до своей духовной смерти он посвящает вагнеровскому «Тристану» вдохновен­но-восторженную страницу. А между тем еще в пору своего, казалось бы, беззаветного служения Вагнеру, задолго до того, как он отдал на суд широкой пуб­лики свою книгу о вагнеровских торжествах «Рихард Вагнер в Байрейте», он в Базеле как-то высказывает в разговоре с близкими друзьями несколько глубоко проницательных и вместе с тем столь резких замечаний [357] о «Лоэнгрине», что они кажутся предвосхище­нием «Дела Вагнера», написанного Ницше пятна­дцать лет спустя. В отношении Ницше к Вагнеру не было никакого перелома, как бы нас ни старались в этом убедить. Публике нравится думать, что в жиз­ни и творчестве великих людей обязательно должен быть переломный момент. Был обнаружен перелом­ный момент у. Толстого, чья духовная эволюция в действительности поражает своей железной законо­мерностью, психологической предрешенностью фактов позднейших фактами изначальными. Был обнаружен переломный момент и в творчестве самого Вагнера, которое развивалось с неменьшей последователь­ностью и логикой. 

Share
Статья просматривалась 834 раз(а)

1 comment for “Томас Манн об отношении Ницше к Вагнеру

  1. Хоботов
    28 января 2014 at 7:34

    В отношении Ницше к Вагнеру не было никакого перелома, как бы нас ни старались в этом убедить. Публике нравится думать, что в жиз­ни и творчестве великих людей обязательно должен быть переломный момент. Был обнаружен перелом­ный момент у. Толстого, чья духовная эволюция в действительности поражает своей железной законо­мерностью, психологической предрешенностью фактов позднейших фактами изначальными. Был обнаружен переломный момент и в творчестве самого Вагнера, которое развивалось с неменьшей последователь­ностью и логикой.

    Оригинальная мысль! И, подумав, соглашусь.

Добавить комментарий