Что мог бы сказать премьер-министр сам себе в преддверии Нового года?

Что мог бы сказать премьер-министр сам себе в преддверии Нового года?
http://www.timesofisrael.com/entering-2014-inside-netanyahus-head/
Дэвид Горовиц
Перевод с английского Игоря Файвушовича

Prime Minister Benjamin Netanyahu at a meeting of the Likud-Beytenu faction in the Knesset on December 9, 2013. (Photo credit: Hadas Parush/FLASH90)

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу на заседании фракции Ликуд-Бейтейну в Кнессете 9 декабря 2013 года. (Фото: Хадас Parush/FLASH90)

До замораживания слишком далеко

О, они все такие умные, не так ли? Они думают, что могли бы сделать эту работу лучше меня? Ой, ради Б-га, не надо! Они же приходятся мне до лодыжек.
Почему вы выпустили заключённых? Почему вы не заморозили строительство поселений? Почему это? Почему то?

Многие из этих воспоминаний, как решето. Я попробовал заморозить один раз, не так ли? С ноября 2009 г. по сентябрь 2010 года. Ничего хорошего из этого не вышло. Аббас даже не разговаривал со мной в первые девять из тех десяти месяцев, а затем появился таким образом, что мог лишь уйти.

Но вот вам и прецедент: Очевидно, я готов приостановить строительство поселений. Только на этот раз, Аббас не сел бы за стол переговоров вообще с такого рода замораживанием. Он хотел приостановку строительства везде, в том числе в Восточном Иерусалиме. Ну, извините, ребята, но это замораживание заходит слишком далеко. Я не буду замораживать строительство в нашей столице, не только для Аббаса, а даже для Керри.

US Secretary of State Hillary Clinton, left, meets with Prime Minister Benjamin Netanyahu, center, and PA President Mahmoud Abbas in Jerusalem, September 15, 2010 (photo credit: Kobi Gideon/Flash90)

Госсекретарь США Хиллари Клинтон, слева, на встрече с премьер-министром Биньямином Нетаниянгу, в центре, и президентом ПА Махмудом Аббасом в Иерусалиме, 15 сентября 2010 г. (Фото: Коби Гидон/Flash90)

Итак, мне осталось освободить заключённых. Нет, в этой акции я не ощущаю никакого комфорта. Да, это говорят вам все, что нужно знать наших «партнёров», что это то, чего они хотят: «Верните наших любимых убийц домой. Но я не мог позволить Израилю быть игроком, мешающим мирным переговорам.

Политика это – искусство возможного. Невозможное потребует у меня немного большего времени.

Хорошо, они глупы, но почему именно сейчас объявление об урегулировании новых планов строительства поселений воспринимается как своего рода мера наказания?

Мы предаём семьи террористических жертв, подрываем нашу систему правосудия, способствуем большему числу терактов, освобождая убийц, а затем теряем какую-либо выгоду – среди палестинцев, на международном уровне, – объявляя, что мы дополнительно построим сотни домов на территориях?

Да, да, да, я слышал всё это раньше. Ну, во-первых, давайте вспомним, что обе стороны знают, что мы не обещали остановить строительство; так что это ни для кого не удивительно. И Аббас знает, что если он хочет от меня гибкости, то должна быть гибкость и от него. И я не вижу ни одного признака этого. Зачем давать им что-то даром? Это лишь укрепит их непримиримость. Если они не усваивают, что им тоже придётся дать, если они хотят получить, то этот мирный процесс идёт в никуда.

Теперь, поймите меня правильно. Я – серьёзно об этом процессе. Я постараюсь действовать на палестинском фронте – в пределах моих возможностей. Те, что слева, иронизируют, что я погружаю нашу страну в международную изоляцию, справа – говорят, что я становлюсь мягкотелым. Им надо бы попробовать посидеть в этом кресле. Не дай Бог!

Тем не менее, я думаю, что Керри начинает усваивать, что я не просто оправдываюсь. Я не хочу двунационального государства. Я не могу сказать об этом более ясно. Но я не могу иметь повторения Ливана и Газы в Иудее и Самарии – израильского отступления, с террористами, заполняющими этот вакуум. И никакие международные силы не могут там заменить нас самих. Мы не передоверяем нашу безопасность.

Prime Minister Benjamin Netanyahu and US Secretary Of State John Kerry speak to the press in Jerusalem. Sunday, September 15, 2013 (photo credit: Emil Salman/Pool/Flash90)

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу и госсекретарь США Джон Керри беседуют с прессой в Иерусалиме, воскресенье, 15 сентября 2013 г. (Фото: Эмиль Сальман/Pool/Flash90)

Я готов проявить гибкость по поводу границ и обмена территориями. Я готов прекратить строительство в районах, где мы не будем суверенными; если честно, то это ситуация в значительной степени уже существует. Но я настаиваю, чтобы они признали Израиль как еврейское государство. Это то, что, на самом деле, означает «конец конфликта». В противном случае, даже возвращение к чему-то вроде границ 1967 года не будет его окончанием. Они попытаются настроить против нас и бедуинов, и арабов Галилеи и Яффо. Хотя, конечно, они будут делать это в любом случае … И мир будет ими восхищаться.

О, Боже, теперь я слышу, что некоторые из семей погибших впервые узнали из Фейсбука, что убийцы их близких скоро выходят на свободу? Разве я не говорил, чтобы убедить всех, что эта процедура должна быть проведена надлежащим образом? Не сработало, это слово самое подходящее. Но правда заключается и в том, что просто нельзя получить должный персонал.

Проклятие президентской судьбы

Меня можно было бы простить за искушение проклинать причуды недавней президентской судьбы. У Шарона и Ольмерта были восемь лет общения с Джорджем Бушем. И что они сделали? Только подумать, что Буш и я могли бы сделать вместе, и в отношении палестинцев, и в отношении Ирана!

Вместо этого я получаю Клинтона и Обаму … Вздох.
Но такое мышление меня никуда не приведёт. Необходимо движение вперёд.

US president George W. Bush shake hands with Benjamin Netanyahu, head of the opposition, at the Knesset on May 15, 2008. Bush delivered a speech to mark the Jewish state's 60th birthday. (Photo credit: Lior Mizrahi/pool/FLASH90)

 Президент США Джордж Буш пожимает руку Биньямину Нетаниягу, главе оппозиции, в Кнессете 15 мая 2008 г. Буш выступил с речью по случаю 60-летия еврейского государства. (Фото: Лиор Mizrahi/pool/FLASH90)

Я содрогаюсь от той неправильной оценки переговоров с Ираном, которая отображается до сих пор в СМИ. Простите за сарказм, но какое это «большое соглашение P5 +1», достигнутое переговорщиками в Женеве: иранцы получают «право» сохранить обогащение урана; право продолжить R & D (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки – Википедия) на своих центрифугах, так что время их прорыва на получение бомбы становится короче и короче; и сделка совсем не распространяется на работы по созданию оружия, так что они получают возможность совершенствования своих боеголовок, ракетных систем и всех других аспектов, представляющих бомбу. Здорово! Просто изумительно!

У нас так много возможностей получить, с помощью эффективного дипломатического урегулирования этого кризиса, решение, которое останавливает ядерные устремления Ирана. Но это не так. Это – гнусная промежуточная сделка. И, как неудивительно, иранцев, оказывается, трудно отследить на окончательных «технических деталях». Я вижу, что Роухани теперь говорит, что они могут провернуть промежуточную сделку через месяц или два. Он – хитрый чиновник, искушённый в действиях против любителей.

EU High Representative for Foreign Affairs Catherine Ashton, right, and Iranian Foreign Minister Mohammad Javad Zarif, arrive for a photo opportunity prior to the start of three days of closed-door nuclear talks in Geneva, Switzerland, Wednesday, Nov. 20, 2013 (photo credit: AP/Keystone,Salvatore Di Nolfi)

Верховный комиссар ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон, справа, и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, вышли, чтобы сфотографироваться перед началом трёхдневных закрытых ядерных переговоров в Женеве, Швейцария, среда, 20 ноября 2013 г. (Фото: AP / Keystone, Сальваторе Ди Нолфи)

Так что, да, нам, возможно, придётся позаботиться об этом печальном деле самим. Может быть, «мой друг Барак» считает, что США могут жить с Ираном как ядерным пороговым государством. Ну, а мы не можем.
И когда мне говорят, что я бы «бросил вызов всему международному сообществу», если бы ударил по Ирану, то есть немало игроков в этой части мира, которые бы пели мне дифирамбы. Хорошо, пусть поют мне дифирамбы.

Netanyahu and Obama meet at the White House in 2011. (photo credit: Avi Ohayon/Government Press Office/Flash90)

 Биньямин Нетаниягу и Барак Обама встречаются в Белом доме в 2011 г. (Фото: Ави Ohayon / Правительство Пресс Office/Flash90)

Смена союзов

Если говорить о культивировании союзов, то это – работа и альянсы, а также доверие. О, ещё и образование. Союзы, доверие и образование.
Вам нужно образование – вам необходимо читать историю и знать свою историю. Чтобы знать, что ненависть к евреям является неувядаемой, что даже самые гостеприимные хозяева могут превратиться в одно мгновение в хладнокровных ненавистников, и что только еврейский суверенитет предлагает реальную защиту. Возьмите Францию – её евреи сейчас наводняют Израиль, и я приветствую их всех. Когда в стране мусульман в десять раз больше, чем евреев, и некие «комики» патентуют новые версии салютов нацистского стиля и побеждают в широких состязаниях, трудно проигнорировать надписи на стенах.

Nicolas Anelka makes the 'quenelle' gesture on December 28 (screenshot: YouTube)

Николя Анелька делает жест «quenelle» («фрикаделька») 28 декабря 2013 г. (скриншот: YouTube)

Тогда, в этой работе по созданию союзов необходимо доверие, чтобы ставить перед собой правильные цели и видеть их до конца. И для этого вам нужны альянсы – но смена альянсов.

Вы думаете, что я не признаю амбиции Иветта (Либермана – И.Ф.) на пост премьер-министра? Ну, кроме подарка на Новый Год, у меня есть карточка с результатами моего медосмотра, о которых Либерман может только мечтать. Ну, и признать, что партнёрство с партией Исраэль Бейтейну позволило ему благополучно вернуться на свою работу в январе. Я боюсь думать, где я был бы без «Израиль Хайом» (газета «Израиль сегодня» – И.Ф.). Конечно, мы бы получили 50 мест в Кнессете, если бы газеты «Гаарец» и «Едиот Ахронот» не старались неустанно, чтобы отлучить меня от власти…

China's Prime Minister Li Keqiang and Prime Minister Benjamin Netanyahu review an honor guard at the Great Hall of the People in Beijing on May 8, 2013. (Photo credit: Avi Ohayon/GPO/FLASH90)

Почётный караул приветствует премьера-министра Китая Ли Кэцяна и премьер-министра Биньямина Нетаниягу в Большом зале народных собраний в Пекине 8 мая 2013 года. (Фото: Ави Ohayon/GPO/FLASH90)

Где я был? Альянсы, правильно. В нашей стране и за рубежом. Порядок вещей в мире меняется. Мы должны сейчас обратить свой взор на Китай и Центральную и Южную Америки. И мир кибернетики. Я не говорю, что отказаться от Соединённых Штатов, не дай Б-г. Но США способствовали в 2000 году развитию трети мирового ВВП, и довольно скоро он уменьшится вплоть до одной шестой. Это заставляет задуматься…

Некоторые решения в новом году
1. 1.В отношении безопасности придерживаюсь своих простых сентенций: первое, мы должны погасить самые опасные угрозы для Израиля, прежде чем они смогут «дать нам перцу». И второе, нулевая терпимость: мы должны нанести ответный удар, тяжёлый, даже при «малейших» провокациях. Вот, где Арик Шарон был неправ. Там не будет безответных «кап, кап» на ракетные обстрелы или на стрельбу пограничного снайпера по нашему патрулю.
2. 2. Настаивать на взаимности как всегда, со стороны палестинцев: о ни дают, они получат.
3. 3. Помнить о том, что коалиции приходят и уходят, а премьер-министры остаются: если Беннет и Лапид оказываются слишком хлопотными, то всегда есть Дери и Герцог.
4. 4. Не позволять им изматывать меня: честно говоря, есть ли кто-нибудь, кто мог бы сделать эту работу лучше меня? Нет никого, не так ли? Верно. Примечание для себя: не забывать, что всё это действительно на 2014 год.

Prime Minister Benjamin Netanyahu leads the weekly cabinet meeting, November 17, 2013. (Photo credit: Yossi Aloni/POOL/Flash90)

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу ведёт еженедельное заседание кабинета, 17 ноября 2013 года. (Фото: Йосси Aloni/POOL/Flash90)

Дэвид Горовиц является основателем и главным редактором The Times of Israel.

Share
Статья просматривалась 718 раз(а)

Добавить комментарий