…мать учения. Из архивной пыли


Сервер «Заграница»

ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

Хотя на телеэкранах все еще маячит профессионально выполняемая имитация известных телодвижений, призванных продемонстрировать, что низы хотят еще и еще, а верхи могут все больше и больше, очередной акт нынешней порнодрамы идет к концу. Смена руководства, о которой, нелегально захватив власть в этом самом руководстве, сразу же заговорили израильские меньшевики, вышла на финишную прямую.

   …В связи с этим вспомнился эпизод примерно двадцатилетней давности из другой жизни, когда случилось мне ехать ночным поездом из российский глубинки в столицу нашей тогдашней родины. С билетами, как водилось в той стране, было плохо, и не оставалось ничего, как перекантоваться ночью в общем вагоне. Пассажиров набилось множество и достаточно характерных, этаких сынов земли русской, не знавшей сроду асфальта. На каждом полустанке треть, а то и половина их выходила, сменяясь такими же простонародными личностями обоего пола с узлами, мешками, рюкзаками, чемоданами и мощными векторами спиртуозного выхлопа. Захватив с боем место, они тут же вытаскивали очередную водку или бормотуху, и начиналось жаркое обсуждение главной житейской проблемы — когда же наконец, помрет в Кремле захвативший его всего год назад немощный старец… Низы, самые, что ни на есть низы, уже не хотели, но не имелось других способов смены власти в той стране. Старец, за несколько дней до этой моей поездки проголосовавший прилюдно, прителекамерно за нерушимый блок, и с нежностью, неожиданной в дохлом человеке, сказавший: «Хорошо!», был обречен на руководство до гробовой доски…

   Слава Богу, теперь мы живем в худо-бедно, но цивильной стране, маяке демократии на Ближнем Востоке! Хоть и худо… Ой, как худо на душе при мысли о предстоящией на-днях депортации евреев. Хоть и бедно. Относительно бедно, правда — по сравнению с европами и америками. Но ничего, терпимо, в общем. Зато — самое главное, есть у нас механизм смены власти.

   И он был запущен в начале года, когда Властьпредержащие в Израиле заставили законно избранного главу правительства изменить с точностью до наоборот его, в целом одобрявшуюся народом политику, вытереть ноги о решения и устав партии, посадившей его в руководящее кресло, разогнать естественных союзников и слиться под светом юпитеров в любовном экстазе с вытащенной из политических задворок, куда ее отправили избиратели, старой ведьмой Аводой.

   Та, правда, не скрывала ни на минуту своего каракуртского намерения сожрать премьера, как только лишь партнер сей удовлетворит ее садическую похоть, ликвидировав еврейские поселения, как только разорит и выгонит на улицу ненавистное ей племя поселенцев.

   Изгнав из правительства правых, войдя в союз с Аводой и назначив конкретную дату ликвидации поселений, Шарон собственноручно запустил механизм новых выборов. Несколько дней назад дополнительный толчок, сделавший досрочные выборы неотвратимыми, произвел демарш министра финансов Биньямина Нетаньягу, наконец-то покинувшего свой пост из-за несогласия с программой размежевания. «Уж лучше поздно, чем никому!», — как успокаивала себя престарелая девушка, изнасилованная в темном переулке неизвестным забулдыгой…

   Все комментаторы оценили это событие, как первый открытый шаг в борьбе Биби против Шарона за главенство в Ликуде. Высказываются всевозможные предположения: от последующего раскола партии, что на мой взгляд, более вероятно, до мирной рокировки Шарона с Нетаньягу, что представляется мне бойкой фантазией. Не надо забывать, что кресло лидера Ликуда в данной каденции дает право Шарону на кресло премьер-министра, которое защищает его от судебных дел в Гааге и Брюсселе. И он будет биться за сохранение своего противосудебного иммунитета не менее яростно, чем дрался когда-то за переправы через Суэцкий канал.

   Мне же, простому обывателю, ничего не остается, как ждать событий: я не избиратель ни Ликуда, ни Аводы, ибо программы ни той, ни другой партий меня не устраивают, и потому при нашей системе выборов всецело завишу от тех, кто будет голосовать за эти партии. Прямые выборы премьер-министра у нас, к сожалению, отменили.

   Когда избирательная система была иной, и мы выбирали премьера, я дважды голосовал за Биби, представлявшего мне, избирателю, более подходящую, с моей точки зрения программу, нежели ставленники Аводы Перес и Барак. Затем, по этой же причине голосовал за Шарона, противостоявшего тому же Бараку… Теперь я этой возможности лишен, так что — будет, что будет…

   Мы уже видели Биби в премьерском кресле. Его правление сопровождалось ростом экономики, что можно объяснять как его грамотным подходом, так и долговременными позитивными стихийными рыночными процессами, совпавшими с периодом его правления, а, скорее всего, и тем, и другим. Но не забываются и тогдащние политические провалы на главном, на мой взгляд, палестинском направлении. Биби — этакий интеллигентный мальчик из хорошей профессорской семьи, в значительной мере, человек Запада. И, хотя он вырос на взглядах Жаботинского, сотрудником которого был его отец, Биби всегда действовал в духе джентельменства и политкорректности, постоянно тактически проигрывая таким полностью бессовестным партнером, таким хищникам, как Мадлен Олбрайт, не говоря уже о самом фаллостынском «Партнэре». Возмужав на заокеанской почве, Биби демонстрировал откровенное раболепство перед проарабски настроенной американской администрацией Клинтона. Отсюда — отдача города Праотцов Хеврона, рукопожатия с Арафатом, первые планы «передислокации», читай — «бегства». Не Шарон это начал, — Биби. Другое страшно, что Шарон с его мощью и неукротимым упрямством вдруг принялся эти планы осуществлять.

   Вообще, глядя на нашу политическую элиту, я с ужасом ощущаю себя в Союзе начала 80-х, когда казалось, что кроме Леонида Ильича и Юрия Владимировича уже и править-то некому… Разве что, Константину Устиновичу? (Впрочем, так оно и оказалось. Где тот Союз?)

   Что можно сказать, если истинно сильными (я не обсуждаю, со знаком плюс или минус!) и действительными политиками показывают себя лишь высококриминализированные старцы Шарон и Перес?

   Только: «Аз ох унд вэй!»..

   Авода, изначально запрограммировавшаяся на свержение нынешнего правительства по окончании газовского «размежевания», к выборам готовится уже несколько месяцев. Но эта подготовка выходит за рамки моей заметки, ибо я, все-таки, не репортер криминальной хроники, и сил у меня нет описывать потоки грязи, фальсификаций, т.е., прямой уголовщины, естественным образом сопровождающие деятельность израильских последышей Сталина… Достаточно лишь сказать, ЧТО БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ документов о вступлении новых членов в эту партию (45 тысяч из восьмидесяти!) признаны комиссией по расследованию оформленными с нарушениями, а говоря, на простом языке, фальсифицированными. Но я не волнуюсь за Аводу, ей все сойдет со с рук.

   …Скоро, скоро закончится ставший трагедией для народа Израиля хозрасчетный роман Шарона с Аводой, и на обочине истории, на измятой траве, останется лишь использованный Шарон.

   А жаль, ведь такой полководец был!

    (Продолжение следует по мере развития событий)

    Иерусалим 12.08.05.

http://world.lib.ru/g/gruppa_t/050813yehuda_process_1.shtml

©»Заметки по еврейской истории»
Октябрь  2005 года

ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА-2005 (Отрывки из августовской летописи)

Задним числом, с дистанции в полтора месяца все отчетливее вырисовывается главная цель шароновской деевреизации Газы — намерение левых сил, потерпевших в 2003 году сокрушительное поражение на выборах, формально почти начисто лишавшее их власти на длительную перспективу, развязать гражданскую войну и установить открытую левую диктатуру, возможно, с применением массовых репрессий по типу сталинских (с учетом времени и места, разумеется). Скрытые формирующие элементы этой диктатуры, такие как карьерная селекция по политическим взглядам чиновничества, работников органов правосудия, университетов, прессы, возникли и активно работали задолго до наших дней. В стране сложился «истеблишмент», при любом политическом раскладе и демократических сменах декораций, удерживающий командные высоты, и не допускающий даже мысли об ином положении дел. Будучи частично отстраненным от власти в результате выборов 2001 года, происходивших в обстановке лобового столкновения Израиля со смертельным врагом, на следующих выборах, в 2003 году «истеблишмент» в лице левых партий, спровоцировавших «интифаду» и готовых и далее капитулировать, был вообще отвергнут избирателями с разгромными результатами. Казалось, расчистилась дорога к якобы невозможному, по бездоказательным заявлениям левых, военному разгрому арабов, развязавших «интифаду».

Но левые потому-то они и левые, что правые, то бишь, праведные пути для них заказаны, они привыкли все «доставать слева». Имея прямую и косвенную политическую и экономическую поддержку, как от юдофобии цивилизованного мира, так и от вышедшего на тропу антицивилизационного джихада мира исламского, они для начала сосредоточили огонь на Ариэле Шароне, главе правительства, оказавшемся дважды подряд на этом посту, поскольку именно в нем, легендарном генерале-герое народ увидел своего спасителя. И в первой своей каденции (2001-2003 гг.), Ариэль Шарон более-менее соответствовал ожиданиям избирателей. Некоторые неожиданные отходы его от объявленной и проводимой политики выглядели в те времена как вынужденное тактическое лавирование под международным давлением, давлением левых, которых он тактически держал в коалиции из-за несинхронной реальности политической ориентации Кнессета, выбранного в иной политической ситуации и резко оппозиционного правительству. И вот вторая каденция. Левые отброшены на периферию политической жизни. Избран Кнессет, где партия, возглавляемая Шароном, держит треть мест, а еще треть — ее естественные союзники… Казалось бы!.. Но левые, непревзойденные мастера закулисно-подковерной борьбы (вспомните, хотя бы, Владимира Ильича с Иосифом Виссарионовичем!) приняли, без преувеличения, гениальное решение. Понимая, и, хотя не признавая вслух, что среди них нет никого, равного по энергетике действия, по упрямству при достижении поставленной цели, свойственным народному герою Арику Шарону по прозвищу Бульдозер, и видя, что «сидит» он крепко, они решили заставить этот Бульдозер работать на себя.

Помните, как Вилли Старк, губернатор из популярного когда-то романа Р. Пенн-Уоррена «Вся королевская рать» поучал своего агента: «Ищи. Всегда что-нибудь остается. Человек-грязь. От зловонной пеленки до смердящего савана…»? Найти что-либо против Шарона было несложно. Не говоря уже о кровавых наветах мусульман и правозащитных организаций, превратившихся в недвусмысленно заведенные дела в самых прогрессивнейших в мире международных судах по военным преступлениям, очень быстро на поверхность всплыли неоднократные и разнообразные обвинения Шарона и его сыновей в коррупции. Причем, достаточно обоснованные. А потерять кресло премьера для Шарона было равноценно снятию неприкосновенности перед международными судами.
И Шарона скрутили. Вопрос, по-видимому, был поставлен ясно и недвусмысленно: либо ты со своей энергией и мощью осуществишь нашу программу, с треском отвергнутую избирателями на выборах, либо ты или, хотя бы сынок твой, Омри, пойдете в тюрьму. На всех судейско-прокурорских местах сидят наши ребята. А вот какую тюрьму, местную или заграничную, выбираешь, дело твое. Поинтересуйся об условиях у Милошевича!

И тогда Бульдозер развернулся на 180 градусов и пошел громить собственные тылы. Новое слово в тактике генерала Шарона, изучаемой в военных академиях цивилизованного мира… Далила, шармутта из Газы, обкорнала космы Шимшона дабы обессилить его…
Но сам Шарон, опутанный филистимлянами и их израильскими приспешниками, все же не был главной целью и объектом ненависти левых. Он, в общем-то, был для них, хоть и заблудший, но свой. Точнее — свой, но успешный на данном этапе, конкурент. Оставался главный противник — народ, подавляющее большинство которого отвергало всевластие левых… Вот как с ним быть?
Следующей идеей левых, не столь гениальной, как выяснилось впоследствии, была авантюра по развязыванию гражданской войны. Помнится, когда-то таким образом пришла к власти в Индонезии хунта генерала Сухарто, захватившая на десятилетия власть под предлогом начинающейся гражданской войны между правительственными силами, возглавлявшимися слабеющим президентом Сукарно и прокитайскими коммунистами. И опять же, вспомним незабвенного Ильича с его лозунгом превращения войны империалистической в войну гражданскую с целью захвата власти…

Для развязывания гражданской войны в качестве casus belli решили провести насильственную деевреизацию Газы, получившую на иврите название «итнаткут», что можно перевести как «отключка». Предполагалось, видимо, что, объявив «итнаткут», Шарон спровоцирует массовые столкновения невооруженного правоориентированного населения с полицией и имеющей хороший боевой опыт армией, а это приведет к гражданской войне, в которой «мракобесы» (правые) будут разгромлены, а то — и уничтожены.
Сценарий, возможно, был с вариациями. Например, народные массы вдруг оказались бы не столь уж безоружны — столкновения спровоцировали бы раскрытие и выход на передний план незаконных вооруженных формирований правых — так называемого неуловимого «еврейского подполья», на существование и опасность которого не перестают намекать силовики. Именно — намекать, ибо доказать законным путем, при всей мощи израильского сыска и предвзятости нашего правосудия к правым, им ничего не удалось. Как ни старались доказать наличие правых заговорщиков после смерти Рабина, оптимумом, устроившим тогда верха, осталась лишь версия убийцы-одиночки, да и то — крайне сомнительная. И впоследствии, если что-то доходило до конца в судебном порядке, то все оказывалось мелочью, а то и вовсе — пшиком.

…Генерал Шарон, выполняя указания своего нового верховного главнокомандования, неожиданно заявил об «одностороннем отделении от палестинцев», главным «цимесом» которого и стала ликвидация поселений Газы и Северной Самарии. Идея эта получила поддержку, без преувеличения, от всей мировой атиизраильской юдофобии. Разнообразные силы, находящиеся между собой в непримиримейших конфликтах, оказались солидарны в поддержке идеи: «Евреи, вон из Газы!». Ей аплодировали и аятоллы, и прогрессивнейшие журналисты еврейских кровей, и социал-демократы, и неонацисты, и, разумеется, правозащитники. Не потребовалось создавать всемирный антиизраильский заговор. Просто возник повод открыто и солидарно высказать свою ненависть к Израилю. Редкий случай совпадения интересов!

Начальство очень торопилось. Шарону дали отсрочку, максимум, до «после 9-го ава», дабы не выглядел он в глазах евреев и нашей истории со своим «великим переломом» этаким Титом или Веспасианом. И он не выглядел. Мое поселение, Иерусалим, слава Богу, на том этапе не тронули, хотя доктор юдофобских наук Абу-Мазен, обещал, что за ним надолго не пропадет. А вот, на Нерона, предшественника Веспасиана, Арик оказался весьма похож. Помните, как тот, под конец карьеры поджег свою столицу — Рим и любовался с горки пожаром?
Вот и мы, выбирали Шарона, а получили Нерона.
…Войну еврейского государства с евреями, продолжавшуюся, с перерывами на выходные, шесть дней, проводили с невероятной наглядно-пропагандистской помпой, видимо для острастки. В районе «боевых действий» было аккредитовано невиданное количество журналистов.
Я не мог заставить себя смотреть телевизор. Сил не было выслушивать бодрые донесения лучезарно-жизнерадостных девушек с полей Гуш-Катифа о том, как ловко, как быстро и сколько депортировано. И не потому, что видеоряд нередко состоял из душераздирающих сцен — я не из слабонервных, а именно, потому, что это вообще показывали, и показывали со смаком.

Раскулачивание по-израильски, а мне «итнаткут», представляется аналогией сталинской коллективизации, шло ударными темпами. В числе новых побед на полях сражений — захват синагог в Кфар-Даром и Неве-Дкалим! Ура, товарищи, железной метлой вычистим мракобесов!
Юдофобы всех мастей, от реакционных арабских шейхов до либеральнейшей цивилизованнейшей интеллигенции в удивительном унисоне пели о радостном прекращении оккупации израильскими экстремистами части Эрец Исраэль. Громче всех солировали пиарщики егудонских кровей, спешившие отметиться своим антисионизмом в прогрессивных СМИ и протрубить о великом переломе израильской истории: «Прекращение оккупации! Героический подвиг Шарона, сумевшего, несмотря на..! Продвижение к миру!».
Наблюдалось и легкое головокружение от успехов. Процесс, вполне по-сталински, пошел в «пусковом варианте» (помните такое совковое выражение?), то есть людей выгонять — выгнали, а куда потом девать, толком не продумали, даже не подготовили места в гостиницах на первые дни. Великий перелом! Где там заниматься всякой тоскливой бытовухой?

На первую неделю погрома идеологический отдел правящей в Израиле проарабской хунты ЛИКВОДА спустил указание свободной израильской прессе: временно не ругать поселенцев, а, наоборот, публично жалеть их, во всех грехах обвиняя тысячи пришлых в Газу «оранжевых» юнцов, которые «не имеют никакого отношения» к жителям Газы. Вот не имеют отношения, и — все!
И я тоже, выходит, не имею, ибо живу в поселении Ерушалаим, а не Неве-Дкалим. Вот когда будут ликвидировать мое поселение, тогда, глядишь, и поимею…
Ничтожные писаки, не способные наскрести золотыми перьями своими и минимальной зарплаты, и соответственно, налогов не платящие, но постоянно скулившие по телевизору о тяжком бремени этих паразитов-поселенцев, сидящих на их резиновой журналистской вые, стали по команде проливать скупые мужские слезы.

А ведь, по правде, поселенцы-то были настоящими крепкими кулаками, буржуями, держали теплицы, коровники, давали работу несчастным пролетариям-арабам. Экологически чистые овощи, зелень и цветы Гуш-Катифа, несмотря на идеологически-таможенные препятствия, продавались в Европе и даже Америке… И вот — такую житницу разрушили, ибо — стопроцентно, по товарищу Сталину — смерть мироедам! А нас призывали не верить своим глазам: если во время «итнаткута» волей-неволей в телерепортажах возникал хоть небольшой кусочек видеоправды о том, что поселения Газы были ухоженными, современными, экономически крепкими хозяйствами, то теперь нас пытаются убедить, что эти хозяйства никому, кроме самих поселенцев не были нужны. А почему, спрашивается, с начала «итнаткута» вздорожали в несколько раз, а потом и исчезли арбузы (это в Израиле-то!), прекрасная, отборная гуш-катифская зелень?.. Но — не верь глазам своим, пессимист! Ихье бэсэдэр! Вот очистим от двухсот тысяч оставшихся поселенцев «Западный берег реки Иордан» и заживем! Вопрос, только: где заживете, господа, ликвидаторы?
…Но вот, великая цель достигнута — поселенец — этот многолетний жупел левых, эта заноза в глазу, мешающая их истинно прогрессивному взору, отвергнутому от этой «Израиловки», унижен, разгромлен и рыдает. И вся левая пиар-свора, спущенная с поводка, радостно вцепилась в него зубами…

Я еще могу понять радостный вой «умеренных» арабов — Шарон с позором покинул поле битвы, где вполне уже маячила необходимая для их (пусть — временного) укрощения, силовая победа.
Я могу понять лицемерие американцев — мы от них сильно зависим, а там — и так своих хлопот полон рот, и наши проблемы — для них, в тактическом плане нередко — помеха. И кто может думать о стратегии в стране, где любому правителю дают на все — про все четыре, максимум, восемь лет, половина из которых убивается в предвыборной трепотне?
Я могу понять удовлетворение европейцев. Шарон заиграл по их нотам, и они по дурости вообразили, что им теперь, глядишь, меньше станет доставаться от ислама, ползуче оккупировавшего Европу. Почти полвека назад Шарль Де Голль, совершивший «великий перелом по-французски», утверждал, что если Франция не уйдет из Алжира, то Алжир придет во Францию. И что? Сегодня не только Алжир, но и весь Всемирный Халифат пришел во Францию и заправляет в ней. Это я вспомнил в связи с теми славословиями в адрес Шарона, где сравнивают «мудрость» его с «мудростью» Де Голля…
Я могу понять злорадство русских — их проарабская, юдофобская и антиизраильская политика то прикрытая маской, на которой грубо намалевана лицемерная улыбочка, а то просто рычащая и демонстрирующая свои клыки, практически не менялась со сталинских времен.

Вот чей восторг не могу понять — это восторг евреев. Причем, даже не того меньшинства евреев-израильтян (четверти, от силы, трети), того меньшинства, которое принудило Шарона противозаконно перейти к политике бегства под огнем и ликвидации поселенчества как класса. Будучи противником их, их идеологий, их принципов, их действий, нынешние противоречия, противостояние и даже столкновения я воспринимаю как наше внутреннее дело. Ведь, в конце концов, речь идет о нашей общей Земле, где они — такие же граждане, как и я, а я — как они, и нам решать, куда идти нашей Стране.
Но я не могу никак понять евреев галута, поведение которых в одной давней статье сравнивал с поведением испанской пьяни, восседающей на трибунах корриды и оттуда испанским матом поучающей матадора. Тем более что галут сегодняшний в массе своей состоит из людей, сознательно сделавших свой антиизраильский выбор, сознательно отказавшихся от Страны, нередко — и от своего еврейства и принципиально поменявших один галут на другой. Кто дал таким право распоряжаться Эрец Исраэль? Шароновское размежевание стало в некотором смысле индикатором, моментом истины, показавшим «кто есть кто», не только у нас, но и в галуте… Шароновская Шестидневная война-2005 против своих сограждан-евреев победоносно завершилась. Но, как говаривал мой тесть (да будет благословенна его память!): «Их об ништ кен коэх шраен УРА!». Особенно, если из всех окон, из всех дверей, из всех подворотен раздавались бодрые голоса наемных пиар-работников, радостно рапортующих об успешном и окончательном решении первого этапа ликвидации поселенчества как класса. И аккомпанементом им перманентно подвывал радостный всемирный хор, воспевающий супермена и героя по имени Шарон, которому за заслуги его перед прогрессивным человечеством предлагались сиюминутные, но чисто пиаровские идеи заменить тюрьму Гаагского суда сумой, набитой нобелевскими еврами (причем, даже без связки с самим вездесущим Пересом!) и даже выступить с трибуны Генассамблеи ООН!

Кто сможет внятно объяснить мне, почему нашу судьбу берется решать некая «мировая общественность», награждающая нобелевками мира ренегатов, разрушителей и безумцев, а не мы сами, израильтяне?
И все-таки, главное: события августа, расцвеченного оранжевым, показали, на самом деле, что народ наш привык, по большому счету, решать свои политические проблемы демократическим парламентским путем. Я вам не скажу за всех, носивших и до сих пор продолжающих носить оранжевые символы, но, сдается мне, что народ Израиля гораздо цивилизованней и мудрее, чем его стараются представить левые провокаторы, толкавшие страну в самоубийственную гражданскую войну. Не вышло! Даже несмотря на наивную веру наших доморощенных «оранжевых революционеров» в возможную победу массового мирного народного протеста над организованной и вооруженной властью олигархии. Наш «оранжевый протест», каким бы массовым он не был, при всей его романтичности и чистоте помыслов изначально был обречен, не имея внешней поддержки. Бескровные революции стоят очень больших денег. Но именно те самые силы, которые манипулировали «цветными» революциями в Грузии, Украине и Кыргызстане, даже находясь там по обе стороны баррикад, в нашем случае сложили направление своих усилий против национально ориентированного авангарда Израиля. И, вообще, думается мне, революции происходят, дабы сменить у власти одних мерзавцев на других, таская каштаны из огня, как говорят французы, руками народа, который зарабатывает на революциях лишь ожоги… И очень хорошо, что тлевший пожар гражданской войны не всполохнул нашу Страну, как того желали наши многочисленные недруги.

Власть захватившие и, пока что, ее предержащие, хотели бы, что мы, большинство граждан Израиля, схлопотав в Газе нокдаун, так и остались в отключке. Но этому не бывать! Надо жить! Надо жить, несмотря на то, что и прогнозы пессимистов кажутся в наступившей действительности оптимистическими. Надо жить. Еще, как говорится, не вечер. Шароны приходят и уходят а народ еврейский — вечен, что доказано всем ходом Истории.

Иерусалим, 02.09.05

 

http://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer10/Tarantul1.htm

Share
Статья просматривалась 1 084 раз(а)

4 comments for “…мать учения. Из архивной пыли

  1. Pingback: terrance
  2. Александр Биргер
    14 декабря 2013 at 3:02

    чего — вдруг , уважаемый Иегуда ?
    — можэ — заМАЙДАНыло Вас ?
    т а к и и н т е р е с н о ,
    неужели от того майдана такие волны , аж до …

    • Иегуда Ерушалми
      14 декабря 2013 at 7:47

      Не понял?
      Меня даже в 2005-м, когда все это происходило и написано (вы на даты обратили внимание?) не заМАЙДАНыло! Это не мой жизненный стиль. Но с большим уважением отношусь к СОТНЯМ тысяч людей, протестовавших тогда против шароновского погрома, хотя и тогда понимал тщетность их акций. И оособо трагических — Лены Босиновой и Натана Задэ…

      Хотя, кажется, в 2004-м была волна «цветных революций» и первый Майдан? Может, это на них повлияло?

      Но, повторяю, «народные» методы — не для меня, и их я категорически отвергаю. Будь то — мои единомышленники в Гуш-Катифе 2005 г., будь — политические противники в 2011-м, на бл. Ротшильда в Тель-Авиве.

  3. Иегуда Ерушалми
    13 декабря 2013 at 19:25

    Маленький субъективный ликбез по поводу событий лета 2005 г., написанный по горячим следам.

Добавить комментарий