Его звали «Саундтрек Израиля». Памяти Арика Айнштейна (1939 — 2013)

Не спеши. 70 -е

На старенькой машине мы въезжаем в сырую ночь. Дождь опять усилился, в метре от нас уже ничего не видно.
— Не спеши…
Цви говорит, что такие дожди только вредят сельскому хозяйству. А я думаю от том, как же тепло дома. И еще я думаю о бедных солдатах, сидящих сейчас в грязи.
— Да не спеши, не спеши же так…
По радио выступали «Следопыты» со своим «Хальфоном». Вдруг пошел выпуск новостей: «Ночью ожидается крупный град…»
А у меня сломался «дворник».
Цви попросил закрыть какое-нибудь окно — ему сильно дуло в голову.
А мои мысли были заняты очередным проигрышем «Хапоэля»… Бедные, бедные болельщики, как же их жалко…
— Куда ты торопишься ? Дай мыслям немножко побегать куда им захочется. Без нас не начнут, так что не спеши… Завтра я встану рано — увидишь, что все будет нормально.
Цви жалуется на астму, у него кончились капли. А я думаю о тебе и о том, как ты умеешь приласкать. Я люблю тебя.
— Не спеши… Ты помнишь, как мы поехали в Эйлат ? Мы зашли в море — все были вместе, пели «Битлз»…
Цви говорит, что нашли планету, на которой есть жизнь. А думаю о том, что вот-вот — и Газа… Кинут какую-нибудь гранату и отправимся ко всем чертям…
— Помедленнее давай… Дай мыслям немножко побегать куда им захочется. Без нас не начнут…


 

Не спеши. 90-е

На старенькой машине мы едем теперь в Галилею. Снаружи — потрясающая весна, все цветет. Цви говорит, что ему напекает голову озоновая дыра. А я думаю — прошло двадцать лет, а мы все еще вместе.
— Не спеши…
По радио передают новости из Залива, говорят о противогазах.
— Подожди, давай посмотрим как там Моти на берегу…
Цви говорит: «Я не религиозный, но что-то такое здесь определенно происходит…» А я думаю о Бен Джонсоне, о том, что он возвращается и сможет ли он пробежать за менее, чем десять секунд…
— Не торопись… Дай посмотреть, дай вдохнуть эти ароматы. Пусть начинают без нас… Не спеши… Ты помнишь, как холодной ночью мы застряли на горе ? Мы не знали, как спуститься, смеялись до слез… Пели какую-то песню о родине, смеялись, чтобы не заплакать… Куда ты торопишься ?
Едем вдоль границы.
— Постой, давай подвезем солдата до дома…
Цви говорит, что у него аллергия на цветение рожкового дерева. А я думаю о том, что «Хапоэль» опять в высшей лиге. Какой кайф для болельщиков, вышедших из подполья !
— Не торопись… Дай посмотреть, дай вдохнуть эти ароматы.

Share
Статья просматривалась 1 172 раз(а)

5 comments for “Его звали «Саундтрек Израиля». Памяти Арика Айнштейна (1939 — 2013)

  1. Александр Биргер
    8 декабря 2013 at 4:53

    С опозданием —
    СПАСИБО ЗА ПРЕКРАСНУЮ МУЗЫКУ И НАПОМИНАНИЕ о “Саундтреке Израиля”.

  2. 29 ноября 2013 at 21:55

    Спасибо, Марк и Тамара,
    Да, но к сожалению, и некоторые жители Израиля, бьющие себя пяткой в грудь по этому поводу , обошли молчанием это трагическое событие.
    Да, Арик не выступал перед публикой в залах с 1981 года. Ему действительно неоднократно предлагали после этого миллионные гонорары за концерт , но он отказывался.
    Я в эти дни слушал много слов о нем: все сходились на том, что СКРОМНОСТЬ была его главной отличительной чертой. Похороны на площади Царей Израиля стали излиянием народной любви. Абсолютной, светлой, свободной от какой-бы то ни было политики.
    Мне очень понравилось как сказал один из его друзей, к сожалению, я не запомнил, кто именно. Так вот он сказал, что у Арика была одна редчайшая особенность — все, что он пел создавало у слушателя ощущение, что он – автор стихов, что это он сам написал. Конечно, он сам написал много стихов – самые известные из его песен – “Уф гозаль” , “Са леат”(см. выше) и др.
    Но посмотрите, какое единение с текстом, какое ясное понимание того, о чем поешь, в его исполнении песен на стихи других поэтов.
    Я сейчас затрудняюсь кого-то сравнить с Ариком в этом. Может быть Хава Альберштейн или Амир Бенаюн, да продлит Всевышний их годы…
    Вот например, песня “Бейт ха-Арава”, стихи Хаима Хефера и Амоса Кейнана.

    http://youtu.be/7f1K2GwLZbA

    Я помню все про Бейт-ха-Арава,
    Кусок пустыни мой в стране разгромленной,
    Ярден течет, как тихий детский сон,
    А дальше – Море Смерти кругом.

    Там укрыла степь дома,
    Пылью белой второпях,
    Дуб растет в стране разгромленной,
    Как забыть о Бейт-ха-Арава.

    Я помню все о Мертвом море там,
    И как тугие волны шептали что-то нам,
    Дымит асфальт, добытый под огнем,
    И через Море Смерти лежит дорога в Сдом.

  3. Елена Тамаркина
    29 ноября 2013 at 11:54

    Прочла сейчас: «Арик отказывался от выступлений уже 30 лет. От отказался даже от миллиона долларов за концерт. Так что мы уже долгие годы слушаем только записи…»
    И все же…

  4. Елена Тамаркина
    29 ноября 2013 at 11:44

    Cпасибо огромное!
    Думаю, Марк прав…
    Мы знаем, что рано или поздно всему приходит конец.
    Но… как же — без этого голоса?!.

  5. Марк Фукс
    29 ноября 2013 at 7:08

    Спасибо. Возможно Вам стоит написать отдельно об этом явлении в жизни Израиля? Боюсь, диаспора недооценивает Мастера.
    М.Ф.

Добавить комментарий