СПОР НА РЫНКЕ

 

 

Брауншвайг. Осень. Тёплый, солнечный день. В центре города на рыночной площади оживлённо. Много русскоязычных. Прямо на улице развешена одежда китайского производства. Молоденькая, симпатичная мама примеривает пятилетней дочке курточку. Говорит по-русски:

-Не жмёт?

-Нет.

-Разведи руки в стороны.

-Нет.

-Подними  вверх.

-Нет.

-Даже не знаю — брать, не брать? 

Подходит продавщица, улыбчивая китаянка неопределённого возраста:

-Хорошая курточка. Одна осталась.- Мама переходит на немецкий: 

-Другого цвета нет?

-Другого нет. Хороший цвет. Вашей дочке идёт.- Пожилая немка  прислушивается к разговору:

-Девочке надо что-нибудь поярче. Красное или голубенькое.

-Хорошая курточка. Одна осталась,- повторяет китаянка, продолжая улыбаться.

-Замечательная курточка. И цвет хороший,- в два голоса активно поддерживает продавщицу, судя по акценту, русскоязычная, средних лет супружеская пара. Неожиданно переходят на русский.

-И не задумывайтесь. Классная курточка. Тем более, последняя.

-Хорошая курточка. Одна осталась,- как заведённая талдычит китаянка. Улыбка не сходит с её лица.

-Ни в коем случае не берите,- возражает (дальше разговор идёт по-русски) молодой мужчина. Заметно, что смотрит больше на мамашу, чем на курточку или дочку.- Китайский товар — дерьмо. Заполонили мир, а качество ужасное. Кстати, Вы что не видели вчера по телевизору? Там предупреждали не покупать китайских товаров. В них какие-то вредные для детей вещества.

-Молодой человек, Вы всё перепутали,- пожилой мужчина с палкой вмешивается в спор. Он, вроде, смеётся, но в глазах  яростные огоньки.

-В огороде бузина, в Киеве дядька. По телевизору шла речь о китайских игрушках. К одежде не имеет отношения.

Молодой человек заводится с полоборота,- При чём здесь одежда? Я говорю, вообще, о китайских товарах. Сейчас, куда ни ткнись, всё китайское. Думаете, дёшево, значит хорошо? Не знаю, кто сказал, но абсолютно верно: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи». Разве не так?

-Для Вас, может, так, но не для меня,- старик стучит палкой, говорит громко и, кажется, рад случаю поспорить. -Я получаю социальное пособие и для меня дорогие вещи недоступны. Китайские товары таким как я в самый раз.- Он показывает на китаянку палкой, как бы, подтверждая свою мысль. -Китайцы — молодцы. Умеют работать и умеют деньги зарабатывать. Не то что в России. Она кроме оружия ничего не продаёт и держится на нефти и газе.- Вокруг останавливаются люди, в основном, русскоязычные, прислушиваются. – Что, разве не так?- обращается он к ним за поддержкой. И вдруг меняет тему,- Поэтому Путину выгодна нестабильность на Ближнем Востоке. Выгодна. Чтобы цены на нефть не уменьшались. Поэтому он поддерживает Иран и Сирию. Продаёт им оружие…

-Здрасьте, приехали. Путин виноват.-  Только что подошедший хорошо одетый мужчина средних лет снисходительно улыбается. -В кои-то веки повезло, появился настоящий лидер, умный, волевой, поднял Россию с колен и опять не нравится. Вот скоро уйдёт и, поверьте мне, начнётся такая неразбериха — мало не покажется.

            Пожилой мужчина в беретке, уже давно прислушивающийся к разговору, неожиданно принимает сторону старика:

-Не пугайте. Ничего такого не начнётся. Вам что железной руки захотелось? На КГБ потянуло? Путин подмял страну под себя, это же видно невооружённым глазом. Ручной парламент, ручная пресса, ручное телевидение. Вам это нравится? Опять начинается сплошной «Одобрямс». Мы это проходили. В течении многих лет. А тут ещё  «нашисты» лезут со всех сторон — и молодые, и постарше, вроде, Миронова. Лезут и слёзно упрашивают царя-батюшку: «Не бросай нас. Не уходи. На тебя вся надёжа.  Без тебя кранты».

Кругом собирается народ. Некоторые вступают в спор. Немцы удивлённо оборачиваются и не могут понять — чего это русские так разволновались. Мамаша с дочкой давно ушли, кажется, так и не купив курточки. Я тоже ухожу и долго ещё думаю, удивляюсь, не могу понять — почему такое происходит? Как это может быть? Мы давно уехали из страны. Живём в Германии  15, 20, некоторые больше, лет. Нас с бывшей Родиной мало что связывает. Многим была она не матерью, но мачехой. Причинила немало боли и страданий. А всё равно, когда заходит разговор о России, переживаем, волнуемся, спорим. Значит, осталась связь. Значит, не безразлично нам будущее страны, где мы родились и выросли. Выходит  так…

Share
Статья просматривалась 625 раз(а)

Добавить комментарий