Инна Ослон. Двадцать литров масла

— Моя лучшая подруга Франческа очень похожа на вас. То же лицо, те же глаза, те же волосы. Я чуть не воскликнула: «Франческа, что ты тут делаешь?!» …Сейчас она живет в Германии, ей удалось вовремя туда убежать. Перед отъездом она притащила мне огромную бутыль растительного масла, на 20 литров, знаешь, бывают такие емкости. Я говорю: «Франческа, ну зачем ты волокла это на четвертый этаж?!» А она мне: «Будет война, во время войны всегда есть нечего, тебе пригодится». Так оно и было у нас в Боснии. Сколько раз я хотела позвонить ей, поблагодарить, но во время войны не работали телефоны…

Я слушаю этот рассказ и представляю себе, что теперь она растительное масло вообще не употребляет, хотя оно помогло ей выжить, — приелось до ужаса. Желтый жидкий жир вместо и того, и другого, и третьего…

—————————————

Во время войны семья моего отца прожила два месяца в Республике немцев Поволжья. Все дома в деревне стояли пустыми, кроме дома учительницы русского языка, потому что немцев еще раньше выселили, дав два часа на сборы. Что могли, они погрузили на пригнанные грузовики. Оставили только пшено и капусту, — самое малоценное. Эти два продукта спасли семью. Прабабка варила пшенную кашу на завтрак, суп из капусты и пшена на обед и пшенную кашу на ужин.

Я помню, что отец, человек в еде непривередливый, очень неохотно ел капутняк (украинский суп из этих самых продуктов), который иногда готовила моя бабушка, его теща. Поэтому она варила его редко.

Share
Статья просматривалась 593 раз(а)

Добавить комментарий