Кто написал Тору. Эпизод четвертый

В книгах «Ваикра» и «Бемидбар» слово «Тора» используется в значении культовых указаний. Использование слова «Тора» как цельной системы законов и заповедей впервые встречается в книге «Дварим». Уже в описаниях Эрец-Исраэль времени Иисуса Навина и Царств Тора упоминается как источник религиозного и правового авторитета.

«Да не отходит Тора (книга Закона) от уст твоих, дабы в точности исполнять все, что в ней написано», (Навин, 1:8).

«И прочитал Тору (слова Закона), благословения и проклятия, как написано в Торе (книга Закона), (Навин, 8:34).

«Тору (книгу Закона) нашел я в доме Г.», (Млахим 2, 22:8).

В более поздней редакции книг Ранних Пророков есть ссылки на Книгу Торы или на Книгу Торы Моисея, однако эти ссылки не отражают действительности описываемой эпохи. Из этих ссылок нельзя понять, стала ли Книга Торы уже нормой для народа. У пророков времени 1-ого Храма слово «Тора» используется, начиная с середины 8-ого века до н.э.

«Внимайте Торе!», (закону Господа, Исайя, 1:10).

«Потому что они отвергли Тору», (закон Господа, Исайя, 5:24).

«Как ты забыл Тору (закон Бога), то и я забуду детей твоих», (Осия, 4:6),

«Потому что отвергли Тору», (закон Господень, Амос, 2:4).

Можно предположить, что Тора к тому времени уже была записана, однако не ясно, что входило тогда в ее состав, и стала ли она уже общепринятым священным документом.  Лишь читая книги Эзры, Неемии, Даниила, а также Псалмы  и 1-ую и 2-ую Книги Хроник, можно увидеть понимание авторами заповедей и законов Пятикнижия в сочетании с описанием событий, происходивших одновременно с написанием текстов.

«Как написано в Торе (Законе), так все это бедствие постигло нас», (Даниил, 9:13).

Здесь мы видим уже Тору как непререкаемый критерий оценки происходивших событий, но и в этом случае еще не ясен характер полноты содержания Торы и его точного юридического статуса.

Мы видим т.о. различия в использовании термина «Тора», процесс постепенного формирования данного письменного источника, постепенное повышение его статуса как религиозно-законодательного документа. Можно предположить, что этот процесс начался в конце периода 1-ого Храма и закончился во времена Эзры и Неемии.

Особенностью повествований Пятикнижия является то, что их интересуют объективные исторические сведения лишь постольку, поскольку они необходимы для развития сюжетов Книги и служат им. Другой особенностью Пятикнижия является то, что «деянию отдельного лица уделено гораздо большее внимания, чем описанию происходящего в обществе в целом», и «даже, когда в библейском повествовании представлено какое-нибудь крупное событие, оно служит не основой, а фоном рассказа», («Введение в библеистику», изд. ОУИ, ч.4, стр. 20 и 23). На основании сказанного авторы упомянутого труда делают вывод о том, что «библейские повествования используют историю для достижения своих идейных задач, сведения же об определенных реалиях приводятся в воспитательных целях», (там же, стр. 23-24). Несмотря на большое внимание, уделяемое Торой глобальным событиям, имеющим религиозно-национальное значение, эти глобальные события передаются через восприятие главными героями Торы Авраамом, Ноем, Ицхаком, Иаковом, Моисеем и др., чем подтверждается идея о персонификации основных религиозно-национальных идей Торы.  Не случайно т.о. книги курса по изучению Торы по программе «Лимудим» (рава Штайнзальца) носят название «Яаков», «Йосеф» и т.д., а не «Потоп», «Дарование Торы», «Завоевание Ханаана».

Сказанное выше о персонификации и религиозно-национальной морали Торы можно проиллюстрировать на примере стихов книги Берешит 11:31 и 12:1-4. Противоречие этих стихов заключается в том, что сначала Терах, отец Аврама, вместе со всей семьей, в т.ч. с Аврамом, выходит из Ура , «чтобы пойти в землю Ханаанскую (11:31). По дороге в Ханаан Терах умирает в Харане. В 12-ой же главе Берешит  Авраму дается странный приказ «уйти из дома отца твоего и из земли твоей в землю, которую я укажу тебе», т.е. опять же в Ханаан, как будто они, Аврам и его отец, еще не вышли туда. Здесь,  конечно, нельзя придираться к порядку изложения материала. Мы, читатели бесконечных «потоков сознания», привыкли и не к таким поворотам сюжетов. Для нас здесь важна именно персонификация. Терах пошел в Ханаан сам по себе, хотя и со своим сыном Аврамом. «Переход (же) Аврама (из Ура в ту же землю Ханаан) – плод божественного замысла – предназначения истории, в центре которого стоит превращение Аврама в родоначальника избранного народа, который унаследует землю Ханаан» («Введение в библеистику», изд. ОУИ, часть 6,  стр. 35). Комментаторы вышеуказанных отрывков из Берешит разрешают противоречия этих отрывков примерно так: «Если мы откажемся от предположения, что оба отрывка принадлежат одному автору, то сможем понять процесс составления Торы из нескольких сочинений».  Противником такого подхода является израильский ученый М.-Д. Кассуто. По мнению Кассуто инициатива исхода из Ура принадлежит Авраму, а имя отца Аврама упоминается только как имя главы семьи. Мне бы хотелось продолжить объяснение Кассуто. Я думаю, что Харан был запланированной промежуточной точкой путешествия, а после смерти отца в Харане Аврам лишь продолжил запланированное путешествие. Возможно также объяснение, что когда вся семья временно поселилась в Харане, Господь сказал Авраму, чтобы он ушел из «новой земли твоей (т.е. из Харана), от родни твоей и из (нового) дома отца твоего в землю» Ханаан. Это мои предложения по развитию идей Кассуто, но, конечно, не по критике его.

Share
Статья просматривалась 832 раз(а)

Добавить комментарий