Пейте морковный сок!

Но миром кончаются войны –
И по миру я побрела.
Э. Багрицкий

Если честно, уже не помню, как меня туда занесло: то ли книжку просили передать, то ли ехать вместе на какой-то междусобойчик… во всяком случае, ни до, ни после я больше не посещала этот дом, но забыть его не могу, хотя прошло уже несколько десятилетий. В центре квартиры (может, даже в красном углу) была воздвигнута соковыжималка, рядом в тазике – горка очищенной моркови, все свободные емкости заполнены оранжевой жидкостью. Прежде всего, мне стакан поднесли – ничего не скажешь, было вкусно – и тут же возвестили, что если постоянно и помногу пить морковный сок, то все твои проблемы разрешатся вскорости как бы сами собой. Я же, со свойственной мне деликатностью слона в посудной лавке, задумчиво отметила, что главная моя проблема – систематическое опаздывание электричек московско-ярославской железной дороги, так что возникает животрепещущий вопрос, самой ли мне весь сок выпивать или все-таки с машинистом поделиться… Как сейчас помню укоризненные взгляды оскорбленных в лучших чувствах хозяев.
…Да, собственно, о чем это я?.. Ах да, о бурной дискуссии по поводу заключения мира с палестинцами.
Дело в том, что этот самый мир тоже вроде морковки – той, что вешают перед носом осла, чтобы он вечно за ней бежал, но никогда не приближался, а эффективность предлагаемых методов достижения оного в точности соответствует влиянию потребления богатого витаминами напитка на расписание поездов московско-ярославской железной дороги. Мир на Ближнем Востоке (и у нас в том числе) сейчас недостижим по многим причинам – от бурного процесса возникновения новых национальных государств до соперничества между шиитами и суннитами, включая традиционный антисемитизм и «палестинскую экономику», сиречь стопроцентную зависимость от денег, которые им платят исключительно за войну против нас. Но не могут наши левые признаться в этом даже самим себе.
Не могут, потому что решительно не выносят существования в состоянии войны. Причем, не из-за каких-то тягот или опасностей. Положа руку на все места – не так уж сильно они ощущаются, коль скоро Тель Авив на глазах новыми небоскребами обрастает. Что же до угроз реальных – ну, например, американской декларации о намерениях кинуть (не только) нас, так от последствий этого никакой мир уберечь не сможет – скорее уж наоборот.
Нет, просто не могут эти люди примирить соучастие – хотя бы моральное – в военных действиях с положительным образом себя. И ладно бы еще что-нибудь эпизодическое, типа из чистого человеколюбия полбелграда разбомбить и быстренько в незапятнанной ризе и полной безопасности домой смотаться, как в песне поется:
Пройдёт товарищ все бои и войны,
Не зная сна, не зная тишины,
Любимый город может спать спокойно
И видеть сны, и зеленеть среди весны.

Те есть, чужие города разрушать еще куда ни шло, тем более – сверху-то ведь, вопреки известной песне, видно далеко не все. Ну, грохнул, не разглядевши, сотню-другую местных жителей – так ведь вернувшись туда, где можно спать спокойно, сразу же об этом и позабыл. Напротив, длительная защита своего любимого города не в пример вреднее для психического здоровья личности и нормальной в обществе атмосферы. Двадцатилетнее дитятко, что на шоссе булыжники в машины кидает, по свободолюбивой головушке дубинкой огреть – истинное преступление против человечества и, как следствие, опасная деформация психики (не у бандита, конечно, а у того, кто борется с ним).

И посему пребывают эти господа в состоянии непреодолимых комплексов и непрерывного стресса, и нет такой цены, какой они бы за мир не заплатили: лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Рассмотрим несколько наиболее популярных методов воплощения ВЕЛИКОЙ МЕЧТЫ:
1. Метод Разорваки
2. Метод Умной Эльзы
3. Метод Камергера Деларю

1. Метод Разорваки
— Я человек южный, положительный. У меня нет несбыточных мечтаний. Мои средства ближе к действительности… Я полагаю: занять капитал… в триста тысяч рублей серебром… и сделать одно из двух: или пустить в рост, или… основать мозольную лечебницу… на большой ноге
— Мозольную лечебницу?
— На большой ноге!
— Что ж это? На какие ж это деньги?..
— Я сказал: занять капитал в триста тысяч рублей серебром!
— Да у кого же занять, батюшка?
— Подумайте: триста тысяч рублей серебром! Это миллион на ассигнации!
— Да кто тебе их даст? Ведь это, выходит, ты говоришь пустяки? (Козьма Прутков «Фантазия»)

И кто бы спорил – мозольная лечебница – явление бесспорно положительное, тем более – на большой ноге. То же самое можно с уверенностью утверждать о миротворческих проектах живого нашего классика, многократно премированного прогрессивной общественностью инженера человеческих душ – товарища Амоса Оза. Проект «два государства для двух народов» совершенно собой прекрасен, да вот беда… Для осуществления оного, в точности как для замечательного проекта господина Разорваки, недостает ну сущего пустяка: ДОГОВОРА, КОНТРАКТА и ГАРАНТИИ.
В переводе на наш, на примитивный – такого договора, чтобы не был просто клочком бумаги, такого занятия, чтоб для дорогих двоюродных братьев оказалось выгоднее войны, и такой могучей «третьей силы», чтоб вечно, бесконечно, бескорыстно и беспристрастно обеспечивала бы соблюдение «статус-кво». А если спросите вы товарища классика, где и как он все эти совершенно необходимые, да притом же им самим сформулированные условия собирается добывать, ответ получите примерно тот же, что от господина Разорваки насчет миллиона на ассигнации:
— Я человек демократический, положительный, У меня нет несбыточных мечтаний. Мои средства ближе к действительности…
— Да где ж она, та действительность, товарищ Оз, дай ответ?!
Не дает ответа.
2. Метод Умной Эльзы
«Коли я за Ганса выйду замуж да родится у нас ребенок, да повырастет, да пошлем мы его на погреб пива нацедить, да упадет ему на голову эта мотыга, да пришибет его до смерти!».
Является ли возможным развитие по такому сценарию?
Да, безусловно, так тоже может случиться, но… мотыга-то ведь может и вовсе не упасть, или упасть на кого-нибудь другого, или просто свалиться, когда в погребе никого не будет, и наконец, не исключена возможность, вытащить ее да и выкинуть от греха подальше… С другой стороны, в те малоцивилизованные времена далеко не все дети до взрослости доживали – бедный малютка запросто от простуды мог помереть, или от пищевого отравления, мог заблудиться в лесу, потонуть в речке, в колодец мог упасть, просто в родной избушке об порог спотыкнуться, да и об печку головой…
Но умная Эльза один из возможных сценариев принимает за единственно возможный, решительно отказываясь рассматривать любые другие. Из не более чем возможной гибель ребенка становится как бы неизбежной, причем, именно таким, и никаким другим способом.
Точь в точь как наши левые изо всех грозящих опасностей (в коих, увы, недостатка нет!) замечают только одну: Вот ужо, навяжут нам единое государство, тут-то арабы демографией-то нас и задавят!!!
Возможно ли такое развитие? Да, и такое тоже возможно. Но навязать нам, чисто теоретически, могут и похуже чего – например, границу, из-за которой дорогие миролюбцы все лайнеры в Бен-Гурионе посбивают, или оставят без запчастей к самолетам и пушкам аккурат накануне большой войны… Выбор тут, безусловно, обширный. С другой стороны – можем ведь и отбиться с Божьей помощью, так что никто ничего существенного не сумеет нам навязать, к тому же и рождаемость у арабов, по слухам, падать начала…
Так почему же именно такой сценарий самой страшной страшилкой становится? А потому что только из него можно, с грехом пополам, прийти к выводу, что мир надо срочно заключать сегодня, или еще лучше – вчера, на любых условиях или даже совсем без условий.
3. Метод Камергера Деларю
Вонзил кинжал убийца нечестивый
В грудь Деларю.
Тот шляпу сняв, сказал учтиво:
«Благодарю».
Тут в левый бок ему кинжал ужасный
Злодей вогнал,
А Деларю сказал: «Какой прекрасный
У вас кинжал!»
Тогда злодей, к нему зашедши справа,
Его пронзил,
А Деларю с улыбкою лукавой
Лишь погрозил.
Истыкал тут злодей, пронзая,
Все телеса,
А Деларю: «Прошу на чашку чая
К нам в три часа».
Злодей пал ниц, слёз проливши много,
Дрожал как лист,
А Деларю: «Ах, встаньте ради Бога!
Здесь пол нечист».
Но всё у ног его в сердечной муке
Злодей рыдал,
А Деларю сказал, расставя руки:
Возможно-ль? Как?! Рыдать с такою силой?-
По пустякам?
Я Вам аренду выхлопочу, милый!
Аренду вам!
Через плечо дадут вам Станислава
Другим в пример.
Я дать совет властям имею право:
Я — камергер.
Хотите дочь мою посватать, Дуню?
А я за то
Кредитными билетами отслюню
Вам тысяч сто;
А вот пока Вам мой портрет на память,
Приязни в знак.
Я не успел его ещё обрамить,-
Примите так!»
Тут едок стал и даже горче перца
Злодея вид.
Добра за зло испорченное сердце —
Ах! — не простит.
Высокий дух посредственность тревожит,
Тьме страшен свет.
Портрет его простить убийца ж может,
Аренду-ж — нет.
Зажглась в злодее зависти отрава
Так горячо,
Что лишь теперь мерзавец Станислава
Через плечо, —
Он окунул со злобою безбожной
Кинжал свой в яд
И, к Деларю подкравшись осторожно,-
Хвать друга в зад!
Тот на пол лег, не в силах в страшных болях
На кресло сесть.
Меж тем злодей, отняв на антресолях
У Дуни честь,-
Бежал в Тамбов, где был, как губернатор,
Весьма любим.
Потом в Москве, как ревностный сенатор,
Был всеми чтим.
Потом он членом сделался совета
В короткий срок…
Какой пример для нас являет это,
Какой урок!

Вообще-то метод этот изобретен задолго до камергера и даже до автора вышеприведенной баллады, графа А.К. Толстого.

Наиболее известна формулировка из Евангелия от Матфея, насчет подставления второй щеки. Причем, любители на нее ссылаться обычно упускают из виду, что проповедь Иисуса была по преимуществу эсхатологической, проще сказать: не об том беспокойтесь, как в этом мире выжить – потому как он все равно вскорости сгинет за грехи его многие – но об том, как лучше устроиться в мире грядущем, когда появятся запланированные новое небо и новая земля. Христианская церковь это, впрочем, учла и, покуда не наступил конец света, непротивление руководством к действию не считала, а тех, кто пробовал – вроде другого графа Толстого – не стеснялась и отлучать.

Но двухтысячелетняя история христианства левакам – все равно, христианского или еврейского толка – не указ. Призывы покорить арабов гуманизмом не перестают раздаваться со всех концов левого лагеря. Кто газоосвободительную флотилию с распростертыми объятиями встречать призывает, кому арабские очереди перед КПП спокойно спать не дают, но самый распространенный мотив: «Войдемте, товарищи, в положение».

Посочувствуем арабскому семейству, вынужденному в результате Шестидневной войны из Иерусалима в Назарет перебраться (на расстояние, немногим превышающее дистанцию между Лужниками, где я родилась, и Мытищами, в которые семья переехала, когда я школу кончала, ибо выбраться из коммуналки другого способа не было).

Прольем слезу над тяжкой участью арабского политика, что каждый день из окошка видит, где до 48-го года стоял его дом (но ни в коем случае не вспомним мою знакомую немку, которая мне с горочки на австрийской стороне на чешскую показывала: «Вот этот дом был наш, а вот по этой тропке папа в школу ходил»).

Внесем в программу еврейских школ изучение «палестинской Накбы» (никоим образом не упоминая горькой участи французских жителей Алжира или русских беженцев из Грозного, сравнивать дозволяется только с нашей Шоа… ой, то есть нет, как раз НЕ сравнивать, а то различия больно уж выпирают).

Проделаем все это – и будем до морковкина заговенья с трепетом ожидать ответной любви… Только не надо, не надо ссылаться на то, что «восток – дело тонкое», что

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.

Потому что бывают такие тонкие намеки на толстые обстоятельства, которые понимают все четыре стороны света, как правильно отмечает Киплинг во второй половинке приведенного четверостишия:

Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает.

На всех высотах и широтах, во всех эпохах и культурах чужого могут полюбить только за отвагу и силу. Послушаем еще Киплинга:
И вышиб из рук у него пистолет: здесь не место было борьбе.
«Слишком долго, — он крикнул, — ты ехал за мной,
слишком милостив был я к тебе.
Здесь на двадцать миль не сыскать скалы, ты здесь пня бы найти не сумел,
Где, припав на колено, тебя бы не ждал стрелок с ружьем на прицел.
Если б руку с поводьями поднял я, если б я опустил ее вдруг,
Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг.
Если б голову я захотел поднять и ее наклонил чуть-чуть,
Этот коршун несытый наелся бы так, что не мог бы крылом взмахнуть».
Легко ответил полковничий сын: «Добро кормить зверей,
Но ты рассчитай, что стоит обед, прежде чем звать гостей.
И если тысяча сабель придут, чтоб взять мои кости назад,
Пожалуй, цены за шакалий обед не сможет платить конокрад;
Их кони вытопчут хлеб на корню, зерно солдатам пойдет,
Сначала вспыхнет соломенный кров, а после вырежут скот.
Что ж, если тебе нипочем цена, а братьям на жратву спрос —
Шакал и собака отродье одно, — зови же шакалов, пес.
Но если цена для тебя высока — людьми, и зерном, и скотом,
Верни мне сперва кобылу отца, дорогу мы сыщем потом».
Чем там у них дело кончилось – дочитывайте сами, но вкратце – образовались мир, дружба и полное взаимопонимание.
Естественно, Киплинг – этот колонизатор, расист и вообще редиска – никакому левому не указ, но не в Киплинге проблема – проблема в «вечном сегодня». Современные левые не только что истории своей не знают – они отрицают, что такое знание имеет смысл. Мало ли что бывало прежде – прежде люди были дикие и невежественные: заводили семью, рожали детей, защищали Родину, жарили котлеты… одним словом – хвостом за ветку держались. Это все предыстория была – настоящая история начинается с изобилия на халяву, бесплатной раздачи слонов и прав без обязанностей под девизом: «Make love, not babies”.
Легко понять, что в такую цивилизацию Израиль, при всех своих достижениях в науке и хайтеке, не впишется никак, и не в последнюю очередь – именно потому, что перманентная, хотя и вялотекущая, война от реальности не дает оторваться. Для левых это – истинная трагедия, крушение всех надежд и исчезновение смысла жизни. В ситуации, когда и за соломинку схватишься, не до осознания, мягко говоря, дефектов в проектах, описанных выше, т.е. чисто психологически я готова понять и посочувствовать, но как подумаешь, что эти товарищи подобные проекты взаправду реализовать собираются — так сразу пропадает сон и аппетит.
Так вот, думала я, думала – и придумала! Есть проект, ничуть не менее бессмысленный, зато куда менее опасный и даже, в какой-то мере, перспективный.
Товарищи левые, родненькие мои, пейте морковный сок! Пейте и верьте, что в нем – решение всех проблем и панацея от всех болезней! Вам ведь это даже и легче, чем тем беззаветно верующим москвичам – давить самим не надо, у нас киоски на каждом углу. Недорого, вкусно, и витаминов полно. Для здоровья выходит в самый раз.

Share
Статья просматривалась 1 039 раз(а)

3 comments for “Пейте морковный сок!

  1. Александр Биргер
    9 ноября 2013 at 17:29

    «Бежал в Тамбов, где был, как губернатор,
    Весьма любим.
    Потом в Москве, как ревностный сенатор,
    Был всеми чтим.
    Потом он членом сделался совета
    В короткий срок…» — а Вы , дорогая Элла , — морковный сок. Но, кажется, никто ничего лучше пока не придумал , вот разве что — в Торе соседям на гОре а Нам на горЕ: Око за Око ; но Тора теперь ( да и давно , больше 2000 лет — у нас не в моде.
    А жалко. Однако, безумству храбрых ( и неполиткорректных ) поём мы песню как говорил неполиткорректный пролетарский писатель. Его главный и совсем УЖ неполиткорректный лозунг-призыв-слоган 🙂 привидить не решаюсь , да Вы и сами знаете. Про врагов народа (Книги :))
    Спасибо Вам, с уважением
    остаюсь Ваш покорнейш…и т.д.

  2. Эстер Штернкукер
    9 ноября 2013 at 12:55

    C удовольствием прочла, первый абзац, хорошо пишите, с юмором

  3. Иегуда Ерушалми
    9 ноября 2013 at 9:44

    Как человек, перемещающийся исключительно общественным транспортом, могу под присягой заявить, что среди пассажиров, пешеходов и просто спутников, носящих характерный для «левых» дресс-код, чрезвычайно распространена любовь к моркови. Правда, в естественном виде. С другой стороны, сок для автобуса, особенно, в час пик, не слишком удобен для применения. Хотя, в Израиле эта проблема решается просто.
    Но пока что, полно народу, грызущего морковки, причем, нечищенные.
    Так что, Элла, ваша задача упрощается. Полдела сделано.
    Можно, конечно, задаться вопросом: а почему именно, морковь? И навскидку есть несколько ответов, не всегда политкорректных.

Comments are closed.