История по Даниэлю Клугеру

И была вчера мне радость – я побывала на вечере Даниэля Клугера. Даниэль – прозаик, фантаст, поэт, бард. Но весь этот вечер, все два часа, он пел свои баллады. Это особые баллады, о реальных людях, евреях, живших в разные века и попадавших в периоды страшных завихрений истории.

Изгнание евреев из Испании, их включенность в экспедицию Колумба, корсарство, их присутствие в Средневековой Европе, участие или неучастие в русской революции, Холокост, наконец. Даниэль прекрасно знает еврейскую историю и каждую балладу предваряет точной справкой о своем персонаже: время, имя, судьба. И вот именно так он видит большую историю – через живых конкретных людей, их мужество или трусость в клещах обстоятельств, их гибель или спасение, их реальную жизнь или легенду, сложенную о них после.

И когда сухая историческая справка становится балладой, тут происходит чудо: персонаж оживает, радуется, мучается, сражается, любит – и становится тебе родным и близким, как твои собственные предки, прадеды и прабабки. И ощущение, что пальцы Даниэля Клугера не струны гитары перебирают, а струны твоей души. И его обаятельный голос и горький рассказ отрывают тебя от сегодняшних мелких забот и неприятностей, и как бы сверху показывают масштаб твоей жизни – она не сама по себе, а новый побег на огромном дереве истории еврейского народа, которая складывается из историй отдельных людей.

Мне было особо приятно, что обычно тяжелые на подъем иерусалимцы на этот раз дружно заполнили зал Жерар Бахара. Потому что записи выступлений – это прекрасно, но ничто не заменит живого контакта поэта с залом.

Покажу только одну балладу, «Хасидский вальс».

При всей фантастичности сюжета, он, как и другие баллады Даниэля Клугера, основан на реальных событиях. Один из хасидов, близких Йосефу-Ицхаку Шнеерсону, Любавическому ребе, долгие годы не имел детей. Ребе молился, чтобы Бог дал этому еврею ребенка, и вот родился мальчик – счастье немолодых родителей. Этот мальчик (по фамилии Нахмансон) в годы революции стал чекистом и арестовал ребе Шнеерсона. А потом, поговорив с ним, отпустил.

А самого его арестовали в 1937. Этого нет в балладе, но оно всё равно там ощущается.

Share
Статья просматривалась 1 093 раз(а)

6 comments for “История по Даниэлю Клугеру

  1. Инна Беленькая
    10 ноября 2013 at 11:43

    Возможно, что был еще один Шнеур-Залман.
    ___———————————————
    А еще возможно предположить, что это вообще был другой ребе. Подобные мотивы весьма распространены в рассказах о всех известных раввинах. Но еще возможны и вариации. В одних случаях, как в в этом рассказе, идет речь только о чистой молитве, в других же чаще к этому добавляется такой мотив, как финансовый -поддержка деньгами той или иной общины. И то и другое, видимо, угодно Вс-вышнему.

    • Татьяна Разумовская
      16 ноября 2013 at 7:26

      Исправила ошибку, это был Любавический ребе Йосеф-Ицхак Шнеерсон, тесть последнего ребе.

  2. Александр Биргер
    10 ноября 2013 at 4:56

    «Очень советую послушать эту песню, она прекрасна!»
    Послушал, спасиБо Вам — ( или — Вас ? ) —
    скучаю без Ваших
    рассказов
    стихов-переводов
    и проч.
    » И была вчера мне радость «

  3. Евгений Майбурд
    10 ноября 2013 at 2:47

    » Один из хасидов, близких Шнееру-Залману Шнеерсону, Любавическому ребе, долгие годы не имел детей. Ребе молился, чтобы Бог дал этому еврею ребенка, и вот родился мальчик – счастье немолодых родителей. Этот мальчик (Даниэль назвал его имя и фамилию, но я не запомнила) в годы революции стал чекистом и арестовал ребе Шнеерсона. А потом, поговорив с ним, отпустил.»
    0000000000000
    В этом предании кое-что не вяжется. Р. Шнеур-Залманом звали основоположника хабадского варианта хасидизма и династии Шнеерсонов. Он умер в 1812 году. Его потомки стали называться Шнеерсонами.
    Последнего ребе из Шнеерсонов звали Менахем Мендл, он умер в середине 90-х 20 века. В годы революции был слишком мал.
    Это все для справки. Кто из Шнеерсонов годится быть персонажем предания, не знаю.
    Возможно, что был еще один Шнеур-Залман.
    Что касается молитвы и ее результата, такие вещи бывали. Мне рассказывал один хабадник-коэн. У него рождались девочка за девочкой. А ему нужен был сын, чтобы передать священство. На аудиенции с ребе Менахем-Менделом он рассказал о своей проблеме. Ребе дал ему благословение, и через 9 месяцев (подчеркнул рассказчик) у него родился сын.
    При этом, как ни странно, у самого ребе брак был бездетным…

    • Татьяна Разумовская
      16 ноября 2013 at 7:26

      Евгений, вы правы. Исправила ошибку, это был Любавический ребе Йосеф-Ицхак Шнеерсон, тесть последнего ребе.

  4. Татьяна Разумовская
    9 ноября 2013 at 15:25

    Очень советую послушать эту песню, она прекрасна!

Добавить комментарий