Ольга Муранова. Письма из Исландии — 11

Продолжение

1

Говоря о политике в Исландии, стоит рассказать немного о нынешнем мэре Рейкьявика, поскольку Йон Гнарр, нынешний мэр, не вполне вписывается в рамки, традиционно устанавливаемые для политиков.  Йон Гнарр (исл. Jón Gnarr, имя при рождении Йон Гуннар Кристинссон, исл. Jón Gunnar Kristinsson, род. 2 января 1967 г., Рейкьявик, Исландия) — мэр, исландский комедийный актёр, писатель, музыкант и политик. Основатель «Лучшей партии», одержавшей победу в муниципальный совет Рейкьявика. Отец пятерых детей. Он родился в семье пожарника и коммуниста. В детстве страдал от дислексии, и ему ошибочно ставили диагноз «умственная отсталость». Впоследствии у него диагностировали синдром дефицита внимания и гиперактивности. В юности играл в панк-группе, подрабатывал таксистом, учился в нескольких высших школах, но так и не закончил университет. С 1994 г. выступал на радио, с 1997 г. работал на телеканале Stöð 2. В 2006 г. была опубликована его книга «Индеец, или вымышленная биография» (исл. «Indjáninn. Skálduð ævisaga»).
Основанная им лично «Лучшая партия» позиционирует себя как «анархо-сюрреалистическую» и «открыто коррумпированную», обещая не выполнять своих предвыборных обещаний, среди которых: бесплатные полотенца в бассейнах, белый медведь в зоопарке, «Диснейленд» в аэропорту Рейкьявика, списание всех долгов, а также «парламент, свободный от наркотиков». От своих партнёров в муниципальном совете — Социал-демократического альянса он требовал регулярно смотреть сериал «Прослушка». Местные жители вполне представляют, что Йон Гнарр является весьма эксцентричным «слугой народа». Йон Гнарр – отменный весельчак, привыкший перевоплощаться. Он является образцово-показательным семьянином. Мэр очень креативен. В 2010 г., на открытии гей-парада Йон Гнарр появился переодетым в женское цветастое платье. На Гнарре был белокурый парик, губы были выкрашены ярко-красной помадой. Выступая на сцене, мэр заявил, что «сам мэр не смог прийти». На гей-параде 2012 г. Йон Гнарр выступил в поддержку арестованных участниц панк-группы Pussy Riot. Одевшись в розовое платье и балаклаву, Гнарр проехал по улицам города в клетке, стоящей на крыше автомобиля, с плакатом «Свободу Pussy Riot». Из колонок звучала песня «Освободи брусчатку», сопровождавшая первый клип группы, снятый в московском общественном транспорте. Могу предположить, что в недалеком будущем его переизберут в качестве мэра Рейкьявика снова, поскольку таких политиков-весельчаков любят многие жители города.

2

26 сентября в Рейкьявике начал работу Кочующий Северный Кинофестиваль (КСК/NTFF). Его программы и фильмы будут проходить на нескольких площадках. В рамках фестиваля были представлены новые российские игровые картины, классика документального кино, архивные фильмы. Мероприятия КСК в столице Исландии организовывались до 6 октября этого года. Программа и форма проведения фестиваля были посвящены 70-летию установления дипломатических отношений между Россией и Исландией. Именно тогда начали выкладываться линии культурного сотрудничества наших стран – театр, музыка, литература и кино (особенно яркая линия).  Сейчас в Рейкьявике, в Национальном киноархиве, собрана и хранится прекрасная коллекция советских фильмов. Она и стала основой программы «Русская зима» — с сентября этого года по апрель следующего в городе будут показаны «Братья Карамазовы», «Война и мир», другие шедевры. Наряду с классикой игрового кино будут показаны и наши первые документальные фильмы об Исландии, снятые в середине прошлого века, и работы современных авторов.
Кочующий Северный Кинофестиваль готовил эту программу для Исландии в содружестве с RIFF – Рейкьявикским Международным Кинофестивалем. RIFF – большой и серьезный кинофорум, в этом году его первый юбилей – 10 лет. По договоренности руководителей фестивалей, Кочующий Кинофестиваль представлял программу российских авторов, RIFF – программу фильмов стран Северной Европы. Кроме того, Кочующий Кинофестиваль обеспечивал в программах исландского кинофестиваля участие новых российских картин, а RIFF готовил программу фильмов исландских авторов для показа в России.
Одновременно лучшие фильмы российских авторов последних лет выпуска показывали в рамках программы «Недели российского кино в Исландии», которая проходила в Рейкьявике с 25 по 31 октября. «Неделя кино» стала одним из звеньев череды культурных событий, посвященных юбилею установления дипотношений. Исландцы получили возможность увидеть «Лебединое озеро» в исполнении артистов балета Мариинского театра, побывать на концерте «Виртуозов Москвы» под руководством Владимира Спивакова и на выставке работ Александра Родченко.
Исландская сторона представляет в Рейкьявике кино-проект «Русская Зима». Советские и российские фильмы разных лет бережно хранятся в Национальном киноархиве Исландии и будут представлены широкому зрителю с осени 2013 до весны 2014 годов. Подготовка «Недели российского кино в Исландии» проводилась Посольством России в Исландии и Продюсерским центром НОРФЕСТ при финансовой поддержке Министерства культуры России. В основной программе были  показаны полнометражные художественные фильмы разных жанров: «Сибирь. Монамур»(режиссер Слава Росс), «Игра в правду» и «Упражнения в прекрасном» (Виктор Шамиров), «Брестская крепость»(Алексадр Котт), «Роль»(Константин Лопушанский), «Пропавший без вести» (Анна Фенченко), «Как я провел этим летом» (Алексей Попогребский). Информационные каналы представили архивные, анимационные, документальные и игровые картины об истории культурных и торговых связей России и Исландии, о близких обеим странам вопросах, нашедших отражение в лучших произведениях кинематографа: человек и море, человек и Север и др. В ходе мероприятия были также запланированы творческие встречи с режиссерами, актерами и продюсерами российских фильмов.
Исландия – страна с удивительно самобытной, крепкой и яркой собственной культурой, мощной мифологией и элегантной современностью. Теперь уже можно говорить более уверенно, что Исландию и Россию связывают и исторические, и современные политические и экономические проекты. Тем интереснее и содержательнее могут стать отношения культурной общественности двух стран, чем больше точек взаимных интересов проявятся в ходе нынешних исландско-российских встреч.

3

При посещении университетской библиотеки я более подробно познакомилась с историей исландского языка. Исландский язык — это язык, на котором говорит население Исландии, в настоящее время приблизительно 320 тысяч человек,  а также небольшое количество жителей Северной Америки. Когда-то исландский язык назывался датским (dönsk tunga), так как слово «датский» раньше относилось ко всем древним скандинавам; затем его стали называть словом «norroena», применявшимся к западно-скандинавским языкам. Наконец, с 16 или 17 в. его стали называть «исландским» (íslenzka). Этот язык представляет собой один из северо-германских (древнескандинавских) диалектов, которые делятся на две группы: западно-скандинавскую, включающую норвежский и исландский, и восточно-скандинавскую, состоящую из датского и шведского. Поскольку Исландия была завоевана скандинавами, происходившими в основном из юго-западной части Норвегии (период их владычества продолжался с 874 по 930), древнеисландский язык отличается от древненорвежского лишь незначительными признаками. Так, древнеисландское а  под влиянием последующего u перешло в  а, произносимое с одновременным округлением губ, например, древнеисландское land «земля, страна», дат. пад.  (< *landum). Начальное h перед l, n или r сохранилось в древнеисландском и не сохранилось в древненорвежском, за исключением норвежских диалектов Нетландских и Оркнейских островов. Так, в исландском имеются слова типа hlaupa, hnīga и hringr, которым в древненорвежском соответствуют формы loupa, nīga и ringr. Наконец, переход сочетания, где имеется звонкий билабиальный фрикативный звук в mn, редкий в древнеисландском, в древненорвежском произошел почти повсеместно; так, древнеисландское svefn «сон» превращается в древненорвежском в svemn. Можно указать еще одно различие, состоящее в том, что в древненорвежском одновременно с препозитивным артиклем используется еще и постпозитивный, что нехарактерно для древнеисландского, хотя древненорвежской форме  «этот корабль» соответствует древнеисландская форма .

В истории исландского языка различают три периода: древнеисландский – до второй половины 13 в., затем среднеисландский и после 1530 – новоисландский. Во второй период, в так называемом классическом древнеисландском, произошли важные изменения, которые привели к резкому размежеванию с древненорвежским. Древнеисландские краткие a, o и u удлинились перед lf, lg, lk, lm и lp, а иногда также перед ln и ls; a удлинилось перед ng и nk; e превратилось в дифтонг ei,  перешло в au перед hg и nk, кое-где  перешло в ö; между согласным и конечным r развился звук u (напр., rīkur на месте древнего rīkr); долгое закрытое ø перешло в долгое открытое æ (до 1250 г.); долгое е перешло в ie (между 1200 и 1300 гг.). В третий период начальное kn перешло в hn (за исключением северных диалектов); сочетания rn и nn превратились в ddn (напр., вместо horn стало hoddn); rl и ll перешло в ddl (например, falla в faddla); долгое a перешло в долгое o после v (и, возможно, после w) – как, например, в слове vāþe «опасность», которое превратилось в vōði.
В древнескандинавском языке не позднее 8 в. возникла новая глагольная форма, имеющая возвратное, взаимное, а также отчасти пассивное значение. Она возникла из сращения формы 1-го лица ед. числа глагола и формы винит. падежа местоимения 1-го лица mik; так, в древнеисландском имеется форма finno-mk «Я нашел себя». Во всех остальных лицах, кроме 1-го, используется возвратное местоимение sik; так, в древнеисландском форма 2-го и 3-го лица ед. числа выглядит как finzk, 1-е лицо мн. числа – finnomsk, 2-е лицо мн. числа – finnezk, 3-е лицо мн. числа – finnazk. Некоторые процессы, происходившие в древнеисландский период, продолжали развиваться и после 1530, и эти формы перешли уже в современный исландский язык. Некоторые важные изменения произошли после 1600 г.: краткое y перешло в i, долгое y в ī, ey в ei, u – в звук, близкий к ü, ā в au (ок. 1650), æ в ai (ок. 1700) и o в ou, а древний дифтонг au стал звучать как öi. Звук g в начальной позиции исчез, в положении между гласной и i превратился в j, а после лабиализованной гласной – в w; сочетания согласных rs, rt, fn, bb, dd, gg перешли, соответственно, в fs, ft, bpn, bp, dt, gk.

Словарный состав исландского языка пополнялся частично путем заимствований иностранных слов (в основном латинского происхождения, приходивших в древнеисландский язык через древнеанглийский), частично путем перевода иностранных терминов, для чего либо использовались уже имеющиеся слова, либо сочинялись новые. Латинское письмо было принято одновременно с новой верой. Исландские саги, существовавшие в устной традиции, были записаны в классический период древнеисландского языка. Язык этих саг, основанный на народном разговорном языке, представляет собой непревзойденный образец естественности и чистоты, который высоко ценят и на который ориентируются все последующие поколения исландцев.
Во второй половине среднеисландского периода (1350–1530) в речи духовенства часто использовались латинские слова, а простой народ употреблял многие датские и нижненемецкие выражения. Датские народные баллады были в ту эпоху переведены на исландский язык, и в подражание им писались исландские стихи. Что касается нижненемецких слов, то они заимствовались из речи ганзейских купцов, образцы которой фигурировали в поэзии римов (rimur). Многие из этих заимствованных слов, впрочем, впоследствии исчезли.
Началом современного периода в истории исландского языка считается перевод Нового Завета, сделанный в 1540 Оддуром Готтскалкссоном, и сочинения Готтскалкссона, епископа Гицура Эйнарссона и, несколько позже, епископа Гудбрандура Торлакассона. Поскольку Готтскалкссон в своем переводе Библии довольно точно следовал немецкой версии Лютера и использовал множество иностранных слов, в особенности немецкого и нижненемецкого происхождения, западно-германский элемент в исландском усилился, в частности определил стиль традиционного языка проповедей и религиозной литературы. Для литературы 17 в. характерны разного рода теологические и собственно религиозные сочинения, в основном переводные, а также гимны и религиозные поэмы. При этом достоинства художественного стиля этой литературы были невысокими, и этот уровень падал на протяжении всего 17 в., а также первой половины 18 в. Перевод Библии, сделанный епископом Стейном Йуонссоном, как и вообще язык религиозной литературы, несет на себе следы сильного датского влияния.

В наиболее искаженном виде предстает исландский язык, используемый в законах и официальных документах, в особенности после 1662, когда после признания власти Датского королевства представителями исландского народа высшие административные посты были заняты датчанами и норвежцами, которые плохо говорили по-исландски или вообще не знали этого языка. Таким образом, на чистом исландском говорил лишь простой народ, хотя на юге исландский язык был подвержен столь сильному влиянию латинского, немецкого и французского языков, что даже фермеры употребляли в своей речи иностранные слова, в частности латинские приветствия. Когда в 18 в. возникло движение за восстановление чистоты исландского языка, реформаторы-пуристы не ориентировались на разговорный язык своего времени, а рекомендовали к употреблению слова древне- или среднеисландского языка; если же таковых не находилось, то они предлагали создавать их в соответствии с общей структурой исландского языка. Данная тенденция отчетливо наблюдается и в современном исландском языке, отличающемся практически полным отсутствием современных иностранных слов, используемых сейчас во многих других языках. Существенный прогресс в восстановлении исландского языка был достигнут в 19 в. благодаря деятельности таких людей, как Расмус Христиан Раск, Свайнбйорн Эгилссон, Конрад Гисласон и Йонас Халлгримссон, а также изданий по типу политического журнала Фьёлнир (Fjölnir), издававшегося в Исландии в 1835–1847 гг.  Подробную информацию об истории исландского языка на русском языке можно почерпнуть из книги М. И. Стеблин-Каменского «Древнеисландский язык» (М., 1955).

4

Са́га (др.-сканд. saga) — понятие, обобщающее­ повествова­тельные литературн­ые произведен­ия, записанные­ в Исландии в XIII—XIV веках на древнеисла­ндском языке, и повествующ­ие об истории и жизни скандинавс­ких народов в период, в основном, с 930 по 1030 годы, так называемый­ «век саг». В метафориче­ском смысле (а иногда и иронически­) сагой называют также литературн­ые произведен­ия других стилей и эпох (в том числе современны­е) или вообще жизненные истории, имеющие нечто общее с древнеисла­ндскими сагами: обычно это некоторая эпичность стиля или содержания­ и/или отношение к семейным историям нескольких­ поколений. Некоторые авторы включают слово «сага» в название своих произведен­ий. Название saga происходит­ от исландског­о глагола segja — говорить, и обозначает­ как устное повествова­ние, так и оформленно­е в письменном­ виде. Первоначал­ьно у исландцев термин «сага» применялся­ по отношению к любому прозаическ­ому повествова­нию, однако в настоящее время он объединяет­ совокупнос­ть литературн­ых памятников­, записанных­ в указанное время.  Сага начинается­ с представле­ния действующи­х лиц, описания их родословно­й. При этом употребляю­тся стандартны­е клише: «Жил человек по имени…, он был сыном…. Женат он был на…, детей их звали…». Все более или менее значимые действующи­е лица характериз­уются таким образом. Иногда рассказ начинается­ за несколько поколений до появления главного героя (героев), восходя ко временам заселения Исландии и возникнове­ния государств­ Скандинавс­кого полуостров­а. Вообще, для саг характерно­ очень большое число действующи­х лиц, иногда до сотни и более. Затем рассказ переходит к основным событиям — распрям (в родовых сагах), правлению (в королевски­х сагах), которые тоже описываютс­я со всей подробност­ью, вплоть до указания, кто кому и какую рану нанес в бою и какое возмещение­ было за это выплачено. Часто дословно цитируются­ другие памятники — например «Книга о заселении земли» или тексты древнескан­динавских законов. Хронология­ всегда достаточно­ четко выдерживае­тся — точно указываетс­я, сколько лет прошло со времени того или иного события. Отношения полов в сагах никогда не описываютс­я так, как это принято в литературе­ нового времени. Все, что происходит­ между супругами,­ упоминаетс­я лишь постольку,­ поскольку имеет отношение к сюжету. О любовной связи между мужчиной и женщиной, не состоящими­ в браке, вообще говорится только намеками. Часто в сагах выступает и фантастиче­ский элемент — эпизоды с привидения­ми, нежитью, различными­ знамениями­ и т. д. Распростра­нённым мотивом в родовых сагах является победа главного героя над викингом-берсерком во время пребывания­ в Скандинави­и.
Продолжение следует

Share
Статья просматривалась 908 раз(а)

1 comment for “Ольга Муранова. Письма из Исландии — 11

  1. Ефим Левертов
    3 ноября 2013 at 17:16

    Мэр Рейкьявика немного похож на мэра Лондона.

Добавить комментарий