Как стать музыкантом (продолжение)

 

КАК СТАТЬ МУЗЫКАНТОМ

       ( Продолжение)

 

Никколо Паганини (1782-1840 г.г.)

 

Великий скрипач  родился в Генуе (Италия), в бедной семье. Первым учителем был его отец, Антонио Паганини, мелкий торговец, умевший играть на мандолине, скрипке, гитаре. Антонио был человек способный, но пьющий, вспыльчивый и неуравновешенный. Если верить Анатолию Виноградову, написавшему замечательную книгу «Осуждение Паганини», другим документальным источникам, сына он не любил.   Однажды, случайно услышав игру на мандолине 6-летнего Никколо (малыш научился играть сам), Антонио понял, что мальчикмузыкально необычайно одарён и  подумал, что это его шанс вырваться из нищеты.Он решилсделать из сына скрипача. Желание Антонио подогревал пророческий сон матери Никколо. Она рассказала, что ей во сне явился  ангел и сказал, что её сын будет лучшим скрипачом в мире.

 Это было страшное, уродливое, жестокое обучение. Антонио бил малыша за каждую ошибку по кисти руки длинной линейкой, запирал в чулан и не давал есть, пока тот не добьётся результата в том или ином упражнении. Иногда, в беспричинном приступе ярости, будил мальчика ночью и заставлял играть часами. Вот как пишет об этом Виноградов: «Скрипка стала орудием пытки для рук, сердца и мозга ребёнка. Локти и плечи болели, пальцы не держали смычка, левая рука выпускала гриф, и скрипка падала на циновку. Но, помимо того, неделями не проходили кровоподтёки, синяки, от умелых щипков родной отцовской руки. Руки, ноги, лицо, шея- всё было в синяках…»

Удивительно, что такой изуверский «метод» обучения не вызвал у Никколо на всю жизнь ненависть к скрипке и к музыке вообще. Видимо, юного скрипача поддерживал гениальный дар, посланный ему свыше. А, может быть,  спасли первые учителя-скрипачи, Ф. Пьекко и  Д.Серветто, которых позже пригласил отец, понимая, что сам больше ничему научить сына не сможет.

Вольфанг Амадей Моцарт ( 1756-1791 )

 

Другой  великий чудо-ребёнок  вырос, в отличие от Никколо, в любви и материальном достатке. Его не били, не запирали в сарай и не заставляли играть на скрипке и клавесине. Напротив, малыш с радостью и наслаждением делал это сам. Он был рождён для музыки, она переполняла его. Музыка, без преувеличений,  была для маленького Вольфанга воздухом, которым он дышал.   И всё же, можно сказать, что и ребёнка Моцарта, как и у ребёнка Паганини,  было потерянное детство.

Отец Моцарта, Леопольд Моцарт, профессиональный музыкант, хорошо игравший на скрипке и клавесине,  очень любил сына. Он  мог в полной мере оценить  великий музыкальный дар малыша, но, человек тщеславный,  выбрал, во всяком случае,   с точки зрения современной педагогики,  неверную линию  развития и воспитания чудо-ребёнка. С четырёх  лет маленький Моцарт и его музыкально высокоодарённая шестилетняя сестра Наннерль в течение долгого времени разъезжают с концертами по городам Европы. В 18 веке не было скоростных поездов и самолётов, и жизнь  в кибитках, в гостиницах и постоялых дворах совсем не подходила для  маленьких гастролёров. Тем более что концерты длились в то время по 4-5 часов. Маленького Моцарта часто просили импровизировать на заданную тему. Иногда он играл с закрытой платком клавиатурой или с завязанными глазами.

От такого образа жизни, от таких изматывающих концертов дети часто болели. Иногда очень серьёзно, балансируя на грани жизни и смерти. Особенно часто болел Вольфганг, который с рождения рос слабым. По мнению некоторых биографов, именно такое  детство, наполненное непосильными нагрузками, как эмоциональными, так и физическими, в конечном итоге, привело к ранней смерти великого композитора и музыканта.

 

Людвиг ван Бетховен (1770-1826)

 

О том,  как учился музыке маленький вундеркинд Людвиг, всего несколько слов. Его музыкальное детство похоже на детство Паганини. Как и  Никколо, он вырос в бедности.  Как и у Никколо, отец, его первый учитель,  пил, характера был тяжёлого и   принуждал малыша к занятиям побоями  

Николай Рубинштейн (1835-1881 г.г.)

 

Таланта замечательного пианиста, композитора, основателя московской консерватории в детстве никто не эксплуатировал. Но и у него было, в определённом смысле, «потерянное» детство.   Коля  учился первые годы  у мамы, неплохой пианистки, имеющий нрав строгий и даже суровый. Она  ежедневно будила пятилетнего малыша в 6 часов утра и заставляла играть по три-четыре часа. Если малыш играл плохо, ленился,  то порола его розгами. Иногда маленького пианиста пороли несколько раз в день.

 Продолжение следует

Share
Статья просматривалась 492 раз(а)

Добавить комментарий