Искать, найти и потерять. Раскопы. 13

Раскопы.

Когда дорога закончилась, егерь предложил всем погрузиться,  «в» и  «на» болотоход.

Нас (пассажиров) было семь человек -я, мои: отец,  муж,  сын с женой, отец жены  -Виктор и Ильдар. Мой сын и Ильдар, водрузились по бокам,  муж и Виктор, позади болотохода, они держались за специальные выступы на крыше и  стояли на специальных платформах, моя невестка Татьяна, разместилась с нами в кабине. И мы…..поплыли,  так чудно, трава доставала до окон и казалось, что плывем по зеленому, колышущемуся  морю. Такого мы не видели и не ощущали даже когда «рубились» на внедорожниках, по «давно сгинувшим» деревням. Дикая природа, совсем дикая. Основная забота егеря была не попасть в многочисленные воронки времен войны, которых в густой траве было не заметно. Когда, мы, перед отъездом изучали топографическую карту этой местности,  видели эти воронки,  такое  было «месилово», такие страшные, жестокие бои, следы которых поражают воображение и через 70 лет.

И по болотам проехались «с ветерком», крайне увлекательно и азартно, особенно когда казалось – Неужели завязли? И кто же нас вытащит то отсюда и на чем? Но ничего, Андрей прекрасный проводник, уверенный, с таким не страшно. Дороги не было и на пути вместе с травой попадались небольшие деревья,  эта чудная машина, смело наезжала на них, заминая под колеса. Моему сыну и Ильдару досталось больше всех от постоянно хлещущих веток деревьев. Мой мальчик еще умудрялся все снимать на камеру. Видео это, мы потом  смотрели все вместе с мамой, это здорово! Это такой драйв. Глянуть на все с крыши болотохода. Супер! Егерь привез нас в  Никольское, т.е. туда где оно было, сейчас от села остались только яблони, яблоки.

Мы очутились в месте боев, там, где 70 лет назад был еще жив мой дед. Я так полагаю, что  наступление, начавшееся 7-го августа 1943 года было его первым и совсем не долгим , 5-ти дневным, боевым крещением. Страшным крещением.

192-я ОРШАНСКО-ХИНГАНСКАЯ КРАСНОЗНАМЁННАЯ  СТРЕЛКОВАЯ   ДИВИЗИЯ

Прославленное соединение Красной Армии, отличившееся в ходе Восточно-Прусской стратегической наступательной операции, в том числе и при штурме города-крепости Кёнигсберг, и ставшее впоследствии одноимённым вначале соединением, а затем и объединением внутренних войск отечественного МВД.
Создана 20 мая 1943 года как  192 — я   стрелковая   дивизия  (2-го формирования) на Западном фронте путём слияния двух отдельных  стрелковых  бригад — 64-й (сформирована в мае 1942 года в г. Мары Туркменской ССР) и 112-й (сформирована в июне 1942 на Западном фронте).
Место формирования – окрестности деревни Свинорейка Сычёвского района Смоленской области.

Состав  дивизии :
427-й, 490-й и 758-й  стрелковые  и 298-й артиллерийский полк, 417-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 200-й отдельный сапёрный батальон, 169-я отдельная рота связи, 153-й отдельный медико-санитарный батальон, 246-я отдельная разведрота, 174-й отдельная рота химической защиты, 45-я авторота.

Общая численность на момент включения в состав действующей армии – 7342 человека.

В составе Действующей Армии на советско-германском фронте:
12 июля 1943-30 апреля 1945 гг.

Боевое крещение приняла 7 августа 1943 года в составе 68-й армии Западного фронта: в наступательных боях за деревни Рысавы, Речица, Терентьево, Никольское, Шимени и Юшково Смоленской области.
С 14 августа 1943 года – в составе 72-го  стрелкового  корпуса 68-й армии, а в дальнейшем последовательно – 71-го  стрелкового  корпуса 31-й армии и (с осени 1944) 113-го  стрелкового  корпуса 39-й армий 3-го Белорусского фронта.
25 сентября 1943 года отличилась при освобождении Смоленска.

 

Опять стали изучать карты, определились с местом расположения. Бродить по мифическому селу оказалось сложно, все настолько заросло, трава такой необыкновенной высоты и мелкая поросль деревьев. Я стала спрашивать у Андрея, а нет ли по близости необычного дерева? Такого, которому больше 70 лет и которое выглядит очень странно. Андрей, даже не задумываясь, ответил – Нет! Подобного дерева я здесь не видел.

– Андрей! А про что Вы говорили, как будто знаете где находится, нечто похожее на то что мы ищем?

— Так это дальше надо проехать.

И мы опять дружно поплыли по болотам, такой интересный плавный ход у машины. Выехали из леса на старую военную дорогу, дорога необыкновенно прямая, хоть и заросла мелкими деревьями. Очень четкая дорога, посреди болот. Я спросила – Столько лет прошло а контуры дороги такие ровные?

Андрей – Немцы, за годы оккупации, построили.

Оставили болотоход на давно не езженной дороге и углубились за охотоведом в лес. Картина такая: Ильдар с раскрытым компьютером, я с картами в руках и под мышкой, чешем за егерем, за нами все остальные продираются.

Он привел нас, он привел нас к квадратной яме – раскоп, старый раскоп, возможно все же в 50-е годы здесь выкопали воинов и перезахоронили??? На отвалах раскопа уже выросли деревья, четко просматривался вход.

А я все о своем – Дерево! Ищите дерево!

Мои родственники старательно искали мифическое древо (даже удивительно, все верили что оно есть(?), особенно Виктор. Виктор вырос в глухой украинской деревушке, среди лесов. В этой лесной стихии он чувствовал себя достаточно уверенно, почти как охотовед. Он мог войти в темноту чащи с одной стороны, а через несколько секунд появиться незаметно и тихо с противоположной . Они с Андреем периодически, то исчезали, то появлялись. Загадочного дерева не было, деревья, оказывается, на болотах долго не растут.

Ильдар, задумчиво – Да, похоже на старый раскоп, но….здесь никак не могло поместиться 96 человек(?) Никак.

Опять дружно погрузились в компьютер и в карты.

Ильдар – Это скорее всего не одиннадцатое захоронение, это восьмое! И если это восьмое, то одиннадцатое….задумался ….и мы вдвоем с ним почти прокричали – То….то, одиннадцатое захоронение – ТАМ!!!

Ильдар, с ноутбуком, как с путеводной звездой, рванул в ту сторону, где мы оба предположили находится, наша цель.  Я за ним бегом, бегом, конечно, это назвать сложно, через буреломы, поваленные деревья, оббегая воронки от бомб. Мы пронеслись пересекая военную дорогу, двигались четко по карте, опять нырнули в чрево леса, за нами еле поспевали все остальные. И вот оно….вот ОН! Большой раскоп, такой же как предыдущий, только больше и наполнен водой.

Эх! Дед, все же в болоте, в самом что ни на есть болоте.

Подошел папа, задумчивый, никогда не видела его таким, ушедшим в себя. Может он тоже мысленно разговаривал со своим отцом?

Мы с папой в некотором замешательстве, молча стояли над раскопом с водой и тут неожиданно…….появился из чащи Виктор – Там еще один, он больше этого!

И действительно, рядом находился огромный, заполненный водой прямоугольник. И опять Виктор из чащи — Там еще один!  С боку среди воронок увидели еще раскоп поменьше, с другой стороны еще один, совсем маленький.

Ильдар – Скорее всего одиннадцатое захоронение, это не одна могила, их несколько и хоронили их, судя по всему, в воронках от бомб……

Отрадно было то что воинов все же  добросовестно выкопали, не оставили в болоте.

Сказать с уверенностью что это именно «наше» захоронения, я не могу, но стало понятно почему 12 воинов из 96-ти, погребены в разных местах смоленской области, по всей видимости они лежали в разных могилах, которую обозначили одним номером — 11 и нарисовано на карте было две звезды, как бы сообщая что могил несколько.

Share
Статья просматривалась 799 раз(а)

2 comments for “Искать, найти и потерять. Раскопы. 13

  1. Эстер Штернкукер
    22 сентября 2013 at 6:55

    Спасибо, Александр!

  2. Александр Биргер
    21 сентября 2013 at 22:28

    «Отрадно было то , что воинов все же добросовестно выкопали, не оставили в болоте.
    Сказать с уверенностью что это именно «наше» захоронение, я не могу, но стало понятно , почему 12 воинов из 96-ти, погребены в разных местах смоленской области. По всей видимости, они лежали в разных могилах, которую обозначили одним номером – 11 , и нарисовано на карте было две звезды, как бы сообщая, что могил несколько.» — по-моему, это страшнее отрывка из А.Тарна , из «Пепла» , так что — восхищаюсь Вашими мужеством и терпением. И — упорством.
    Удачи.

Добавить комментарий