Встреча с вундеркиндом

 

 

Встреча с вундеркиндом.

 ( Из серии: «Музыкальное воспитание ребёнка)

Вундеркинды, дети высокой музыкальной одарённости, встречаются редко. Очень редко. Каждый раз это  чудо,  послание Бога, тайна великая. Тайна, которую учитель должен попытаться разгадать.   И всё же я хочу поговорить именно о таких  детях,  потому что потеря каждого такого чудо- ребёнка-  это  трагедия. Как для него самого, так и для всех нас. В жизни я встречался с детьми-вундеркиндами несколько раз.  Об одной такой встрече хочу рассказать…

 Познакомились необычно. Я читал на балконе, на первом этаже, пока детишки лет 7-8 не начали играть в футбол прямо под окнами, на газоне. Это, вроде бы, не разрешается. Но воскресенье, отсутствие поблизости спортивной площадки. Да и мячик несерьёзный, резиновый. Короче, футболистов никто не гонял. Они вошли в азарт, оспаривали каждый гол, кричали. Читать было невозможно. Стал наблюдать за игрой, с опаской глядя за мячом, когда он пролетал слишком близко от окон. И дождался… Раздался звон – футболисты разбежались. Только девочка лет семи осталась — худенькая, светловолосая, высокая для своих лет.

-Кто ударил?

-Я.

Она смотрела виновато, но спокойно, словно даже с некоторым любопытством: что из всего этого получится?

-Как тебя зовут? Где ты живёшь?- это были не праздные вопросы. Вставить новое стекло стоит недёшево.

-Вика Эйдельман . Живу здесь.- девочка показала на соседний дом. -Но мамы нет дома. Она будет через два часа.

Девочка говорила приветливо, глядя в глаза, немного растягивая слова. Несмотря на ситуацию, от всего её облика веяло спокойствием и уверенностью, что всё будет хорошо. Иначе просто быть не может.

-Необычный ребёнок,- подумал я.

Через пару часов позвонил в квартир. Открыла невысокого роста худенькая женщина лет 30-ти. С неправильными, тонкими чертами лица. Как и дочь смотрела спокойно и приветливо.

-Вика уже рассказала?

-Да, рассказала. Ради Бога, извините её. И не беспокойтесь. У нас есть страховка. Мы помолчали, считая вопрос исчерпанным.

-Может чашечку кофе?

Я не отказался.  В комнате стояло старинное пианино.

-Играете?

-Так, немножко. В детстве училась. Теперь Вика пробует. Поиграй, Вика.

Вику не нужно было уговаривать. Она открыла крышку, посидела, как бы примериваясь и не зная,  что сыграть. И заиграла. Осторожно, чуть касаясь клавиш, мягкими аккордами.

Мама продолжала говорить. Но я не слышал слов. Господи! Как такое могло случиться? Эта была прекрасная музыка. Нежная и удивительная. Тонкая паутинка мелодии на фоне поразительной, загадочно-неожиданной, теоретически абсолютно неправильной гармонии. Музыка, которая рождалась, казалось, прямо сейчас, в эту минуту из-под неумелых, неуверенных пальцев девочки. Ощущение приобщения к великой тайне охватило меня. Тайне божественной и необъяснимой.

Мать Вики продолжала говорить. Но, увидев выражение моего лица, замолчала. Девочка закончила играть и захлопнула крышку.

«Вам понравилось?- спросила мама. — Это она сама. Без учителя». Я сидел потрясенный, не зная, что сказать. Ведь играла не Вика. Не только Вика. Проявился дар, заложенный свыше. Горел огонь, зажжённый Богом. Как выразить такое словами?

-Вы знаете, что девочка талантлива?

-Ну, Вы преувеличиваете,- зарделась от удовольствия мама.

-Да, очень талантлива,- я понимал, что говорить такое при Вике не стоит. Но случай был особый. -Покажите её в музыкальной школе. Каждый учитель скажет.

-Да нет,- мама говорила уверенно, как о давно решённом. -Музыка требует много времени. А Сашенька будет врачом. Зубным врачом. У нас это семейное. И дедушка был стоматолог. И муж. У нас теперь своя практика.

-Да что Вы говорите? Какой зубной врач?- взорвался я. -У девочки талант. От Бога… Одумайтесь. Я учитель музыки и понимаю в этом. Могу с ней заниматься бесплатно.

Я говорил что-то ещё. Чересчур громко, жестикулируя, волнуясь. Мой немецкий стал ужасным. Викина мама смотрела непонимающе. И даже, пожалуй, несколько испуганно. Лицо её стало холодно-вежливым. Она взглянула на часы, показывая, что торопится.

-Большое спасибо. Мы с мужем подумаем. Всего хорошего!

Прошло, примерно, полгода. Вика, встречая меня, здоровается, приветливо улыбается. Мать Вики тоже здоровается. И тоже приветливо. Но старается быстрее пройти мимо. Словно боится, что я снова начну разговор о музыкальной одарённости девочки.

И мне действительно хочется заговорить. Однажды я даже написал что-то вроде послания родителям Вики, которое заканчивалось словами: «Не берите грех на душу. Не идите против Бога». Но бросить его в почтовый ящик не решаюсь. Так и лежит оно в письменном столе. Так и лежит. А надо бы бросить. Пока не поздно.

Share
Статья просматривалась 568 раз(а)

Добавить комментарий