Кyпель

Июнь, 2013  

Длинная преамбула

Начать придется издалека. В конце прошлого года случилось мне написать рецензию на один замечательно-самобытный текст неизвестного мне автора из России Александра Костюнина. И текст петрозаводского писателя и моя рецензия на него по неисповедимым причинам  увидели свет  на портале  «Заметки по еврейской истории». Начиналась рецензия так:

К этому тексту со странным названием «Перышки» и с не менее странным подзаголовком «Методика поиска себя», по инерции приступила со снисходительной улыбкой. Улыбка, впрочем, очень скоро с моей самодовольной физиономии сошла. Улетучилась, как не было. И больше того, после просветления «Перышками» захотелось мне откликнуться на труд автора скромным благодарственным отзывом. В виде каковой благодарности, а вовсе не рецензии, и нужно рассматривать все, что последует за этим параграфом. Рецензий я не пишу. Не обучена, не умею, не знаю как.

Определенное кокетство, заключенное в предыдущих  строках, не исключало наличия всех полагающихся жанру рецензии компонентов. Были отмечены исповедальный тон авторской прозы, изумительные «снижающие» метафоры, безупречное мастерство диалогов, и  дивные, несравненные по образности и живому чувству, описания северной русской природы. Ну, и еще было упомянуто про мелкие лингвистические недоразумения допущенные автором. Без этого не бывает. Но вывод  был такой: Костюнин — писатель и чтобы убедиться в этом, удостоверения у него спрашивать не надо.

С тех пор прошло полгода. Я  уже и думать забыла об этой рецензии, хотя, имя автора запомнила.

И вот в конце прошлого месяца приходит мне  по электронной почте такое сообщение:

Победителю международного литературного конкурса «Купель» по произведениям Александра Костюнина!

Здравствуйте, разрешите вас поздравить с призовым местом. Официальные итоги конкурса опубликованы на сайте http://kostjunin.ru/konkurs.html в одном файле с работами победителей «Купели» 2008 — 2013 г. г.
Укажите, пожалуйста, точный почтовый адрес, куда вам можно отправить книги Александра Костюнина.
Диплом вам будет направлен в электронном виде.

Оргкомитет конкурса «Купель»
 

Следом приходит электронная копия Диплома лауреата конкурса «Купель», в котором сказано, что я заняла «1 место»  в разделе «Проза» в категории «старше 18 лет». Тупо пялюсь в экран,  умиляясь чудесной растяжимости возрастной категории, в которой мне довелось одержать победу.  И вдруг понимаю, что  это, это, ну,… как если бы Костюнин стал победителем русскоязычного литературного израильского конкурса под названием «Брит Мила»…

На все официальные письма я отвечаю прямо по получении. Поэтому, тут же, не заходя на сайт неведомой мне «Купели», откликаюсь на сообщение «о присуждении» благодарственным письмом:

Дорогие друзья,

Я необычайно тронута тем, как высоко вы оценили мой скромный отзыв на «Перышки» Александра Костюнина. Это замечательно, что среди отупляющей пошлости массовой культуры существуют еще где-то безупречный художественный вкус и непоказная любовь к своей земле, к  родному языку. А, главное, люди, которые хотят передать и то и другое и третье следующему поколению русских людей. Бог вам в помощь в этом благородном деле. 

Предвкушая веселый стеб, который услышу по поводу неправдоподобной истории моей победы в русском народном литературном конкурсе, переправляю весь этот сюр в полном объеме, то есть, и письмо оргкомитета, и мой ответ, и почетный диплом паре-тройке приятелей. Письмо это заканчиваю предложением встретиться у нас в ближайшие выходные с целью выпить и закусить по поводу неожиданно привалившего мне «нобеля» по литературе.

Через день звонит самый любознательный из моих адресатов и говорит:

— Радость моя, а ты сама-то на сайт этот ходила? Видела, кто тебя там поздравляет, кто награждает, и как у них там обстоит с «непоказной любовью к родному языку»?

— Нет, говорю, не ходила. А зачем? Я и так знаю, что Костюнин никого плохому не научит. Мне этого достаточно.

— Ну-ну, — отвечает приятель, — а я вот зашел.  Вернее, окунулся. Узнал про Россию, сколько за 10 лет не узнаешь.

— Ну и что нового ты там узнал?

— Ну во-первых, что в «Купели»  явный культ личности Костюнина. А за остальным сама, матушка, «встань и иди». Ищущий да обрящет. Кому они, в концов концов, «нобелевку» присудили, мне или тебе?

По совету друга,  встала, пошла и обрела. Собственно, все последующее — это ничто иное, как результат моего детального ознакомления с проектом «Купель».

 

«Нехороший сайт» хорошего Конкурса

Конкурсу «Купель» пять лет.

В этом году в нем участвовало 7000 человек из  России и стран ближнего зарубежья, а  также один человек из Калифорнии. Как ни странно, этим человеком оказалась я.

Участвовать в конкурсе может любой человек старше 14 лет. Номинации проводятся  по разделам проза, поэзия, перевод, драматургия и рисунок. Помимо обычного, можно послать на конкурс работу и в  прогрессивном формате  SMS-ки (видимо, для привлечения самых юных участников).

Необходимым условием участия в проекте является указание на то или иное произведение Костюнина, которое именно и вдохновило автора на создание представленной на конкурс работы.

Дойдя до этого общего и обязательного  (для всех и каждого участника литературного конкурса !!) источника вдохновения вспомнила о «культе личности Костюнина», но тем не менее, решила из «Купели» не выныривать, а напротив, окунуться туда на всю катушку, с головой. В конце концов, нужно знать правила заведения, внезапно присудившего тебе первую премию.

Конкурс спонсирует Департамент Образования Москвы совместно с Общероссийским Благотворительным Фондом «Достояние России». В состав Попечительского Совета входит никто иной, как  Министр Иностранных Дел России — Сергей Лавров. А вообще состав этот экзотически разнообразен: от Епископа Ставропольского и Невинномысского Кирилла до заместителя Министра МВД России. Упомянем еще одного члена этой некоммерческой организации — руководителя Федеральной Таможенной Службы — Андрея Бельянинова. Он нам скоро понадобится,  когда придет время перейти на главную страницу сайта «Купель».

Собственно, это время уже настало. Вот с какими словами господин Бельяминов обратился к  участникам Конкурса. 

Уважаемые участники «Купели»!
Не скрою, я впервые столкнулся с литературным конкурсом такого масштаба.
Я не являюсь писателем, но зато с гордостью несу по жизни звание «читатель». Читатель активный, читатель вдумчивый и неравнодушный. Именно поэтому работы конкурсантов не могли оставить меня безучастным. 


Родные, станьте все поближе!
Оставьте чуждых мыслей вздор!
Собрать себя, помочь отчизне,
Способен каждый и любой!
И не одна сегодня я:
«
Я» – миллионы, «мы» – страна.

У кого не возникнет внутренней потребности торжественно встать при этих словах?!
И прежде знал я о возможностях слова, сам испытывал на себе благотворное влияние Его, но быть свидетелем каких высот в изучении русского языка при поддержке учителей словесности добиваются школьники – не доводилось.
Глыба русской словесности Лев Николаевич Толстой в романе «Война и мир» устами Пьера высказался поразительно ёмко: «…Все мысли, которые имеют огромные последствия, – всегда просты. Вся моя мысль в том, что ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто».
Дорогие друзья, давайте «станем все поближе» и пусть нашим связующим звеном, неразрывной нитью – будет русское слово.
А. Ю. Бельянинов
Руководитель Федеральной Таможенной службы
Российской Федерации 

«Высокие, высокие отношения» сложились у главного таможенника России с родным языком. Одно это сакральное «Его» чего стоит. Трепет, который господин Бельяминов испытывает к  родному наречью, сродни, ни больше не меньше,  благоговейному чувству верующих к Вс-вышнему. Правда, этот трепет не помешал ему безбожно переврать хрестоматийное высказывание Первого Пролетарского Писателя о Первом  Писателе Земли Русской, из чего народился милый лингвистический уродец — «глыба изящной словесности».  Ну и что с того? Не стоит из-за всякой ерунды придираться к важной государственной персоне. Тем более, что в архаических слоях памяти господина Бельяминова, несмотря ни на что, сохранились кой-какие смутные воспоминания об отдельно взятых произведениях из обязательного курса школьной программы. 

Да, пока не забыла. Акростих «Россия», вызвавший внезапный приступ пароксизма любви к Родине  у господина Бельяминова, написал не он, а жительница Ломоносовского района Ленинградской области Рубаник Анастасия Владимировна. Бельяминову так не написать.

А вот еще один  «тостующий» с главной страницы сайта «Купель»  — Александр Карелин. Член Высшего совета Партии «Единая Россия», Депутат Госдумы РФ, герой РФ, трехкратный  олимпийский чемпион обратился к писателю Костюнину со следующими словами:

Уважаемый Александр Викторович!
Поздравляю Вас с очевидным развитием литературного конкурса «Купель», одним из главных достижений которого, можно считать, возможность авторов разных возрастов проявить своё отношение к очевидному сокровищу — РУССКОМУ ЯЗЫКУ.
Ведь именно благодаря возможностям языка, совмещенному с талантами писателей, мы лучше узнаём окружающий мир…
С пожеланием дальнейших успехов.

22.03.2013 год

А. Карелин 

Судя по тексту, подписанному именем очередной жертвы всеобуча, Александра Карелина, он вообще ни одной книги отродясь не прочел. И не то, чтобы Толстого или Горького, но и самого Костюнина, к которому обращены пафосные  слова об «очевидном  сокровище РУССКОГО ЯЗЫКА».

А вы заметили, что член Российской Госдумы шестого созыва испытывает непреодолимое  пристрастие к  прилагательному «очевидный»?  Не исключено, что он считает это слово неотъемлемой частью словаря всякого культурного человека.

Александр Карелин, наверняка не читающий  классику, является, по иронии судьбы, олимпийским чемпионом по классической  борьбе  греко-римского стиля.  В этом виде спорта Карелин прославил Россию и  заслуженно стал ее национальным героем.  А для одержания спортивных побед на ринге Пьер Безухов с Андреем Болконским без надобности.   Но ведь этот человек еще и заседает в комитете Госдумы по международным делам. А это уже тревожно. Внешняя политика огромного государства все-таки…

Ну да черт с ней, с  политикой. Хочется напрямую спросить писателя Александра Костюнина, а посетил ли он сам хоть раз сайт литературного конкурса «Купель» ?  Видел ли он  то постыдное надругательство над языком, которое демонстрируется на главной странице сайта под эгидой его славного имени, и которое, я надеюсь, с не меньшим изумлением, чем мы с вами,  наблюдали все  семь тысяч конкурсантов, вдохновленных его творчеством?

Александр Костюнин, и ошибиться в этом нельзя, — великолепный знаток и  хранитель родного языка. К тому же он разнообразно и глубоко начитан. Остается сделать вывод, что он никогда не заходил на сайт и в глаза не видел «прикольные», как говорят сегодня в России, обращения Бельяминова и Карелина к участникам конкурса и к нему самому.

У  Томаса Манна есть такое эссе —  «Воспитание чувства слова». Так вот, когда его читаешь, возникает полное ощущение, что вместо Александра  Костюнина в дело вмешался Томас Манн и выразил отвращение увиденным в своем блистательном эссе. В рунете этот манновский текст не выложен. Но привести хотя бы небольшой отрывок из него просто необходимо. Тем более, что в очередной раз переписать (отстукать) этот текст своей рукой  —  и то  — наслаждение.

           » «Или вот еще пример: некий немецкий государь был избран почетным членом Академии наук своего государства. Он  выступил с благодарственной речью, в которой сказал следующее:

            «Собственно говоря, я не знаю, как это так получилось, что меня избрали, хотя я нисколько не претендую ни на  какого ученого, ибо я не так уж много написал, хотя, не стану отрицать, ко многим явлениям, которые существуют в сфере человеческих интересов, я проявляю самый живой интерес. Я представляю собой в этом смысле большое исключение по сравнению с моей сестрой, которая, хотя и писательница… — и тому подобное.»

            Я повторю еще раз — это звучит омерзительно. Стыд и позор. Так говорить нельзя. Так не смеет выражать свои мысли человек, принадлежащий к нации, которая знает немало высочайших взлетов в истории своего культурного развития… Я обвиняю не титулованного члена Академии наук, но прессу, которая не дав себе труд привести в божеский вид эту несусветную болтовню и размножив ее в тысячах экземпляров, действовала на руку врагам монархии.» « 

1920, Перевод О. Пожежинской

 

Такая почва добрая —душа народа русского…О сеятель, приди!

Не слишком ли много внимания уделено чиновничьим признаниям в любви к русскому языку двух плохо владеющих им функционеров?  Что-то подсказывает мне, что пора, наконец, сказать о том, ради чего, собственно, и писались эти заметки.

О самом сеятеле — Александре Костюнине, словом пробуждающим в своем  народе «разумное, доброе, вечное. » (да простится  ему сайт «Купель»)

О том, что искусство смягчает нравы, пробуждает милосердие и жалость. Что слово оберегает от зла, себялюбия, мстительности.

О вечной жажде добра и справедливости в человеческой душе.

Об обязанности протянуть руку слабому.

О снисхождении к оступившемуся.

О позоре предательства.

О той высшей и вечной мудрости, которая и есть суть искусства: каждая человеческая жизнь – трагедия, каждый из нас достоин любви, жалости, сострадания.

Я выборочно прочла рассказы и стихи участников конкурса: детей и взрослых. Деревенских мальчишек и  немолодых матерей семейств из глубинки; избалованных дарами цивилизации жителей огромных мегаполисов и обитателей русской провинции.  Девушка из Татарстана получила премию за перевод на татарский самого известного и, без сомнения, самого пронзительного рассказа Костюнина «Рукавичка». Есть работы и вовсе детские, простодушные, написанные взрослыми и даже пожилыми людьми, как эта простая женщина из Самарской области Кинель-Черкасского района:

Костюнин вместе нас собрал,

У нас в селе известным стал.

Писать отныне каждый хочет.

Его советы мы учтём:

Любить страну, где мы живём.

Но много и других работ, где чудесная первичная дикарская наивность, чистота, детская вера в добро и справедливость, бескорыстная нежность к своей земле,  ее природе облечены, тем не менее, во вполне достойный литературный формат.

Толстой, в бытность свою яснополянским учителем, написал статью «Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?». Думаю, он не колеблясь, разместил бы работы юных номинантов конкурса «Купель» в своем педагогическом журнале «Ясная Поляна».

Но одного 16-летнего призера, Женю Батракова — жителя Яковлевского района, Белгородской области — Лев Николаевич наверняка самолично пригласил бы в Ясную —  поговорить по душам в своей  «комнате под сводами».

Из уважения к таланту, соединенному с небывалой для подростка душевной организацией, привожу целиком стихотворение Жени, предваренное его удивительным письмом к Костюнину:

Здравствуйте, дорогой Александр Викторович! Пишу Вам, словно старому знакомому, хотя знакомство и оказалось таким недавним, неожиданным и незабываемым, хотя и заочным. Моя мама работает в той же школе, где я учусь. Несколько дней назад, вечером, предложила мне поучаствовать в Вашем конкурсе, а для этого нашла в интернете Ваши рассказы. Два рассказа, «Рукавичка» и «Поводырь» она прочла вслух нам с бабушкой. Описать свои чувства сложно. Сначала и говорить было невозможно, словно онемел. Такая смесь чувств, что я просто растерялся. Боль, обида, жалость, гнев… Но самым ошеломляющим было чувство стыда за то, что я тоже один из людей. Бабушка тихонько плакала. Она вспомнила о том, что таких случаев на самом деле много было в ее детстве. Она родилась в 1946-м году. Учителями в школах тогда были в основном прошедшие войну, искалеченные, нервные люди. За малейшую провинность могли ударить или высмеять перед всем классом. Ее, тогда еще первоклассницу, изможденную голодом девчонку, оговорила одна из одноклассниц. Сказала, что она ударила ее по больному локтю. Учитель не стал разбираться, жестоко наказал невиновную девочку и так запугал, что после школы она сбежала из дома и долго пряталась от всех. Очень сложно было после этого вновь идти в школу, такой страх появился к учителю. И это только один из случаев, происходящих с учениками тех лет.

В этот вечер я долго не мог уснуть. Сначала просто запоем читал все, что нашел в интернете из Ваших рассказов – «Орфей и Прима», «Совенок», «Афганская елка», «Нытик» и другие рассказы. А потом просто не спалось, в голове были тысячи мыслей и образов. Словно проносились вокруг меня на быстрой карусели бесчисленные образы ваших произведений.

В тот день, а скорее даже ночь, я понял одно – нужно меняться. Ваши книги словно открыли то, что было прямо передо мной, но по какой-то причине казалось невидимым. Такое ощущение, что Вы просто выворачиваете каждого наизнанку, со всеми пороками, грехами и чувствами. И это удивительный дар. Если бы Вы были священником, то тысячи людей привели бы к вере. Удивительны Ваши произведения и тем, что нет в них, казалось бы выводов, а не задуматься не получается. Мучительно вспоминаешь все, даже самое малое зло, какое мог причинить близким и окружающим. А главное – хочется стать лучше. А еще, я просто уверен, что Ваша дочь не права. Так ей и передайте. Именно такой литературы и не хватает в школе. Мы сейчас почти разучились думать и делать выводы. А Ваши рассказы не могут оставить в стороне ни одного человека. Они, словно зеркальная поверхность, отражают нас такими, какие мы внутри, а не снаружи. Хотя именно поэтому, наверное, и есть люди, которые осуждают Ваш труд. Не каждый примет горькую правду о самом себе. Я не мог не написать Вам. Это словно не ответить на письмо друга.

С уважением, Батраков Женя.

 

Отчего-то никак не уснуть,

В горле ком, а на сердце тревога.

Вдруг открылась та самая суть,

Неприступная прежде дорога.

 

Гулко бухает кровь в голове,

Видно совесть стучится набатом.

Видно что-то проснулось во мне

И во тьму не желает обратно.

 

И плывет, и плывет предо мной,

Скорбных образов бьется волна –

Всеми преданный мальчик босой

И слепой музыкант у окна.

 

Что-то рвется и жжется в груди,

И шепчу как в горячем бреду:

Боже! Боже! За все нас прости!

Научи нас Любви и Добру!

 

Научи человечнее быть

И не мыслить обиды и зла.

Научи нас других возлюбить,

Чтоб прозрели слепые сердца.

 

Мне сегодня не хочется спать,

Я себе выбираю дорогу.

Чтоб всерьез Человеком стать,

Ннужно в спутники выбрать Бога. 

 

Но самым ошеломляющим было чувство стыда за то, что я тоже один из людей — это запросто могло быть одной из дневниковых записей  молодого Толстого. 

Научи нас других возлюбить, чоб прозрели слепые сердца — эта  поэтическая  квинтэссенция необъятного религиозно-этического учения Толстого из уст провинциального паренька, почти мальчика  — изумляет.

Напрашивается вопрос, почему все-таки не Лев Толстой, а Александр Костюнин (при всем почтении к нему) был высочайше избран официальным источником вдохновения для участников народного литературного конкурса России?

Ответ на этот вопрос вынудил бы нас ступить на тонкий лед размышлений о страстном антицерковном и антинационалистическом пафосе воззрений Толстого, крайне непопулярном в сегодняшней России. Не популярном настолько, что громадная дата 100-ия со дня смерти писателя  прошла на его родине почти незамеченной. Кто знает, может быть все дело в том, что в роли сегодняшнего народного кумира необходим писатель с более созвучными своему народу ценностями.

Однако, вместо того, чтобы непрошено совать свой длинный (хотя у меня он скорее негритянский) нос в чужие дела, лучше заняться чем-то, что не возбраняется никому и к тому же приносит чистую беспримесную радость. Например, полистать  работы номинантов конкурса «Купель». Полистать  и  убедиться  в правоте автора этих строк о том, что Костюнин  своих соплеменников плохому не научит. 

P.S.

Поразительно. В тот самый  момент, когда я поставила точку в конце предыдущего предложения, раздался звонок в дверь. Почтальон, который уже двадцать лет доставляет  мне книжные посылки из Питера, привычно  попросил меня расписаться на почтовом уведомлении из России. На сей раз в бандероли был честно заработанный приз — «В купели белой ночи» и «Ковчег души» Александра Костюнина.

 

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 1 080 раз(а)

3 comments for “Кyпель

  1. Александр Биргер
    10 октября 2013 at 7:59

    » P.S. В знак благодарности организаторам конкурса «Купель» я посвятил свои произведения:
    «Пёрышки» – Вениамину Шаевичу Каганову, «Оборонно-промышленные заметки» – Андрею
    Юрьевичу Бельянинову. И просто, по-мужски, пожал каждому руку.”
    По легкомыслию своему,не прочтя комментарии вышерасположенные , стал искать/читать Вашего автора,
    А.Костюнина. И Ваш -нижерасположенный коммент:
    «Керчак — «потомственный помор из местных» и Оня — горожанин, школьный учитель биологии, в этих краях пришлый, случайно прибившийся в неуемных поисках романтики, каждый по своему инструктируют автора перед добровольной высадкой на необитаемый остров.
    Керчак:— …На своей воли на одинки идёшь. Бездельё — тоже рукоделье! —
    философски заметил Керчак. — У каждого в голове свои тараканы, мои тараканы к тебе не перебегут. Увезу, какой разговор. Высажу на голыш.
    — Некак! Безымянный. Длиной метров двести, в ширину меньше ста. Растительность — мхи, да несколь ягод. Матера [4] — в двадцати километрах по морю, связи нет. Со стороны горе, с другой — море, с
    третьей — болото да мох, а с четвертой — ох!
    Оня:— Мазь можешь не брать. Комары там не выживают… А вот спальник возьми, я дам. И чайник понадобится, и топор. Скала безлесая, но штормом нет-нет да и выбросит брёвнышко. Плиту растопишь, попьёшь кипяточку, полегче станет. Пресная вода — в расщелинах…
    — Просил отвезти в самую задницу? Тебе повезло. Этот остров — центр её. Анус!»

    Ну, тут даже и обсуждать нечего. Просто зафиксировать уровень мастерства.» — ЗА-ФИКС-ИРОВАЛ.

    Дальше: «Снижающие метафоры
    Автору свойственна такая безупречная точность метафорических сравнений и уподоблений которую хочется назвать хищной. Этот расхожий лит. прием используется на протяжении всего повествования десятки раз. И, дело тут, разумеется, не в их наличии, а лишь в качестве и уместности…»
    У каждого в голове свои тараканы — спору нет, но после прочтения этого и 2-3-х рассказов ВДРУГ
    почуствовал , тараканы таки ПЕРЕБЕГАЮТ. Высажусь, пожалуй ,на голыш , может удастся спастись от этого ужаса. И прочих афганских ёлок. А ведь есть в России прекрасная лейтенантская проза, есть, читал. А это — полковничья. Не ожидал, надеялся на — «безупречную точность метафорических сравнений».
    А зря. На «этих грядках » такая брюква не растёт, мог бы сообразить.

  2. Виктор Каган
    7 июля 2013 at 19:22

    Соня, Вы пишете: «Хочется напрямую спросить писателя Александра Костюнина, а посетил ли он сам хоть раз сайт литературного конкурса “Купель” ? Видел ли он то постыдное надругательство над языком, которое демонстрируется на главной странице сайта под эгидой его славного имени, и которое, я надеюсь, с не меньшим изумлением, чем мы с вами, наблюдали все семь тысяч конкурсантов, вдохновленных его творчеством? Александр Костюнин, и ошибиться в этом нельзя, – великолепный знаток и хранитель родного языка. К тому же он разнообразно и глубоко начитан. Остается сделать вывод, что он никогда не заходил на сайт и в глаза не видел “прикольные”, как говорят сегодня в России, обращения Бельяминова и Карелина к участникам конкурса и к нему самому.»

    Но на сайте конкурса есть линк на послеконкурсное обращение самого Костюнина, которое заканчивается так:
    «Дорогие мои друзья!
    Вот и закончился очередной конкурс «Купель».
    С кем-то мы расстаемся навсегда: у вас масштабные задачи, более высокие цели – желаю,
    чтобы всё намеченное сбылось. С иными встретимся в новом творческом году…
    Желаю, чтобы всех вас не покидал, мучил творческий непокой!
    Не расставайтесь с пером. Писательство – великий дар Божий.
    Дар и громадная ответственность: как вы напишете сегодня – так и будут думать завтра.
    Вы все – победители. Победители над серостью, над повседневностью, над неохотой, над
    собой. Пусть эта минута славы растянется на всю вашу творческую жизнь.
    Конкурсанты «Купели» – представители разных стран, самобытных народов, ярких
    национальностей (я, например, карел), но Родина у нас – одна.
    Наша родина – русский язык.
    Он радушно приютил всех, и мы платим за радушие, как можем.
    Платим своей преданностью, своей любовью.
    Да хранит вас Слово!
    Русское слово.
    P.S. В знак благодарности организаторам конкурса «Купель» я посвятил свои произведения:
    «Пёрышки» – Вениамину Шаевичу Каганову, «Оборонно-промышленные заметки» – Андрею
    Юрьевичу Бельянинову. И просто, по-мужски, пожал каждому руку.»

    Всё обращение заслуживает прочтения. Так что в курсе Александр Костюнин, в курсе.

    • Соня Тучинская
      7 июля 2013 at 20:26

      Я знаю, Виктор, что иллюзии надо изживать по мере их поступления. Но вот с этой, конкретной, ужасно не хочется расставаться. Хотя, судя по всему, придется…

Добавить комментарий