Лорина Дымова. «Опрометчивые знакомства по интернету»

 

 

 

 

 

 

ОПРОМЕТЧИВЫЕ  ЗНАКОМСТВА ПО ИНТЕРНЕТУ

 

Да, да, это не секрет, у меня много знакомых кошек, причем в самых разных странах. С некоторыми я знакома очень хорошо (речь идет, конечно, о кошках, живущих по соседству), с некоторыми я познакомилась, когда гостила у друзей или родственников: например, с голландской кошкой – счастливым приобретением моих внучек. Она милостиво разрешает им тоже жить в доме, хозяйкой которого считает себя, но отнюдь не бывает в восторге от моих приездов в Голландию.  И в Германии у меня есть «свой человек», кот Сыч, с которым мы дружили еще в Москве, но его хозяева, мои друзья, когда уезжали в Германию, не пожелали с ним расставаться, и теперь Сыч – житель Мюнхена, причем знаменитый, поскольку заработал медаль на кошачьей выставке.

С кошкой Фёклой мы состоим в переписке. Вернее, не с ней, а с Наткой, моей подругой, осевшей в Чикаго, но с Феклой мы неизменно и аккуратно передаем друг другу приветы.

А вот с кошкой Дашей мы познакомились по интернету, а точнее – благодаря  скайпу,  хотя ничего в этом удивительного нет: по интернету теперь находят не только друзей, но даже мужей и жен.

А дело было так. Моя сестра в Москве присоединилась, наконец, к интернету. Радость была великая: ведь теперь мы могли болтать, сколько вздумается, не ожидая неминуемой расплаты, а при этом еще и видеть друг друга. Первый сеанс связи прошел в довольно-таки нервной обстановке: сестра совершенно не верила в свои компьютерные способности, боялась нажимать на клавиши, а вдобавок еще ее кошка Даша в силу своего природного любопытства вертелась перед компьютером, лезла в видеокамеру и бегала по клавиатуре, нажимая на клавиши, в отличие от своей хозяйки, без малейшего страха. Один раз она даже выключила скайп, и сестре пришлось  связь восстанавливать, что стоило ей большого труда.

Когда я позвонила сестре во второй раз и она сняла трубку, я с удивлением услышала душераздирающий кошачий вопль: Даша неслась со всех ног из другой комнаты и отчаянно вопила. Я видела, как она показалась в дверях и в два или три прыжка оказалась на столе перед видеокамерой.

-Мя-я-я-у!!! – орала она во всю глотку. – Мя-я-я-у!

— Что она хочет? – спросила я.

— Не понимаю, — пожала плечами сестра, –  может, боится чего-то? Ладно, бог с ней, не обращай внимания. Что новенького?

— Мя-я-я-у!!! – продолжала вопить Даша, заглушая хозяйку.

— Сегодня в магазине… — начала я, стараясь перекричать кошку, — сегодня…

Дашка  мелькнула несколько раз на экране, туда − сюда, с грохотом свалила камеру, и связь прервалась.

«Ну и ну! Сумасшедшая кошка», – подумала я и стала ждать, когда сестра выяснит с ней отношения и снова позвонит.

Звонок раздался только минут через десять.

− Она мне тут все испортила, − пожаловалась сестра. – Я никак не могла включить компьютер. Ужас какой-то!

− А где она сейчас?

− Я ее закрыла на кухне.

− Мяу-мяу-мяу-мяу!.. – донеслось из кухни, причем по мощи мяуканье, если бы не было прерывистым, напоминало бы сирену. А так это была сирена, звучащая пунктиром.

− Ладно, рассказывай! Ты была в магазине… – подсказала сестра.

− Да… Так вот. Я там видела туфли на небольшом каблучке, как раз какие тебе нужны…

− Мя-я-я-я-у!!! – уже не пунктирный, а сплошной вой несся по квартире.

− Да выпусти ты ее, − не выдержала я. – Помяукает и перестанет.

Сестра с сомнением встала и пошла на кухню.

В то же мгновенье раздался топот. Даша, обгоняя хозяйку, неслась к компьютеру. Прыгнув на стол, она снова замелькала перед камерой, да так, что зарябило в глазах. Всеми четырьмя лапами она шлепала по клавишам, и через несколько мгновений, как и следовало ожидать, раздался щелчок. Скайп отключился.

Больше сестра мне не позвонила.

На следующий день связаться с ней я и не пробовала, но она позвонила мне сама. По голосу было слышно, что она счастлива.

− Дашку взяла соседка! На целый час! Отдаст, когда пойдет на работу.

− Здорово! – обрадовалась я и тоже почувствовала себя счастливой. – Объясни, что с ней происходит?

− С соседкой?

− Нет, с Дашкой?

− Да я и сама не понимаю…

− Она чего-то боится?

− Да нет, если бы боялась, не бежала бы к компьютеру.

− Так что же, ревнует?

− Может быть. Но когда я по телефону разговариваю, ей хоть бы что! Спит себе и всё. А как по скайпу начинаю говорить – просыпается и несется, как безумная.

− Слушай, а ты еще с кем-нибудь по скайпу разговариваешь?

− С Сашкой.

Сашка – ее сын, то есть мой племянник.

− Ну, и?..

− Не реагирует. Спит и ухом не ведет, — сказала сестра.

− Значит, ревнует. И только ко мне.

− Получается, так.

Диагноз был поставлен, и мы перестали бороться, ведь ревность – чувство непобедимое. Приспособились разговаривать, когда сестре удавалось спихнуть Дашку соседке: та, пораженная нестандартностью ситуации, не возражала.

Диагноз подтвердился, когда я приехала в Москву.  Сестра встретила меня в аэропорту, мы давно не виделись и были ужасно рады друг другу. Всю дорогу от аэропорта до дома болтали, не умолкая, и, честно говоря, ни разу не вспомнили о существовании Даши.

А зря. К встрече с ней следовало подготовиться.

Сестра открыла ключом дверь, и из комнаты медленно, я бы сказала, вразвалочку, вышла,  щурясь от света, серая кошечка.

− Даша, смотри, кто к нам приехал! – проговорила сестра, как мне показалось, заискивающим голосом.

Кошка не прореагировала.

− Вы же знакомы! – укоризненно сказала сестра. – Разве ты не узнаешь?

Кошка равнодушно посмотрела то ли на меня, то ли мимо, и направилась в кухню.

− Даша, куда же ты? — сказала я с упреком. – Ведь мы с тобой знакомы!

И тут все изменилось: кошка остановилась, напряглась и недобро на меня посмотрела.

— Дашенька… − я тоже заговорила почему-то подхалимским голосом. –  Д-а-аша… Красавица… Умница… Ну, иди ко мне!

И тут с кошкой что-то произошло. Она резко повернулась, шерсть у нее встала дыбом, она выгнула спину и с шипением сделала ко мне несколько шагов. На меня надвигался разъяренный опасный зверь внушительных размеров.

− Осторожно! – в ужасе закричала сестра. – Она узнала твой голос!

Я живенько выдвинула вперед чемодан, преградив кошке дорогу, и она остановилась. Несколько мгновений мы играли с Дашей в известную игру «кто моргнет первым», неподвижно глядя друг другу в глаза. И вдруг кошка потеряла ко мне интерес (или сделала вид), приняла свой обычный облик и, снова превратившись в маленькую милую кошечку, стала чесать у себя за ухом. Потом сладко потянулась и покинула прихожую.

− Ну и ну! – с изумлением покачала головой сестра. – По-моему, она гораздо больше понимает, чем мы думаем.

Я кивнула, выпад ревнивой кошки произвел на меня впечатление. Стало понятно, что ждать от нее можно чего угодно.

Однако Даша была непредсказуема. Все время, что мы жили вместе, она меня не замечала. Даже мой чемодан ее интересовал больше, чем я: иногда она к нему подходила, обнюхивала его, а один раз даже вытащила из него за пояс мою блузку. Но стоило мне появиться в комнате, как она теряла интерес к моим вещам и с достоинством выходила из комнаты. Сестру она тоже держала в черном теле, не позволяя себя гладить и брать на руки, но сестра была ей благодарна и за то, что она хотя бы не отказывается от рыбы и молока.

Я успокаивала сестру и уверяла, что после моего отъезда Даша ее простит и сменит гнев на милость. Ведь если любовь истинная, сцены ревности всегда заканчиваются примирением и новой вспышкой любви. Сестра неуверенно кивала и была печальна.

А дни шли, и не успела я оглянуться, как мое московское время истекло и пришла пора отправляться в обратный путь. Такси, самолет, маршрутное такси и, наконец, дом.

Еще на пороге я услышала телефонный звонок.

− Это я! – кричала сестра, и голос ее звенел от ликования. – Ты была права! Даша меня простила! Сразу же, как я только вернулась из аэропорта! У нас снова любовь!

— Поздравляю, − сказала я. − А почему ты звонишь по телефону? Компьютер сломался?

− Да нет, просто не хочу с Дашкой ссориться. Она не знает, что это ты, думает, что Саша. Вот, сидит на диване, умывается.

− Ладно, пока! Передавай ей от меня привет.

− Что ты! – испугалась сестра. – Никаких приветов. А то все начнется сначала…

Share
Статья просматривалась 690 раз(а)