Лорина Дымова. «Большая Небесная Лотерея»

 

 

 

 

 

 

БОЛЬШАЯ НЕБЕСНАЯ ЛОТЕРЕЯ

 

     Ну откуда же Михаилу было знать, что вчера, в новогоднюю ночь, на небесах,  как обычно, устроили Большую Небесную Лотерею?.. И что именно на него выпал главный выигрыш. А это значило, что сегодня, в первый день нового года,  всё,  о чем бы он ни подумал,  немедленно исполнялось!.. На целый день Михаил становился тем единственным человеком в мире,  которому достаточно было лишь подумать:  хочу того или хочу этого — и пожалуйста,  это уже твое, лишь догадайся протянуть руку!..

     Он догадался,  но поздно.  Ах,  если бы хоть немного раньше!.. Вся  его  дальнейшая жизнь потекла бы,  покатилась совсем по другой дорожке, по другой колее, которая, впрочем, немедленно превратилась бы в гладкое, широченное,  многорядное шоссе, однако пустое, не загруженное другим транспортом — чтобы  не мешать движению его шикарного лимузина.

     Но как  мог  Михаил догадаться?  Ведь некоторые из счастливцев прошлых лет (да что там лет — веков!  — потому что Небесная Лотерея разыгрывалась  с  самого сотворения мира),  некоторые из них вообще так и не узнали,  что могли однажды всего лишь движением мысли  или чувства  круто  повернуть колесо Фортуны и самым блестящим способом устроить свою судьбу.

 

     … А заметил он нечто необычное в течении обычной своей жизни лишь к вечеру,  когда,  с горем пополам выспавшись после бесконечно длившейся новогодней ночи,  он неохотно вылез из дома и сел в автобус.  Жена просила отвезти сыну праздничный пирог, и отвертеться от этого  ему  не  удалось,  несмотря на все ухищрения и взывания к ее доброму сердцу. Дело было в том, что по телевизору сегодня транслировали финальный матч — да,  да,  именно финальный!  — и пропустить его было  немыслимо.  Но что можно объяснить жене,  разбирающейся в баскетболе,  как коза,  или кто там еще,  в апельсинах?  Что  можно втолковать ей, если она уже уперлась?..

     И вот он ехал в автобусе с заботливо завернутым в пленку  ореховым пирогом в руках и хмуро смотрел в окно, хотя смотреть было не на что.  Прохожих было мало,  да и машин меньше,  чем обычно. Из-за нового года, что ли?.. Странно, ведь новый год зимой — если конечно это можно назвать зимой — справляют в  Израиле  немногие  —  только приехавшие из других стран, да и то не очень давно.

     Мелькнул ехавший навстречу двенадцатый автобус и вслед за  ним — двадцать четвертый.

     «Следующий номер должен быть сорок восьмой», — подумал Михаил, автоматически умножив двадцать четыре на два.

     И в то же мгновение с огромной скоростью,  торопясь проскочить на желтый свет,  полетел  навстречу  Михаилу  автобус  номер  сорок восемь.

     Михаил удивленно покачал головой,  умножил сорок восемь на два и,  выпучив  от изумления глаза,  увидел мчащийся навстречу автобус номер девяносто шесть.

     «Чудеса какие-то!  — недоуменно пожал он плечами.  —  Я  и  не знал, что  в  Иерусалиме есть девяносто шестой автобус…  А откуда тут взялся сорок восьмой?  Он же ходит совсем  по  другому  маршруту?..»

     Он умножил девяносто шесть на два,  и встречный автобус  номер сто  девяносто  два,  слегка  притормозив,  дал  автобусу  Михаила несколько приветственных гудков.

     «Чертовщина какая-то…  — подумал Михаил и почувствовал,  что вспотел. — Странные какие-то игры… Хватит. Не хочу больше никаких автобусов!»

     Он отвернулся от окна и поэтому не заметил,  что с этой минуты встречное  движение автобусов по непонятной причине прекратилось.

     Ни одного автобуса не шло больше навстречу.

 

     Михаил зевнул, закрыл глаза и вспомнил про баскетбол.

     «Эх, такой матч пропустить!..  — сокрушенно подумал он. – Хоть бы по радио послушать!..»

     Словно прочитав его мысли, водитель включил приемник.

     — Итак,  до  конца  игры остается ровно пять минут,  — сообщил комментатор. — Только  чудо  может  спасти  израильтян!  Наверстать двадцать очков за такое время практически невозможно!..

     «Ишь ты,  невозможно!.. — неодобрительно подумал о комментаторе Михаил. — Всё возможно, если захотеть! А ну-ка, ребятки, соберитесь и покажите этому антисемиту, на что вы способны!.. Вы просто обязаны выиграть!..»

     — Четвертый номер получает мяч,  — волнуясь  и  заражая  своим волнением Михаила,  затараторил комментатор.  — Чуть ли не с центра площадки,  почти не целясь,  он кидает мяч  в  корзину!..  Вот  это бросок! Невероятно!.. Разрыв сокращается на три очка!..

     «Молодцы!.. А ну еще!..» — подумал Михаил.

     — Еще  три очка!  — заорал комментатор.  — Израильскую команду словно подменили!..  Атака следует одна за другой!..  Десятый номер устремляется к щиту. Бросок! Еще два очка!

     «А ты говоришь… Вперед, ребята!..»

     — Еще  три  очка!..  Я  не  видел никогда ничего подобного!  — надрывался диктор.  — Чтобы за четыре  минуты  ликвидировать  такой разрыв в счете?!..  Счет равный! Кто бы мог подумать еще десять минут назад, что судьба матча решится лишь на последней минуте?!..

     «Закатите им еще три очка — и хватит!..» —  со  смаком  сказал Михаил, удивив других пассажиров.

     — Еще три очка!!!..  — завопил комментатор.  — И…  раздается финальный свисток. Матч окончен!  Удивительный,  невероятный матч, который еще раз нам доказал, что бороться нужно до конца!..

     Водитель удивленно покачал головой и выключил радио.

     «Знай наших!» — удовлетворенно подумал Михаил и  откинулся  на сиденье.

      Автобус подъехал к остановке. Водитель открыл переднюю дверь, и в автобус вошла… фея. Вернее, девушка, похожая на фею: хрупкая, воздушная, с глазами, похожими на два удлиненных небесных облачка.

     «Есть же такие!» — с восхищением подумал  Михаил.

     И тут же,  вспомнив свое отражение в зеркале,  особенно по утрам, резко себя остановил: «Есть, да не про нашу честь!..»

     Фея купила билет и остановилась,  выбирая, куда сесть: автобус был наполовину пуст.

     «Сюда, сюда!..» — мысленно позвал ее Михаил,  и  девушка,  уже пройдя мимо него, вдруг сделала шаг назад и села рядом с ним.

     — Не помешаю? — приветливо спросила она.

     — Ну что вы!  — воскликнул Михаил и  от  неожиданности  уронил сверток с пирогом на пол.

     Фея улыбнулась и подняла сверток.

     — Это пирог, — зачем-то сказал Михаил.

     — Вкусный? — спросила фея.

     Михаил, не отрывая взгляда от  ее  лица,  на  ощупь  развернул сверток и отломил кусок пирога.

     — Вот… Попробуйте…

     Девушка, тоже не спуская с него глаз,  взяла пирог и  откусила большой кусок.

     — Вкусно!.. — проговорила она с набитым ртом.

     Потом отвела взгляд и будто очнулась.

     — Странно…  — сказала она.  — Кто вы такой?.. Почему я это у вас взяла?.. Что это?

     — Пирог… — растерянно сказал Михаил. — Жена испекла…

     — Ой, моя остановка! — воскликнула вдруг фея, и не успел Михаил моргнуть глазом, как она выпорхнула из автобуса.

     Автобус тронулся.

     «Ну и дела!..  — подумал Михаил. — А я-то что же не сошел? Мне ведь тоже сходить!..»

     И в ту же минуту автобус, уже набравший скорость, резко затормозил и остановился как вкопанный.  Водитель открыл дверь и посмотрел на Михаила.

     — Выходи! — сказал он по-русски.

     — Спасибо, — удивился Михаил и сошел через переднюю площадку.

     На улице было уже совсем темно.  Звезды сияли так ярко, что их не мог погасить или хотя бы немного притушить свет фонарей,  пылающих в темноте.

     «Что за день сегодня?  — удивлялся Михаил, шагая по улице. – О чем ни подумаю — всё сразу же и случается… Найти бы мне сто шекелей. Нет, лучше двести!..»

     Он, конечно,  шутил,  но все-таки посмотрел себе под ноги – на всякий  случай.

     В двух шагах от него лежала на  асфальте  розоватая  новенькая купюра.

     «Двести шекелей!..  — ахнул Михаил и чуть не потерял сознание.

     Смутная догадка,  как  острый луч фонарика во мраке,   озарила его мозг.

     «Нужно что-то делать!.. Скорее!.. Скорее!..»

     Он бросился бежать, дико озираясь по сторонам, не вполне понимая, куда бежит и зачем.  Взгляд его остановился на будке «Тото-ло-то».

     «Вот!.. — чуть не закричал он.  — То, что нужно!.. Сегодня как раз лотерея!.. Двенадцать миллионов!..»

     Однако будка была уже закрыта и, судя по всему, давно.

     Безумным взглядом Михаил посмотрел на часы.  Было без четверти девять.

     «Лотерея в девять! Если бы лотерейщик был здесь, я бы успел!..

И  еще  нужен бланк!..» — подумал он и чуть не наступил на бумажку, валяющуюся возле будки.

     Ничуть не  удивившись,  он поднял незаполненный чистый бланк и дрожащими руками при свете фонаря начал подчеркивать цифры,  ни  на мгновение не задумываясь,  словно повинуясь невидимой диктовке:  2,12, 20, 22, 32, 42.

     «Где лотерейщик? Где?!.. Он мне нужен!..»

 

     Лотерейщик Ефим Фридман отодвинул пустую тарелку и сказал жене:

     — А теперь чайку!

     Жена кивнула и пошла на кухню,  а Ефим Фридман вдруг ощутил непонятное беспокойство.

     «Кажется, я забыл запереть будку, — подумал  он  и  встал  со стула. — Надо проверить…»

     Он надел куртку и стал завязывать ботинки.

     — Ты куда? — удивилась жена. — Сам же чая просил?..

     — Кажется,  я не запер будку.  Ты чай неси,  пусть  стынет.  Я быстро.

 

     Подходя к  будке,  Ефим Фридман увидел,  что вокруг нее бегает всклокоченный человек в расстегнутом плаще. Заметив Ефима издалека, человек бросился ему навстречу.

     — Скорее!.. Скорее же, черт возьми!..

     — Что случилось? Почему скорее? — спросил Ефим, замедляя шаги.

     — Открывай!..  Открывай!…  — бормотал человек.  — Мне  нужно успеть пробить карточку…

     — Хорошенькое дело!.. Ему нужно пробить карточку!.. – удивился лотерейщик Ефим. — Поздно, молодой человек! В следующий раз!

     — Открывай!!!  — заорал Михаил и начал дергать ручку  двери  с такой  силой,  что она немедленно оторвалась.  — Следующего раза не будет, старый хрыч!.. Открывай!!!

     — Но я…  н-не имею п-права… — заикаясь, сказал лотерейщик, с удивлением чувствуя,  что какая-то непонятная сила заставляет его искать в кармане ключ от будки.

     Из-за волнения  и  диких криков этого сумасшедшего он никак не мог попасть ключом в замочную скважину.  Наконец он  открыл  дверь, зажег свет и протянул руку,  чтобы все-таки взять у безумца карточку…

     Но в это время в соседнем доме кто-то распахнул окно, и милый, женственный голос актрисы, проводящей по телевизору лотерею, произнес:

     — Итак,  повторяю выпавшие сегодня счастливые номера:  2,  12, 20, 22, 32, 42. Поздравляю новых миллионеров!

     Лотерейщик бросил взгляд на бланк и окаменел…

     А Михаил,  шатаясь и что-то бормоча, сделал несколько шагов и, как подрубленный,  рухнул на скамейку,  поставленную  возле  будки, чтобы клиентам было удобнее заполнять карточки лото…

 

Share
Статья просматривалась 832 раз(а)

3 comments for “Лорина Дымова. «Большая Небесная Лотерея»

  1. Александр Биргер
    28 декабря 2012 at 22:02

    Sorry,постараюсь не преувеличивать.
    С нетерпением жду сказок — для детей и не для.
    Спасибо,
    А.

  2. Александр Биргер
    28 декабря 2012 at 16:09

    совсем собрался ВЫЙТИ из рубрики,главным образом — из-за Е.Л. ,точнее — его замечательного комментария на Ваши стихи (вчера ?). Однако, воздержался. И вот почему:
    Ваш рассказ (Б.Н.Л.- как Вам нравится такое простецкое сокрашение? )-совсем не Б(а)Н(а)Л(ен),как мне кажется.Я поЛЕНился, писать не решился, потом передумал, — вспомнил одну из самых любимых моих амер.сказок
    «Кузнечик в Таймс-сквере». Ваш БНЛ напомнил мне эту старую сказку, где чудеса <> — происходят на асфальте и в подзЕМЕЛЬЕ нью-йоркского метро. И,если чудо (сравнительно легко ?) можно соТВОРИТЬ в лесу, в сугробе, в космосе, в море-окияне,то соТВОРИТЬ чудо — на асфальте,»в течении обычной своей жизни лишь К ВЕЧЕРУ»-совсем не легко
    и не многим под силу. А Вы, Лорина, смогли. Спасибо, Вам — за чудеса — в рассказах и — в стихах.
    С уважением и надеждой — прочесть больше Ваших чудесных(не побоюсь этого слова) стихов и рассказов-сказок,
    А.Б.

    • 28 декабря 2012 at 16:20

      Александр, не преувеличивайте. Рассказ — и рассказ. А сказки у меня тоже есть — и для детей, и не для детей. Постепенно буду ставить. Спасибо.

Добавить комментарий