Козочка профессора Барнарда…

Сегодня легендарному кардиохирургу из ЮАР профессору Кристиану Барнарду исполнилось бы 90 лет. Излишне напоминать, что он открыл новую эпоху в медицине первой в мире операцией по пересадке сердца человеку (дек. 1967 г.). Тогда его пациент прожил всего шестнадцать дней, зато ныне с пересаженными сердцами живут десятки лет, а число кардиотрансплантаций в мире достигает 2500 в год. (Есть какая-то горькая ирония в том, что сам Барнард скончался в 2001-ом от инфаркта…)
Итак, сегодня у великого множества бывших тяжёлых сердечников есть повод ещё раз с благодарностью вспомнить человека, подарившего им новую жизнь. Вспомнить его есть некий личный повод и у меня. Дело в том, что в 1969 г., уже ступив на «переводческую тропу», я нашёл во французской газете заметку «Козочка профессора Барнарда». Перевод этой заметки стал моей первой публикацией. Её текст – ниже:

Однажды Кристиана Барнарда спросили в частном разговоре:
—  Случалось ли вам знать, что ваши действия спасут чью — нибудь жизнь наверняка?
—  Случалось, — ответил профессор. – Вот как это было. В молодости я практиковал в небольшом городке, километрах в ста от Кейптауна. Однажды ко мне пришла встревоженная женщина с фермы по соседству и сказала, что мужу очень плохо. Почтенная фермерша, увы, была права. Её супруг, которого я вскоре увидел, находился в плачевном состоянии. Я вспоминаю тот далёкий день, как будто это было вчера. Представьте мирный сельский пейзаж. Садится солнце, коровы возвращаются с пастбища, клюют свой корм куры. Невдалеке щиплет травку привязанная к столбу козочка…
Я осмотрел больного. У него было двухстороннее воспаление лёгких. Температура достигала 42°. Он бредил. По всем признакам, ему суждено было умереть. Я сделал всё, что мог, и сказал фермерше, что, учитывая тяжёлое состояние её мужа, буду дежурить около него до утра. Вот уже три часа ночи, но никакого улучшения незаметно… Фермерша сварила кофе, мы выпили его и снова продолжали бодрствовать. Внезапно женщина спросила:
—       Доктор, вы и вправду сделали всё, чтобы спасти моего мужа?
—       Да, — сказал я, — думаю, что всё.
Помедлив, она продолжала:
—       Доктор, раз вы сделали всё, что могли, а мужу ничуть не легче, не попробовать ли деревенское средство? Наш костоправ… он лечит воспаление лёгких с помощью козы.
—       Козы?
—       Ну да. Режут козу, а её шкуру оборачивают вокруг груди больного. И человек выздоравливает!
Профессор Барнард выдержал паузу и продолжал:
—       Я отдавал себе отчёт, что не затем изучал семь лет медицину, чтобы прибегать к способам лечения каменного века. И я сказал фермерше: «Послушайте, подождём ещё час. Если к четырём вашему мужу не станет лучше, зарежем козу».
Боги были на моей стороне: как раз к четырём часам у фермера упала температура до 37,5°, он пришёл в себя, кризис миновал, теперь он был вне опасности. Наступило утро. Я взял свой саквояж, попрощался с этими славными крестьянами и направился домой. Снова кругом царило спокойствие. Уже занималась заря, выгоняли из хлева скот, курам бросали зерно… И по-прежнему щипала свою травку привязанная к столбу козочка. Проходя мимо, я сказал ей: «Сегодня я спас тебе жизнь, глупенькая!»…
Это и есть тот единственный случай, когда я был уверен, что спас чью-то жизнь наверняка.

Share
Статья просматривалась 506 раз(а)

Добавить комментарий