ПУТИН ТЕРРОРАСТ НОМЕР ОДИН После убийства Бенладена главным породителем страха и хаоса на Земле стал Путин и его террорасты

указанная статья только что смягченная и сокращенная по понятным причинам появилась на сайте Эха Москвы. Ниже — ее полная версия.

Считается, что террорист тот, кто убивает гражданское население по принципу чембольшетемлучше. Но это не обязательно так. Слово “террорист” производное от латинского terror — страх, ужас. Ужас, а не убийство.

 Самодержцы Рюриковичи и Романовы создали Империю, удерживашуюся битиём. Которое определяло сознание населения. Отодвинув бЫтиё, определяющее (согласно Марксу) сознание человека в России на второй план.

Ленин и Сталин, превратившие Империю Самодержцев в Советский Союз, удерживали её кровью – но в то же самое время мечтой!

После смерти Генералиссимуса террор в смысле массового убийства собственного населения прекратился. СССР стали удерживать

1 ложью, вещаемой Партией

и

2 страхом, который в Империи наводил КГБ.

 

Попытка Горбачева избавить Советский Союз от страха и лжи привела к потере контроля.

После попытки КПСС реставрировать прошлое, являвшийся Президентом самой большой из республик Ельцин распустил СССР как в Европе распускают Парламенты, чтоб стать царём. При нем Россия от социализма устремилась к капитализму, уничтоженье которого на протяжении трех четвертей века ставила своей целью. Результат: вместо большевиков как шагреневая кожа уменьшившейся но всё еще колоссальной Империей стали править циники и бандиты.

Назначение Путина означало возврат к власти ЧК, которая стала править впервые освободившись от

1 контроля над собой Партии и

2 требования личного бескорыстия

превратившись в новое, невиданное в истории руководящее&всемогущее существо. Ложь и насилие, баба Яга и её помело, раздвоенные при коммунистах между большевиками и Органами, слились в единое тело. Из (якобы) “самого справедливого”, переименованный в Федерацию СССР превратился в самое несправедливое общество в мире. Попытка удерживать власть ложью и только ложью не удалась – народное возмущение грозило перерасти в взрыв. С началом Второго Пришествия (оно же Четвертый Срок) Особисткая Власть, исполнившись страхом, решила удерживать Властьнаведением страха(terror-ом в переводе с латыни). Заставляя страну испытывать те же доминантные чувства, которые доминируют в Власти из страха перед страной. Такое вот зазеркальное зеркало.

Не переставая врать и наслаждаться богатствами. Чекистская ихебана, которую ни в сказке сказать ни умом не понять ни пером описать.

Начиная с Андропова Российская Власть (вплоть до 1991 года известная под кличкой “Советская”) научилась наводить Большой Террор в смысле Большого Страха перед собой не прибегая к Большому Террору в зауженном смысле количества пролитой крови. Только потому, что для обозначенья Большого Страха наводимого на население (в сравненье с которым Ужас Греческой Трагедии — оптимизм) нет слова ни в устной речи, ни в словарях, Советские и Постсоветские Власти с гордостью заявляют будто “со смертью Сталина МЫ преодолели большой террор” и с ними не спорят. Тогда как на самом деле terror в первоначальном смысле этого слова, террор каким его понимали не в Третьем Риме а в Риме без номера продолжался, разве что временами, сравнительно с “девятыми валами”

  • вторжения в Прагу (“по приглашению членов Центрального Комитета Компартии и правительства Братской Чехословакии”, как было объявлено – хотя поименно ни одного из этих мистических духов, якобы пригласивших Войска Варшавского Договора оккупировать свою страну, КПСС-КГБ так и не смогло материализовать во плОти и поименно)
  • через 11 лет вторжения “ограниченного контингента советских войск” (как будто бывают неограниченные) в Афганистан,
  • правленья Андропова, при котором слова “КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК” громогласноandугрожающе разносились по всей стране с телеэкранов и репродукторов не меньше чем дюжину раз на дню
  • а теперь вот нарастающим Валом Наведения Страха (могущим превратиться в цунами) Второго Пришествия. Оно же Страшный Суд над Россией. Который вершит не Христос а Президент Вова

ослабевал. Не прекращаясь, начиная с момента Большевистского Переворота и по сей день. Для того чтоб это упущеньте исправить и выделить мастеров наведения страха без пролития крови каким являеется Комитет Госбезопасности и его нраво- , составо- и профессионало-наследница Федеральная Служба, введем для обозначенья того, что делают Профессионалы обращения с населением новое слово. ТЕРРОРАСТ. Обзначающее того, чья цель – наводить страх без пролития крови в тех случаях, когда поставленных целей можно доститичь не обязательно убивая.

Появление слова, обозначающего понятие, открывает мир – а исчезновение закрывает. Представьте себе, если бы исчезло слово “любовь”. А осталось лишь “секс” в его нынешнем, кстати сказать, недавнем, значении (до революции, названной сексуальной, оно означало просто мужчину и женщину). И нечего говорить, что если нет слова, его придумают. Придумывают не всегда. К примеру, слово “гурмэ” обозначающее человека, который и изысканно готовит, и изысканно ест, в русском языке появилось лишь с распадом Союза, определив не существующую до того категорию (советские люди знали только гурманов, “буржуев по своей сути”). Боясь слОва, власть словА 1) запрещала (например, слово “милосердие” в СССР было страшно произносить! — этим “антисоветским чувством” могли обладать только заражённые “тлетворным влиянием запада”) или 2) намеренно искажала их смысл (например слово “идеализм” учили произносить с ненавистью, обличением). Отсутствие слова, определяющего terror-иста, не убивающего а запугивающего, позволило говорить, что со смертью Сталина в СССР террора не стало. Да, не стало – в том смысле слова террор, какой используют примерно с 20 века. А он был! — с том смысле слова террор, как его понимали в Древности. И даже в сравнительно недавние времена.

П-резидент Путин считает своим чекистским Учителем не Берию, не Ежова и не Дзержинского, а Андропова не случайно. Потому что именно Юрий Владимирович был первооткрывателем и создателем ТЕРРОРАСТИИ. Только начиная с Андропова Комитет Госбезопасности (в отличие от МГБ, НКВД, ОГПУ и ЧК) начал удерживать страну страхом а не уничтоженьем людей. При нем КГБэшники стали аристократами подавления, которые своими руками не только не убивали, но даже не избивали. Спустив избиения и выбивания показаний “смежникам”: милиции и тюремщикам, организаторам прессований “соседями” в камере и дедовщины. Превзойдет ли учителя Ученик? В том, что достоин Наставника, можно считать доказанным. Доказанным делом!

ТЕРРОРАСТИЯ победила Отечество и снова поставила на колени. ТЕРРОРАСТИЧЕСКИЕ акты Правительства (операции устрашения и наведения ужаса) начиная с кануна Инаугурации стали чуть ли не ежедневными. Россия погружается в ТЕРРОРАЗМ. ТЕРРОРАЗМАТИКИ выкрадывают россиян, неугодных власти, из других стран и принимают ТЕРРОРАЗУЮЩИЕ законы, преврающающие страну, имевшую вторую науку в мире и первой запустившей искусственный спутник, в ТЕРРОРНИК — потому что для ТЕРРОРАСТОВ “терра” – земля и “терро…” — наведение страха одно и то же. Путинские ТЕРРОРАТОРЫ распространяются пО миру, как чума, поражая страны и континенты, как саранча. Во главе с воссоздателем и организатором ТЕРРОРАСТИИ, укрывателем, покрывателем и покровителем теоррорастиков Президеном.

Путин Четвертого Срока (он же Второе Пришествие) является самым могущественным и самым богатым наводителем страха&ужаса на Планете.

ТеррорАстом Номер Один. 

Share
Статья просматривалась 714 раз(а)

4 comments for “ПУТИН ТЕРРОРАСТ НОМЕР ОДИН После убийства Бенладена главным породителем страха и хаоса на Земле стал Путин и его террорасты

  1. Борис Тененбаум
    29 октября 2012 at 19:02

    Текст напоминает сломанный огнетушитель — безумное количество пустой пены …

  2. Инна Костяковская
    29 октября 2012 at 18:22
  3. Инна Костяковская
    29 октября 2012 at 18:07
  4. Инна Костяковская
    29 октября 2012 at 17:57

    А в нашей большой Лиллипутии
    уже поменялась власть…
    От клона к товарищу Путину,
    (с трона бы не упасть!)

    А в деревне Гадюшкино
    всё те же гадкие рожи,
    спросить, быть может у Пушкина:
    «На что это всё похоже?»

    Притих почему-то клон,
    Мудрец обнимает Дуру.
    И катимся под уклон.
    Куда-то вниз…в диктатуру…

Добавить комментарий