Изгибы адаптации к культуре :)

Из записок С.И.Липкина: известный пролетарский поэт Михаил Голодный говорил, что сына он назвал Цезарем по ошибке. «Ты же понимаешь, Сема» — говорил он — «мы же думали, что Цезарь — это Брут«.

В своем роде это очень показательная история. Пламенные комсомольцы вроде поэта Голодного — прямо так и кажется, что это с него Булгаков рисовал своего Ивана Безродного — рвались примкнуть сразу и к мировой культуре, и к самому правильному учению, и по ходу дела путали Цезаря с Брутом.

В России, уже в новое время, был такой же захлеб с приобщением к западным манерам, и копировалось в первую очередь «гламурное» и «экслюзивное» — а не уважение к закону или к идее независомости суда. И получилась нечто насквозь фальшивое: якобы выборы, якобы парламент, якобы предпринимательство. Так сказать, Цезаря перепутали с Брутом, при этом соблюдая все положенные манеризмы.

В завершение — уж и вовсе анекдот, выловленный мной в ЖЖ «филологессы Алены»:

В кинозале показывается дублированный фильм.
Актер на экране восклицает: «Jesus !»
Дублер, тщательно копируя инотонацию: «Черт !»

🙂

Share
Статья просматривалась 920 раз(а)

12 comments for “Изгибы адаптации к культуре :)

  1. Soplemennik
    28 сентября 2012 at 8:03

    Наша соседка по коммуналке: Октябрина Антоновна Малиновская. Конечно, Рина. Её таскали несколько раз по однотипным анонимкам — дочь провокатора Малиновского! Каждый раз отпускали убедившись, что она родилась через несколько лет после расстрела однофамильца.

    • Борис Тененбаум
      28 сентября 2012 at 12:18

      А представляете, каково было какой-нибудь Фане Каплан ? Или вообще любой Каплан 🙂

  2. Владимир Янкелевич
    27 сентября 2012 at 17:37

    Борис, но есть еще и любовь к «красоте». Я жил в баку в армянском районе. Красоту армяне любили просто взахлеб. Так мою одноклассницу звали Алкида. Вообще-то «алкид» — на греческом означает «сын народа», в Войне и мире» есть такие слова: «Наполеон, узнав каков Багратион, не смеет утруждать алкидов русских боле…» Интересно, какой смысл ее родители вкладывали в имя дочери? А в одном дворе со мной жили два брата — Шекспир и Шиллер, которых ласково звали Шипо и Шило. Или такой крик в Трамвае с передней площадки на заднюю: «Гамлет, ты там билет не брала, я тебе здесь билет брала». «Красота — это страшная сила!»,
    Но уж лучше «Шипо и Шило» чем Вилен или Стален.

    • Борис Тененбаум
      27 сентября 2012 at 18:11

      Вообще говоря, любовь к красоте не монополия армян — у меня что-то под три дюжины кузин (как-то вот в этом поколении в нашей разветвленное семье рождались все больше девочки), и у них почти поголовно были имена вроде Элеоноры или Изабеллы. Конечно, до Алкиды никто из родителей не додумался, зато одну из Изабелл учили играть на арфе.

  3. Евгений Майбурд
    27 сентября 2012 at 6:54

    «Анархия Степановна и Утопия Степановна живут в Полуктовом переулке и проклинают отца, давшего им такие имена»

    Засела в памяти цитата — а откуда? Не знаю.

    Кто может прояснить?

    • Борис Тененбаум
      27 сентября 2012 at 10:59

      Евгений Михайлович, не знаю. Но одного человека, названного родителями Вил (аббревиатура от «Владимир Ильич Ленин») знал лично.

      • Марк Фукс
        27 сентября 2012 at 15:35

        Мэлор (Стуруа) – Мэлор: Маркс, Энгельс, Ленин – организаторы
        Революции
        Нинель (Мышкова) – Нинель: Ленин в обратном прочтении
        Сталина – от Сталин
        Ким – коммунистический интернационал молодежи
        Владлен – Владимир Ленин
        Марлен (Хуциев) – Марлен: Маркс, Ленин и т.п.
        М.Ф.

    • Хоботов
      27 сентября 2012 at 15:35

      А еще Брики жили на Полуэктовом переулке, в квартире вместе с Давидом Штеренбергом. Вход со двора, белый, если мне не изменяет память, флигель. Белый флигель, три ступеньки, лестница и около лестницы, на снегу, рыжая собака Щен.
      Там, на Полуэктовом, угорели Лиля, Ося, Маяковский и рыжий Щен.
      В.Шкловский

  4. Самуил
    26 сентября 2012 at 23:31

    Не помню, у кого я это вычитал, но когда в 1811-м году на Гаити пришел к власти король Анри Первый (он же и последний), то свежеиспеченный монарх задумал быстренько создать национальную аристократию, чтобы было все «как у людей, в Европе». Соратникам по мятежу, скинувшему с трона императора Жака Первого (но не последнего, будет еще император Фостен), было даровано дворянство, а из приближенных срочно изготовлена аристократия — графы, бароны, герцоги. А поскольку бедолаги были сплошь безграмотны (все они родились и выросли рабами на плантациях), то родовые фамилии себе взяли, припомнив те «красивые» слова, что бывшие их хозяева произносили с особой интонацией (смысл слов, естественно, оставался им неведом). Так появился «маркиз Унитаз», «графиня Биде» и т.д. Не знаю, насколько этот анекдот соответствует исторической правде.

    • Борис Тененбаум
      27 сентября 2012 at 1:07

      Не знаю. Может быть, и правда — звучит правдоподобно. Иди Амин сделал себя не только фельдмаршалом, но еще и доктором права (по-моему, именно доктором права, но могу ошибаться). Но вот могу привести вам совершенно реальный случай — один из генералов Империи, возведенный Наполеоном в какой-то звонкий дворянский ранг, обратился к своему монарху не «Сир», как полагалось по этикету, а «Месье Сир». Генерал думал, что «Сир» — «Ваше Величество» — это такой чин, и поэтому, будучи человелом вежливым, добавил к чину еще и должное обращенеи, «месье».

  5. Елена Тамаркина
    26 сентября 2012 at 20:44

    Какой …примечательный перевод! 🙂
    …У Сарамаго в книге «Евангелиие от Иисуса» (так на русском, кажется?) — совершенно почти неразличимы образы Сатаны и Бога. Особенно сильна сцена в лодке, на мой взгляд, в самом финале. -Сколько лет назад читала, а частенько вспоминается — так и засела в памяти…
    Спасибо, Борис Маркович!

Добавить комментарий