О стилизации – 3 (или Стихи по мотивам)

Рассказывают, что Константину Симонову было куда как приятно, если его называли «советским Киплингом» – хотя такая похвала, разумеется, должна была исходить от близких ему людей, потому что сравнение с «бардом английского империализма», сделанное сторонним человеком, могло стать для Симонова источником серьезных неприятностей.

В послевоенные годы на всех школьных утренниках пятиклассники-шестиклассники обязательно читали эту балладу Симонова (ну, разумеется, не называя стихотворение балладой – да и слова-то такого не было в заводе):

Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Никто нас в жизни не может
Вышибить из седла! —
Такая уж поговорка
У майора была.

А в классах ближе к выпускным, уже на школьных вечерах, можно было услышать и это – на мой взгляд, лучшее из написанного Симоновым:

Над черным носом нашей субмарины
Взошла Венера – странная звезда.
От женских ласк отвыкшие мужчины,
Как женщину, мы ждем ее сюда.

Согласитесь: это вполне Киплинг, разве что заранее приспособленный к суровым требованиям советской цензуры.

Существует немало симоновских переводов Киплинга; я обращусь к своему любимому (заметим при этом: на каждые восемь строк Киплинга Симонов довольствуется одним четверостишьем. И никакого ущерба смыслу, а по форме – ИМХО, разумеется – русский вариант только выигрывает).

The Lovers’ Litany

Eyes of grey – a sodden quay,
Driving rain and falling tears,
As the steamer wears to sea
In a parting storm of cheers.
Sing, for Faith and Hope are high –
None so true as you and I –
Sing the Lovers’ Litany:
«Love like ours can never die!»

Серые глаза — рассвет,
Пароходная сирена,
Дождь, разлука, серый след
За винтом бегущей пены.

Eyes of black – a throbbing keel,
Milky foam to left and right;
Whispered converse near the wheel
In the brilliant tropic night.
Cross that rules the Southern Sky!
Stars that sweep and wheel and fly,
Hear the Lovers’ Litany:
Love like ours can never die!»

Черные глаза — жара,
В море сонных звезд скольженье,
И у борта до утра
Поцелуев отраженье.

Eyes of brown – a dusty plain
Split and parched with heat of June,
Flying hoof and tightened rein,
Hearts that beat the old, old tune.
Side by side the horses fly,
Frame we now the old reply
Of the Lovers’ Litany:
«Love like ours can never die!»

Карие глаза — песок,
Осень, волчья степь, охота,
Скачка, вся на волосок
От паденья и полета.

Eyes of blue – the Simla Hills
Silvered with the moonlight hoar;
Pleading of the waltz that thrills,
Dies and echoes round Benmore.
«Mabel,» «Officers,» «Good-bye,»
Glamour, wine, and witchery –
On my soul’s sincerity,
«Love like ours can never die!»

Синие глаза — луна,
Вальса белое молчанье,
Ежедневная стена
Неизбежного прощанья.

Maidens of your charity,
Pity my most luckless state.
Four times Cupid’s debtor I –
Bankrupt in quadruplicate.

Нет, я не судья для них,
Просто без суждений вздорных
Я четырежды должник
Синих, серых, карих, черных.

Yet, despite this evil case,
And a maiden showed me grace,
Four-and-forty times would I
Sing the Lovers’ Litany:
«Love like ours can never die!»

Как четыре стороны
Одного того же света,
Я люблю – в том нет вины —
Все четыре этих цвета.

Share
Статья просматривалась 682 раз(а)

6 comments for “О стилизации – 3 (или Стихи по мотивам)

  1. Ефим Левертов
    19 сентября 2012 at 13:27

    Вы совершенно правы, уважаемый Виктор. Перевод Симонова — просто отличный. Посмотрим, насколько хуже, например, более близкий к тексту перевод В.Бетаки:
    МОЛИТВА ВЛЮБЛЁННЫХ
    СЕРЫЕ глаза… И вот —
    Доски мокрого причала…
    Дождь ли? Слёзы ли? Прощанье.
    И отходит пароход.
    Нашей юности года…
    Вера и Надежда? Да —
    Пой молитву всех влюблённых:
    Любим? Значит НАВСЕГДА!
    ЧЁРНЫЕ глаза… Молчи!
    Шёпот у штурвала длится,
    Пена вдоль бортов струится
    В блеск тропической ночи.
    Южный Крест прозрачней льда,
    Снова падает звезда.
    Вот молитва всех влюблённых:
    Любим? Значит НАВСЕГДА!
    КАРИЕ глаза — простор,
    Степь, бок о бок мчатся кони,
    И сердцам в старинном тоне
    Вторит топот эхом гор…
    И натянута узда,
    И в ушах звучит тогда
    Вновь молитва всех влюблённых:
    Любим? Значит навсегда!
    СИНИЕ глаза… Холмы
    Серебрятся лунным светом,
    И дрожит индийским летом
    Вальс, манящий в гущу тьмы.
    — Офицеры… Мейбл… Когда?
    Колдовство, вино, молчанье,
    Эта искренность признанья —
    Любим? Значит НАВСЕГДА!
    ДА… Но жизнь взглянула хмуро,
    Сжальтесь надо мной: ведь вот —
    Весь в долгах перед Амуром
    Я — четырежды банкрот!
    И моя ли в том вина?
    Если б снова хоть одна
    Улыбнулась благосклонно,
    Я бы сорок раз тогда
    Спел молитву всех влюблённых:
    Любим? Значит — НАВСЕГДА…

  2. Елена Тамаркина
    16 сентября 2012 at 17:26

    Прекрасный подарок к празднику!
    Спасибо!
    Чудесного года!

  3. Ефим Левертов
    15 сентября 2012 at 18:39

    Также стилизацией под Киплинга, почти переводом, является известное стихотворение Тихонова:
    «Спокойно трубку докурил до конца,
    Спокойно улыбку стер с лица.
    ……………………..
    Адмиральским ушам простукал рассвет:
    «Приказ исполнен. Спасенных нет».

    • Ефим Левертов
      16 сентября 2012 at 21:06

      Нет. Конкретно с Тихоновым я написал по памяти, но она подводит. Была стилизация и влияние, но перевода не было. О влиянии Киплинга на русскую поэзию написано очень много. См. например:
      РЕДЬЯРД КИПЛИНГ И РУССКАЯ ПОЭЗИЯ ХХ ВЕКА http://lib.rus.ec/b/292169/read
      Советский Киплинг znichk-a.livejournal.com
      Киплинг и советская поэзия http://meotis.livejournal.com/115981.html

  4. Инна Ослон
    15 сентября 2012 at 17:19

    Спасибо! Это стихотворение в школьные годы было одним из самых моих любимых у Киплинга. В переводе Симонова. А оригинала я не знала.

Comments are closed.