Шабтай Цви (по Ш.Дубнову)

В начале 16 века Османская империя была молодой, энергичной, легко разбившей свою соседку — империю мамлюков. Однако уже в следующем, 17 веке положение в империи постепенно ухудшилось; она одряхлела, стала коррумпированной, а руководящие должности в ней стали просто продаваться, причем вполне официально. Плохое положение было и в Иудее (в частности в Иерусалиме) – одной из провинций Османской империи.  В этом можно убедиться, рассмотрев демографические изменения: в 1620 году в Иерусалиме жило около 3 тысяч евреев, а к 1690 году осталось лишь 1200. На фоне больших страданий, испытывавшихся евреями, в их среде периодически возникали надежды на приближающееся избавление от мук. Эти надежды стимулировали стремление к праведной и счастливой жизни, они явились также той питательной средой, которая могла выдвинуть человека, за которым евреям хотелось бы пойти.  И вскоре этот человек появился. Он родился в Измире (Смирне) в 1626 году в семье Мордехая Цви. Его звали Шабтай, Шабтай Цви. Согласно еврейским правилам мальчик в 5 лет начинал изучать Тору, в 10 – Мишну, а в 15 – Талмуд. Шабтай Цви  же в 15 лет стал изучать Каббалу. Его психологический тип личности очень подходил для такого изучения – он легко приходил в состояние экстаза.

Трагические события 1648 года на Украине и в Польше, гибельная для евреев  хмельнитчина  укрепляли уверенность евреев в скором приходе Мессии и в скором наступлении времени построения Третьего Храма. Именно с 1648 годом были связаны надежды евреев – в польских событиях были усмотрены родовые муки Машиаха, вслед за которыми должен был явиться и он сам. Эти надежды были связаны также с числовым значением (гематрией) известного стиха «Аарон войдет в Святилище», равного 408, что трактовалось как указание на 5408 год по еврейскому календарю, 1648 год по христианскому («И сказал Господь Моше: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во Святилище за завесу пред крышку, что на ковчеге, дабы он не умер, ибо в облаке буду являться буду Я над крышкою. Вот с чем входить должен Аарон во Святилище…», Ваикра, 16:2-3) .

Вокруг Шабтая Цви образовалась группа молодых людей, фанатически поверивших в него. Они молились, пели каббалистические гимны, делились друг с другом мессианскими мечтами. Легкость, с которой Шабтай Цви входил в экстаз и приводил в него других людей, вселяла в его товарищей веру в осуществление своих мессианских взглядов, сам Шабтай Цви ее, конечно, не развеивал, а, наоборот, старался поддержать. Для укрепления своего имиджа он стал предпринимать действия, не разрешаемые обычным людям в обычной обстановке. Так он стал произносить в синагоге имя бога Йегова, вместо Адонай, что не было разрешено. За эти нарушения Шабтая отлучили от еврейской общины (местной), он был вынужден оставить Измир и переехать в Стамбул. Здесь он стал показывать свиток с записями того,  что он, Шабтай Цви Машиах, победит крокодила, отнимет силу у змея и другими фантастическими свидетельствами.

Свой первый визит уже в качестве Мессии он нанес в Салоники (Греция). Именно здесь он устроил спектакль своего венчания с Торой. Однако местные мудрецы не были легковерны, они не поверили ему и изгнали из города. Некоторое время Шабтай скитался, затем он оказался в Каире, где  был принят местным богачом Рафаэлем Халби, которого сумел убедить в своем мессианстве.

Настоящей целью Шабтая Цви были, конечно, Палестина и Иерусалим, где он и решил обосноваться. Первое время Шабтай говорил о своем мессианстве в сравнительно узком кругу иерусалимского общества. Но вскоре ему представилась возможность доказать свою истинность как Избавителя. На еврейскую общину Иерусалима городским пашой была наложена большая дань. Шабтай тайком съездил в Каир, взял деньги у своего благодетеля и вручил их паше. В это самое время в его штате появился собственный пророк по имени р. Натан. Именно он стал пророчествовать о будущем царстве, которое должно заменить империю ишмаэльского царя.

В 1665 году, после 16-тилетнего отсутствия Шабтай Цви торжественно въезжает в Измир. Здесь его очень пышно встречают, и отсюда начинается его энергичная пропагандистская мессианская деятельность, отсюда летели письма во все концы Европы с призывами быть готовыми по указанию Машиаха репатриироваться в Израиль. Письма отправлялись в Салоники, Ливорно, Амстердам, Гамбург, где в синагогах начали молиться за Царя – Помазанника.

К этому времени Шабтай Цви окончательно теряет чувство реальности. Он начинает мечтать о свержении турецкого султана. В сопровождении толпы своих поклонников он торжественно въезжает в Стамбул, где его встречает далеко не царский прием – его арестовывают и заключают в крепость на берегу Дарданелл. Однако Шабтай Цви и здесь не пропал. Его поклонники собрали деньги для подкупа коменданта крепости, который отвел ему обширные апартаменты, в которых Шабтай мог принимать своих поклонников и гостей. Так из тюрьмы во все концы света шли его письма с инструкциями,  наставлениями, в частности он отменял в них пост 9 Ава, пост дня разрушения Храма, так как, он утверждал, пришло время Избавления.

В этот момент задумались и еврейские мудрецы. Один из них, Нехемия Коэн, специально приехал к нему для проверки. Гостя приняли с большим почетом, однако это не смутило именитого мудреца, который сразу понял, что имеет дело с мошенником.  Нехемия Коэн поехал во дворец султана, где доложил визирю о том, что Шабтай Цви затевает бунт и хочет свергнуть султана. До этих пор все действия Шабтая Цви проходили мимо султана. Он был занят своими делами, своим гаремом и пр. Всеми же государственными делами управлял первый визирь. И вот сейчас султан первый раз услышал имя Шабтая Цви, который был приведен во дворец для расследования. Шабтай Цви вошел во дворец в еврейской шапке, а вышел из него в чалме в знак перемены своей веры. Одни его сторонники были поражены, но не все могли признать себя полными глупцами, которых легко «водить за нос». Последние стали объяснять, что все, что делал Шабтай, это просто испытания, которые не поддаются разумному объяснению.

Когда Шабтаю Цви стало известно, что у него все еще есть сторонники, а их осталось не мало, он вторично приблизил их к себе. Так началась его двойная жизнь. Мусульманам он говорил, что прилагает все усилия для обращения бывших единоверцев в ислам, а евреев убеждал в том, что притворно принял чужую веру для свершения подвигов искупления и привлечения иноверцев к иудаизму. Все это не укрылось от турецких властей, которые сослали его на этот раз подальше — в маленький городок Дульцинья (Албания), где не было ни одного еврея и куда совершенно не допускались его сторонники. В 1675 году, в возрасте 49 лет он умер здесь одиноким, всеми покинутым человеком.

Смерть Шабтая Цви отрезвила большую часть его приверженцев. Однако другая их часть продолжала верить в его божественное призвание. По аналогии с Иисусом Христом эти люди считали, что вознесшийся на небо мессия скоро вернется  и освободит весь еврейский народ.  Получила распространение теория о  двух богах: один является творцом нашей Вселенной, другой – богом Израиля, сошедшим на землю в облике Шабтая Цви. До 1924 года в Салониках сохранялись  остатки (около 16 тыс. человек)  саббатианской секты, под названием «донме» (отступники, тур.). После 1924 года донме, признанные раввинами Салоник незаконнорожденными (мамзерим), переехали в Турцию.

Share
Статья просматривалась 696 раз(а)

Добавить комментарий