Нужды крестьянства России в начале XX века и жуткие реалии сегодня.

Нужды крестьянства России в начале XX века и жуткие реалии сегодня.

 

Учрежденное по Высочайшему повелению от 22 января 1902 года Особое совещание в нуждах сельскохозяйственной промышленности под председательством С.Ю. Витте нашло нужным для выяснения нужд сельскохозяйственной промышленности и соображения мер, направленных на пользу этой промышленности, опросить местных деятелей и учреждения. С этой целью были учреждены губернские и уездные комитеты о нуждах сельскохозяйственной промышленности.

Развитие профессиональных агрономических знаний возможно лишь на почве всеобщего народного образования и духовного развития.

Самой настоятельной и необходимой мерой, докладывал агроном С.Н. Косарев в Вятском уездном комитете, является проведение в среду населения, всеми возможными способами, сельскохозяйственных знаний и технических приемов, которые могли бы поднять наше земледелие с того низкого уровня развития, на каком оно находится в настоящее время. Но, прежде, чем проводить в среду населения всевозможные знания, необходимо обратить внимание насколько население подготовлено к восприятию этих знаний, которые желательно распространить

Едва ли нужно доказывать, что усвоение всевозможных знаний будут находиться в прямой зависимости от культурного развития той среды, в которой приходится распространять эти познания. Если культурное развитие населения низко, если его образование крайне невысоко и в громадном большинстве оно является совершенно безграмотным, то нечего ожидать крупных успехов от распространения знаний, какими бы способами эти знания ни проводились в среду населения. Вот почему нельзя не поставить  краеугольным камнем успеха в проведении всевозможных сельскохозяйственных и технических знаний в среду населения распространение образования и вообще поднятие культурного уровня народных масс.

В Малмыжском комитете цитировалось замечание одного из земских агрономов Вятской губернии: «При столкновениях с крестьянами мне бросалось в глаза, что в тех деревнях или селах, где были грамотные и читающие «Сельский вестник», крестьяне скорее понимали меня, и я достигал желаемого».

Национальное значение вопроса о народном образовании было отмечено С.П. Максимовичем, Г.А. Кантовским и А.А. Дураковым в Глазовском комитете. Они говорили в своем докладе комитету: «Жизнь не ждет. Нации ведут между собой упорную борьбу, и победа достанется тому, чья культура выше. На исторической сцене появляются новые нации и спешно стараются усвоить продукты высшей духовной культуры, чтобы вступать в международное состязание с более крепкими силами. На Дальнем Востоке Япония начинает обгонять нас по своей культуре. А Россия с давних пор, неизменно остается позади культурных наций и чем дальше, тем расстояние между ней и культурным миром становится все больше и больше. Эта возрастающая отдаленность от Запада представляет на наш взгляд серьезную национальную опасность, и бороться с ней необходимо всеми силами, какими только обладает общество и государство».

По словам Н.Н. Блинова в Орловском комитете среди крестьян наблюдается «стихийное увлечение школьным учением… Население Орловского уезда сознает важность знания и необходимость начального образования. Крестьяне усиленно посылают своих детей в школы, которые переполнены ныне».

В Глазовском комитете отмечалось, что «Вятское земство издало много полезных книг для населения, но с запрещение Цензурным Комитетом издательской деятельности земство должно было прекратить издание дешевых народных книг. Дешевой и хорошей книге был закрыт, таким образом,  доступ в деревню, которая и до сих пор продолжает питаться духовной пищей с Никольского рынка.

Крестьянин А.В. Пашкин жалуется в Слободском комитете: «Земство библиотеки устроило, мы  очень рады и благодарны, но книг-то мало. И вообще нам мало доводится читать о наших нуждах и порядках. Хотелось бы, чтобы в Вятской газете» больше писали обо всем, потому что «Вятскую газету» многие получают из крестьян».

В.П. Рылов замечает в том же комитете: «Хорошее дело земство сделало, устроило библиотеки в каждом сельском обществе и допустило «Вятскую газету». Очень это на пользу крестьянам. Грамота не забывается. Да книг в наших библиотеках очень мало, да и книги почти одни и те же, что и в школьных библиотеках. Желательно, чтобы в библиотеки было допущено больше книг по сельскому хозяйству. Да и в «Вятской газете» писали бы больше известий».

В Бузулукском комитете указывалось, что в народные читальни допускается только 8% разрешенных общей цензурою книг.

Граф П.А. Келлер указывал в Краснинском комитете, что деятельность частных лиц по народному образованию « к сожалению, поставлена в такие невозможные условия, что нужно только удивляться, как находятся еще желающие работать. Кому неизвестны те мытарства, которые нужно пройти, чтобы получить право выдать и прочесть другим дозволенную несколькими цензурами книгу? Не у всякого хватает терпения преодолеть все это и многие, устрашившись массы формальностей, отказываются от хорошего дела».

Врач К.Г. Туровский правильно заметил в Царицинском комитете: «Почему народу можно читать только детскую литературу? Разве она способна выработать у человека научное мышление, конечную цель всякого развития, вне которой чтение есть пустая забава и праздное препровождение времени? Не может ли такая литература внушить народу только презрение к науке, так как она ничего существенного ему дать не может».

Конечно, в местных комитетах были и враги народного образования.

В Малмыжском комитете земский начальник А.А. Тронин находит, что «наряду с образованием следует поставить религиозно-нравственное воспитание, без которого образование может принести только вред. Неправильность постановки народного образования была подмечена еще покойным Императором Александром III, почему и были учреждены церковно-приходские школы. К сожалению, эти школы не оправдали своих надежд, но сама эта идея – святая. Образование само по себе – острый нож в руках ребенка, если только народ не научится обращаться с ним, не получит нравственного воспитания. Старина показывает нам, что  когда крестьянин имел страх БОЖИЙ – он иначе относился к труду, собственности и бережливости».

Вятская губернская земская управа докладывала в губернский комитет: «Отсутствие энергии и самодеятельности в населении должно быть отнесено, кроме бедности и невежества, еще на счет исторически сложившейся системы административной опеки над крестьянским населением. Вторжение последней в область интересов сельских и волостных обществ, принуждение поступать не по убеждению, а по приказу, лишает население не только веры в свои силы, но не дает возможности и на опыте знать, что хорошо и что плохо, что надо и чего не надо. Таким образом, наряду с унижением личности крестьянина, поставленного в правовом положении ниже всех сословий, административная опека обрекает население на инертное отношение к своим нуждам, приучает надеяться на власти и исключает развитие самодеятельности и энергии. Ввиду этого необходимо поднятие личности крестьянина, его веры в свои силы».

Уездный член суда И.И. Железнов отмечал в Малмыжском комитете, что опека над крестьянами «приводит к тому, что в массе крестьянства возникает стремление бросить свое хозяйство, уйти из своего сословия. Все лучшие, более энергичные и самостоятельные люди бегут из деревни в город, стремятся приписаться в мещане, в купцы, а в деревне остаются менее предприимчивые и менее обеспеченные. Это оскудение деревни и упадок сельскохозяйственной промышленности может остановиться только в том случае, если крестьянин, оставаясь в деревне и членом своего общества, будет пользоваться теми же личными и имущественными правами, какими пользуются  и мещанин, и купец, и все другие сословия Российской Империи».

По утверждению уездного члена суда И.И. Железнова «власти в крестьянской среде являются выборными только по названию и в такой мере зависимы от ближайшего начальства, что не могут и думать о защите интересов своих обществ».

Прокопович С.Н. Местные люди о нуждах России. СПБ. Издание Е.Д. Кусковой, 1904, с.1, 43, 48-49, 54, 55, 61, 63-64, 76-77, 82, 90, 99.

 

А теперь жуткой ситуации в сельской местности сегодня на примере нашей Кировской области. Буквально 25 августа 2012 года мы ездили в Сунской район. Там заехали в село Нестино, в 5 км от Суны (центра района). Это было некогда большое село. Кстати, одно из родовых сел семьи Васнецовых. Красивейшее место. Село расположено на высоком месте. День был солнечный и красота природного окружения не могла не вызвать нашего восхищения. Однако,… везде мерзость запустения. Село неухожено. На все село, в домашних хозяйствах, осталось две коровы. А раньше было более 100. Многие дома заброшены и разрушаются. Работы нет. Молодежь уезжает в город. А ведь это всего в 5 км от трассы Киров-Казань.

Потом заехали в село Верхосунье. Это было большое село, в котором проводились ярмарки с немалыми торговыми оборотами (о ярмарках дореволюционной России я еще напишу). Что же там происходит сегодня. Больница, старинная земская, закрыта еще 5 лет назад. Церковь никто не восстанавливает. В здании церкви расположена сельская библиотека. Меня порадовало, что она носит имя Ф.Ф. Павленкова. Пока еще не закрыли… А это в двух километрах от трассы Киров-Казань. Тоже прекрасное природное окружение. Рядом красивое озеро.

Буквально вчера разговаривал с краеведом города Слободского Олегом Васильевичем Рогожниковым. Он со своим приятелем на прошлой неделе проехался по селам и деревням Слободского района. Тоже везде мерзость запустения. В некоторых селах осталось по 2-3 жилых дома. Яркий пример этого — село Всесвятское, некогда большое село Слободского уезда. Коров в своих хозяйствах жители практически нигде не держат. Все фермы заброшены и рушатся. Поля зарастают. Все тоже жалуются на отсутствие работы. Школы везде закрываются, потому что некого учить. Нет детей.

У одного моего знакомого аспиранта бабушка живет в селе Истобенское Орловского района. Это было огромное село. Достаточно сказать, что там две церкви. Село это до сих пор славится в нашей области своими огурцами. Каждый год там устраиваются праздники «Истобенского огурца», на которые любит ездить наш губернатор Н.Ю. Белых. Так вот, там в домашних хозяйства осталось только три коровы. А раньше в каждом было еще и не по одной. Немало держали и другой живности (овец, коз, кур и гусей). Село было богатое.

Если так будет продолжаться, то область скоро полностью лишится (если уже не лишилась) продовольственной безопасности, о которой сегодня так много говорят. На кого же мы надеемся? На страны Латинской Америки? Позволительно спросить о том, зачем вообще существуют в области Департамент сельского хозяйства и районные управления сельского хозяйства. Чем они управляют? Частные сельскохозяйственные предприятия вполне обойдутся и без них.

И такое положение не только в нашей области, а и во многих других регионах.

Недавно я опубликовал в ИНТЕРНЕТ статистический материал по мировому сельскому хозяйству. Приведу из этого сообщения только такие цифры. В 2011 году в России было 8,8 миллионов коров, а в США – 98,0 миллионов. Если учесть, что средний удой от коровы в США составляет 8329 кг от коровы, а у нас 1100 кг, то легко почувствовать разницу.

Есть, на мой взгляд, только один выход из этого положения. Это – свободная кооперация сельского хозяйства в нашей стране по примеру таких стран, как Дания и Швеция. Но осталось ли у нас достаточно пассионарных личностей, способных провести эту огромнейшую работу? Боюсь, что их уже не осталось.

 

                            Александр Рашковский, краевед, 2 сентября 2012 года.

Share
Статья просматривалась 316 раз(а)

Добавить комментарий