Интимная тема

Может быть, на фоне фантасмагории с «пусями» в России (для меня все там бред — и выступление девиц в храме, и суд, и приговор) захотелось поговорить на интимную тему, а именно о религии и вероисповедании. Нет, скорее причина в другом —  не могу забыть  фильм Павла Лунгина «Дирижер». В моем восприятии фильм еще более бредовый, чем реальность в России. Или это звенья одной цепи?

Почему  так раздражает буйное христианство Лунгина? И более деликатное, но не менее навязчивое православие Людмилы Улицкой? Ведь разве свободный человек не имеет  права выбора? Тем более, речь идет не о глупых пусях,   а об очень талантливых и уважаемых  людях. Людмилу Евгеньевну я искренне считаю  украшением российской словесности.  И разве  циничное безверие, отрицание морали и заповедей лучше веры? Пусть хоть в Христа, хоть в Будду или даже в Зевса с Аполлоном?

И тогда я представила некоего абстрактного человека, рожденного в мусульманской семье. Предположим, он живет в Израиле, является интеллигентным и глубоко чувствующим служителем культуры, тесно соприкасается с еврейской традицией и в какой-то момент осознает, что иудаизм ему гораздо ближе психологически. Стану ли я его осуждать?

Но если этот же человек наденет черную шляпу ортодокса и ринется на всех углах призывать к борьбе за соблюдение кашрута и субботы? Если он примется  громко распевать псалмы, устраивать демонстративно иудейскую свадьбу с раздельными залами? А в своем творчестве станет изображать  прозревших мусульман, которые дружными рядами шагают в иудаизм?

Где провести границу?

Share
Статья просматривалась 838 раз(а)

13 comments for “Интимная тема

  1. 1 сентября 2012 at 15:47

    Аврум Тарантул:
    Не знаю, как там гипотетический гер из мусульман (говорят, сам Мохаммед был гером, потом переиграл пьесу), но с евреями дело объяснимое — ни один народ из населявших Российскую/советскую империю, кроме нас, не был с определенного момента начисто отрезан государством от своих корней. Даже, так назыаемые репрессированные народы. Никому не возбранялось, вплоть до применения государством тяжелой руки репрессий, пользоваться СВОИМ языком, худо-бедно, пусть даже с русскими/советскими мифологическими искажениями, изучать СВОЮ историю, тсповедовать религию СВОИХ предков. Мы прошли курс русификационного манкуртирования, а как ведут себя манкурты, особенно, манкурты-отличники, читайте у великого Чингиза. Он тоже страдал от этого, но, все-таки, в меньшей мере. Он писал по-киргизски и сам переводил на русский. Не знаю, как Елена, а я так не могу — писать на каком-нибудь из еврейских языков, а переводить на русский! Но я — плохой ученик, да и счастье мое, что азиат. Там у нас все это было помягче, что-то еще теплилось. А Улицкая с Лунгигым, как я понимаю, если и не столичные штучки изначально, то все же россияне. Впрочем, российская провинция по юдофобии Москве 100 очков вперед даст. И вот вам результат — 13 поросят в году они съедят! А нам все равно…

    • 1 сентября 2012 at 15:50

      Вдогонку. То, что с нами сделал русский народ, это, считаю я, почти такое же преступление, как то, что совершили народ немецкий и иже с ним, двунадесть языков. Впрочем, и русские, если предоставлялся случай, там были.

  2. Елена Минкина
    26 августа 2012 at 20:46

    Все верно, Виктор Ефимович, но лысина не так важна и даже украшает иногда мудрого философа, а вот старательные неофиты раздражают ужасно. Особенно тот же Лунгин, прости Г осподи!

    • Виктор Каган
      27 августа 2012 at 0:48

      Лена, когда меня что-то раздражает, спрашиваю себя, мол, парень, зачем, для чего тебе это раздражение. Пойму для чего оно мне — уходит. Любой неофит старателен, как начинающий водитель-первогодок. Нормальный ход, иначе не бывает. И потом — по большо-о-ому секрету, тишайшим шёпотом: лысина — метафора и не более того. 🙂 И из Лунгина какой неофит? Он что — из иудаизма в православие перешёл и совсем недавно?

      • Елена Минкина
        27 августа 2012 at 16:47

        Дорогие Инна и Виктор Ефимович! Именно потому и написала — избавиться от ненужных раздражений путем обсуждения :). Поэтому спасибо вам! «Любые неофиты» мне понятны, но когда речь идет о талантливых и не слишком молодых людях, к тому же имеющих широкую аудиторию, то почему-то ждешь мудрости и разума.
        По поводу самого Лунгина ничего не могу сказать, но всем известные замечательные его родители — переводчик Лилия Лунгина и драматург Семен Лунгин- были московкими евреями-интеллигентами, периодически страдали от «внимания» антисемитской власти, сидели без работы и пр., о чем сама Лунгина и рассказывает в фильме «Подстрочник». Поэтому неистовое христианство младшего Лунгина(воистину правее Папы!)- и в фильме «Остров» и в уже упомянутом «Дирижере», где к тому же перевраны все возможные детали реальной жизни, изумляет и заставляет усомниться в этой самой мудрости и разуме. Помните, как в старом анекдоте про КПСС — или умный, или честный.

        • Борис Тененбаум
          27 августа 2012 at 18:40

          «… как в старом анекдоте про КПСС – или умный, или честный …»

          Вы знаете, Елена, к этой классической формуле можно добавить еще одну категорию — «ушибленный». У меня на столе сейчас лежит биография Рузвельта, написанная известным советским американистом, Н.Н.Яковлевым. Она вышла в 2003 году, но написана, по-видимому, была много раньше, еще в советское время, и автор не стал ее править. Она написана так, что вчуже становится неудобно, и в некоторых местах речь идет уже не об искажениях, а о самой дикой лжи, вроде «… хлопот Рузвельта по натравливанию Германии на СССР …». Однако, если глянуть в биографию самого Н.Н.Яковлева, то видно, что его отца, заместителя министра обороны, в 1952 арестовали, а вслед за ним в лагерь отправили и его сына. Н.Н.Яковлеву в 1952 было всего 25 лет, он родился в 1927. Его выпустили очень быстро, в 1954-ом, т.е. сразу после смерти Сталина, и дальше он жил уже более или менее благополучно, но дикая травма, по-видимому, осталась на всю жизнь. Истерическая любовь к системе, стремление во чтобы то ни стало «соотвествовать» — это имеет свои серьезные основания.

        • Елена Цвелик
          2 октября 2012 at 3:18

          Дорогая Елена! Текст сценария и книги «Подстрочник» порой весьма отличаются друг от друга. В этом плане любопытна статья историка литературы Бориса Фрезинского: » И об экологии истории тоже»:
          http://narodknigi.ru/journals/87/i_ob_ekologii_istorii_tozhe/
          В самом «Подстрочнике» Лилианна Лунгина неоднократно дистанцируется от еврейства: » Я стопроцентно была этому чужда. Для меня этого не существовало. Я была типичный космополитический продукт», идиш
          называет жаргоном и упоминает о том, что и ее бабушка, и родители были атеистами.
          Если муж Лилианны, Сима, был «а пинтеле аид» и чудно пел еврейские песни, даже не зная идиша, то еврейство госпожи Лунгиной, как она сама признает, датировано тем моментом, когда начались
          преследования(убийство Михоэлса, расстрел членов ЕАК и дело врачей).
          Совершенно очевидно, что семья была полностью ассимилированной, утратившей связи с еврейством, поэтому неудивительно, что Павел Лунгин, принявший православие, абсолютно безразличен к Израилю
          и евреям.

          • Елена Минкина
            2 октября 2012 at 4:55

            Уважаемая Елена Цвелик!
            Спасибо за внимание к моей давней записи в блогах! Не обессудьте, но я не поняла связи между мною поднятой темой и Вашим комментарием. Возможно, текст сценария и книги отличаются, мне не удалось полностью посмотреть сам фильм, но книгу читала внимательно и с большим интересом. И что? Абсолютное большинство столичных евреев, (включая и меня, грешную :)) были ассимилированными атеистами или принимали христианство. И почти всем в разное время напомнили про их происхождение — кому-то убийством Михоэлса, кому-то «делом врачей», кому-то обществом «Память».
            Но разве речь об этом?
            Более того, и Павел Лунгин, и Людмила Евгеньевна Улицкая, и многие другие уважаемые люди абсолютно свободны в выборе веры и не нуждаются в моем одобрении или осуждении. Меня только неприятно поражает некая натужная истовость этой веры. Воистину, правее Папы Римского! Впрочем, как справедливо заметили в других комментариях, так ведут себя почти все неофиты.
            Позвольте только не поверить, что Лунгин «абсолютно безразличен к Израилю и евреям» (по мне пусть бы был безразличен). Уверена, что ему тоже не раз «напомнили» и еще напомнят. Так устроен мир и таково отношение к евреям — ничего не помогло полностью забыть свое еврейство ни отцу Меню, ни Борису Пастернаку, ни многим жертвам фашизма (пусть хоть трижды крещеным!). Но Лунгин не только не безразличен, он выпускает фильм «Дирижер»! Надуманный и неумный фильм, где подробно показаны якобы реалии Израильской жизни — подростки, говорящие на иврите, рынок, теракт, больница, улицы Старого города. И все эти реалии режиссер вкупе с автором сценария перевирают до такой степени, что вместо задуманной притчи получается фарс! Вот это огорчает по-настоящему! Художник вправе быть и христианином, и мусульманином, и буддистом, но в любом случае от него ждешь мудрости и внимания к материалу.
            Но и не об этом моя заметка, честно говоря! Просто мне скучны истовые неофиты.

            • Елена Цвелик
              3 октября 2012 at 2:53

              Уважаемая Елена!

              Позвольте Вам заметить, что мой комментарий имел непосредственное отношение к Вашему блогу. Ни осуждения, ни обсуждения тех кто крестился, там нeт, но как ведут себя рьяные неофиты из евреев, нам известно не понаслышке. Вот мнение большого русского писателя, еврея, Фридриха Наумовича Горенштейна:

              «Разве кто-нибудь из них был верующим иудеем? Нет, не от веры отцов они отказываются, а от нации отцов, хотя весьма комично хотят отказаться, часто любой ценой. Но это выглядит комично лишь до тех пор, пока не начинают расплачиваться, и часто от них этой расплаты, оплаты своей христианской религии, и не требуют. Но они платят добровольно, сами от себя, и, случается, такой ценой, после которой уже – что там житель города Кариота Иуда, что там растлитель своей души Свидригайлов! Обычный мелкий бытовой подлец, обокравший свою старую мать ради картёжных радостей, повесился бы.
              Эти не вешаются, по крайней мере, в большинстве. Да и случалось в прошлом (думаю, и теперь тоже), начавшие платить добровольно потом берутся на службу. А если не берутся, то всё равно служат добровольно, верой и правдой. Так что, без их службы прежний древний седой антисемитизм и нынешний сильно бы обнищали – «судите сами».
              «Стояние впереди», национальный «авангардизм», вообще характерен для любого национального ренегатства, свойственен и другим обрусевшим и оправославившимся этносам, правда, без особой, как у еврейского ренегатства, оголтелой ненависти к соплеменникам (по причине их, соплеменников, гонимости)».

              Так вот, особенность неофитов и заключается в том, что они платят добровольно, от всей души. Чему же Вы удивляетесь? Есть пословица: отец-ассимилянт,
              сын-выкрест, внук — антисемит. Для выкрестов нет ни эллина, ни иудея. Иудея уж точно нет. И к Израилю, в лучшем случае, безразличие, а в худшем, — все то, о чем вы пишете.
              Кстати, по эпизоду со сквоттерами вполне можно было бы поставить хороший антисемитский ролик, если бы не отличная игра блистательной Люси Дубинчик.

              А по поводу Пастернака и отца Александра ( я бы добавила в этот список Мандельштама и Корчака) спорить гораздо сложнее, да и масштаб этих личностей несколько иной. Леонид Пастернак, отец поэта, никогда от своего еврейства не отрекался, хотя был русским интеллигентом и гражданином мира. Борис Леонидович, наследник Ицхака Абарбанеля, позиционировал себя по-другому, и его отношение к еврейству было соответствующим. «Случай Мандельштама, колеблющегося между ужасом перед «хаосом иудейским» и гордостью «почетным званием иудея»; случай Пастернака, ненавидевшего свое происхождение и признавашегося в этой ненависти Горькому еще в 1927, а после войны, то есть после Освенцима, призывавшего евреев «разойтись», исчезнуть, дабы не мешать счастью всего человечества, – эти два случая, вероятно, самые известные ( Шимон Маркиш)». Увы, некоторые цитаты из «Живаго» популярны у антисемитов и сегодня (см. статью Наврозова «Послание к евреям»).
              Что касается Александра Меня, то это был в высшей степени достойный и благородный человек, но и его суждения я бы не назвала истиной в последней инстанции. В памфлете» Товарищу Маца, литератору и человеку» Горенштейн замечает: «В своих талантливых популяризаторских книгах священник Мень понимает необходимость библейского иудейского подхода к христианским идеалам, понимает даже важность учёта еврейской психологии в исследовании христианских текстов, притом, однако, очень мягко переставляет акценты…Скажу лишь, что некоторые из высказываний покойного Меня, мягко говоря, причудливы. В одном из последних своих интервью, говоря об антисемитизме Достоевского, священник выразился: «Ну и что? В конце концов, это было его право». У Достоевского не больше права быть антисемитом, чем права быть эпилептиком. Биологическое право часто противоречит праву моральному. Для того и создано моральное право, чтобы обуздывать право биологическое. Но слишком часто силы бывают неравны, и биологическое право берёт верх. Это одна из важных тем моих книг, и в этом – одно из главных противоречий моих с покойным отцом Менем.»

              За поколения неофитов надо благодарить советскую власть, которая разгромила и почти полностью уничтожила еврейскую культуру и религию, превратив оставшихся евреев в ассимилянтов и конформистов. Если у христиан, которых она тоже не жаловала, оставались церкви, священные книги и просто национальная традиция, то евреям не оставили ничего. Естественно, в таких условиях многие молодые интеллигенты еврейского происхождения крестились: они практически не знали о собственных традициях и были легкой добычей миссионеров. Елена, я — коренная москвичка, живу на Западе 23 года и ни разу не встречала «новых» православных, с симпатией относящихся к Израилю как таковому (несколько лет назад моя мама, репатриантка с двадцатилетним стажем, ездила в Яффо встретиться с двоюродной сестрой из Росии,которую крестила ее в детстве ее русская мама. Та приехала на пару дней из Египта повидать христианские святыни и Израиля практически не видела и не стремилась увидеть!). Это данность, которую надо принять, понять и отпустить.

              Наверное не стоит и принимать таких неофитов всерьез: Израиль выстоял и выстоит несмотря и вопреки их нелюбви, бездарным фильмам и пасквилям.

              P.S.
              Кстати, мне ужасно понравилась «Женщина на заданную тему». Можно ли ее купить в Америке? И если да, то где?

              • Елена Минкина
                3 октября 2012 at 3:45

                Уважаемая Тезка! (право, нашим родителям не хватило фантазии :)). Спасибо за неравнодушие и внимание! Я с Вами совершенно согласна — и неофиты скучны и утомительны (включая евреев, конечно), и про Пастернака и отца Меня на страницах этого портала говорилось неоднократно. И отношение «новых православных» нам приходится наблюдать в Израиле достаточно часто — к нам ведь устремились толпы «паломников» из России. Пусть их!
                Меня просто очень задел натянутый и нелепый фильм Лунгина, а отсюда и родились остальные размышления.
                Огромное спасибо за внимание к моей книге. Она продается в интернет-магазинах — и в Лабиринте, и в Озоне. Мои американские друзья покупали в Бостоне через местное отделение Библио-Глобуса. Это все, что я знаю.

    • Инна Ослон
      27 августа 2012 at 1:49

      Дорогая Елена, меня такое христианство скорее не раздражает, а отталкивает. (Раздражают меня шаркающие в шлепанцах молодые люди. Звук не люблю.)

      Вы очень хорошо описали ситуацию на примере гипотетического мусульманина. Во что там человек верит в душе и с каким богом разговаривает — это его дело, но когда он приводит себя в пример, навязывает свое поведение другим, демонстрирует свое христианство как свою самую главную черту…

      А когда евреи подчеркивают свое христианство — это (повторяю) для меня признак отталкивающий, даже когда речь идет о Пастернаке.

      Почему это так настораживает? Потому что воспринимается как предательство. А после одного предательства можно ждать следующего. Оно не обязательно случится, но… В самом лучшем случае я это воспринимаю как глупость (у Александра Галича).

      Но бывают случаи, когда такой переход не предательство, а, наоборот, лояльность, — для тех, кого христиане спасли от газовой камеры.

      Тут каждый случай сам по себе.

  3. Виктор Каган
    26 августа 2012 at 16:29

    «Трудно установить момент, с которого человека следует считать лысым» — Г.В.Плеханов

Добавить комментарий