Версификация и китч

В «Кратком словаре иностранных слов» слово версификация расшифровывается как стихосложение. В наших блогах это слово приобрело значение чего-то плохого, не совсем приличного, между тем, на мой взгляд, оно происходит от слова версия, что означает одну из нескольких, отличных друг от друга вещей, событий, фактов, понятий. Мне бы хотелось расширить сферу применения термина версификация до мира всех вещей, событий, фактов и понятий вне зависимости от области их создания и употребления.

Действительно, мы живем в мире поделок, подделок, заменителей,  заместителей, то есть по-своему в мире версификаций. Китай заполонил весь мир своими товарами, часто под именем известных брендов. Мы покупаем эти товары, они нужны нам из-за их доступности, похожести на товары ведущих фирм. Мы, средние люди средней страны, без этих товаров уже не можем обойтись. Одна симпатичная дама так определила свое отношение к версификациям промышленных и других товаров: «Я почти всегда удовлетворена этими товарами и этими услугами. Единственное, чего я бы не доверила версификаторам, так это свои зубы, здесь я обращусь только к самому-самому мастеру, даже, несмотря на его цены».

Есть также версифицированные продукты питания. Здесь я не имею ввиду плохие продукты питания. Я говорю о так называемых генетически модифицированных продуктах, во многих случаях заменяющих натуральные продукты из-за дешевизны, а также вследствие агрессивно-рекламных компаний фирм – производителей этих продуктов. Правда, есть страны, где такие продукты запрещены, кажется, например, в Германии.

Да что я о низком – товары, продукты, поговорим о высоком!  Был недавно на выставке в музее, смотрел отличные картины, шел домой взволнованный. Встречаю соседа, известного художника. Поделился с ним впечатлением, и, что бы вы думали — он высмеял меня. «И ты веришь, что там висят подлинники? Подделки, все подделки! Подлинники давно вынесены и проданы!». Признаться, я был серьезно обескуражен таким выступлением художника – профессионала, хотя и не был уверен в его правоте, может быть он просто обозлен на наш мир.

Теперь пойдем в другую сторону высокого, в сторону литературы, поэзии, …. В наших блогах стоит очень интересный пост о версификации в поэзии. Этот замечательный пост был поддержан всеми, написавшими свои комментарии к нему, в том числе одним писателем. Господин этот пишет прозу, историческую прозу. Он успешный писатель, несмотря на то, что является и в своем методе и предмете своего творчества типичным версификатором. Собственно, он сам неоднократно признавался в этом, рассказывая о своих писательских приемах, восхищаясь «настоящими» творцами в сравнении с собой. Себя он в шутку называет ремесленником, подельщиком, столяром, и это не из-за своей скромности, как вы можете предположить, от скромности он, как говорится, не умрет. Это признание, к его чести, есть следствие своего трезвого взгляда на себя и свою, так называемую, литературу. Я тоже считаю его типичным версификатором, умело составляющим свои опусы на основе других книг, художественной литературы, часто непроверенных данных, часто в угоду заданной политической позиции и пр., и пр. Однако, этот господин, автор типичных версификаций в прозаической литературе, является жестким критиком таковых в поэзии, и об этом он очень громко заявляет. Почему же он (да и многие другие) занимает такую непримиримую позицию именно по отношению к поэзии?

Я бы хотел выделить три области интеллектуальной человеческой жизнедеятельности, к которым мы иногда предъявляем очень повышенные, можно даже сказать завышенные, требования к … — условно назовем это сухим словом качество.

Наш поэтический гений Александр Пушкин написал в своей маленькой трагедии «Каменный гость»:

Из наслаждений жизни

Одной любви музыка уступает;

Но и любовь мелодия….

Две жизненные области здесь названы — любовь и музыка, третьей, на мой взгляд, является поэзия. Если мы подставим слово поэзия на одну из двух позиций в заявленных стихах Пушкина: любовь или музыка, преобразованная трехстрочная фраза изменится, но по прежнему будет иметь смысл. Мы по справедливости хотим наслаждаться хорошей музыкой и хорошей поэзией. Также мы хотим наслаждаться любовью. Если вы скажете, что мы хотим наслаждаться всем, то будете правы, но в рамках нашего обсуждения я прошу вас ограничиться этими тремя объектами наслаждения, а может быть даже сосредоточиться на одном из них — поэзии. Почему мы так требовательны к ней и не требовательны к другим областям интеллектуальной человеческой деятельности? Часто причиной этого является относительная доступность инструмента поэзии — слова. Произносить слова мы уже научились. Осталось научиться правильно составлять их в предложения, а предложения  — в их сочетания. Если мы поставим слова в рифму или, по крайней мере, с каким-то ритмом, то есть какая-то вероятность, что получится некоторая версификация.

Есть также стихотворения в прозе, «белые» стихи, а также просто проза, по своему воздействию, ритму, внутренним связям входящих в нее слов, создающая эмоциональное напряжение читающего, иногда приближающая объект чтения к стихам.

Мы пришли к выводу, что стихи это слова, эмоциональные связи между ними, а также необходимое внутреннее напряжение и корреспонденция между словами. Но чтобы автор мог называться поэтом, а не чтецом — декламатором не хватает еще чего-то. Это что-то — форма, которая должна быть совершенна, привлечь наше внимание, отвечать каким-то канонам, или в крайнем случае как-то оправдана или более-менее удовлетворительно объяснена. Делает ли все названное в сумме поэзией? Нет. Часто есть и то, и другое, и третье, а стихи, что называется, не берут.  Чего же не хватает? И вот здесь мы должны вновь вернуться к стихам Пушкина. Настоящая поэзия включает в себя также музыку стиха и обязательно любовь (хотя иногда и ненависть) к кому-то или к чему-то. Если же кто-то ограничится любовью к себе, то у него есть шанс стать версификатором.                                                                                    Понятием, в какой то мере противоположном версификации, является так называемый китч, хотя, если понимать версификацию в широком смысле этого слова, китч может быть и включен в понятие версификация. Китч, как  эстетическая действительность настоящего времени, широко исследуется, критикуется, объясняется, оправдывается. Одним из исследователей китча как понятия является  Наталья Конградова. Вот, что пишет она об этом в своей по настоящему замечательной статье «Китч: не-искусство не-элиты. Этимология и история понятия» в журнале «Фотожурнал»,                                                  см.  http://photo-element.ru/analysis/kitch/kitch.html :                                 «Таким термином является, в частности, «китч». Наполненное отрицательным пафосом, оно пришло в научный оборот из публицистики. Причем если в публицистике китч с момента появления (с 1970-х годов) стал означать одновременно художественное направление (например, в «буржуазной» литературе) и предмет домашнего обихода, то в такой традиционно оценочной науке, как искусствоведение, он стал тождествен художественному суррогату, искусству низкого качества и не рассматривался как самоценное явление. … Хотя мы считаем китч областью массовой культуры, последняя постоянно изменяется, все более сливаясь с элитарной, черпая из нее образцы и формы и питая ее саму. Если делить культуру на массовую и элитарную по потребительской шкале, то окажется, что спектр потребителей от самых «низких» до самых «высоких» жанров непрерывен. Более того, поскольку китч обладает не только эстетической, но и компенсаторной функцией и ее можно описать во фрейдистских терминах сублимации и замены, среди элитарных «потребителей культуры» многие становятся одновременно потребителями массовой культуры». 

              Пора спросить, связаны ли два названные мной понятия, версификация и китч, какое из них «выше-ниже» на человеческих шкалах культуры, потребления, других шкалах. О связи этих двух понятий я уже сказал. Я назвал китч составной частью понятия версификация в широком значении этого слова. Что касается «выше-ниже», то сегодня я не вполне готов ответить на этот вопрос, мне надо его еще раз продумать со всей доброжелательностью  к создателям тех и других версий произведений искусства, если говорить об искусстве.

Share
Статья просматривалась 191 раз(а)

3 comments for “Версификация и китч

  1. Борис Тененбаум
    5 августа 2012 at 19:34

    Ефим, вас не затруднит как-нибудь поправить формат ? А то в конце у вас нечто безумное …
    Был бы вам искренне признателен — такие вещи, как ваш текст, я коллекционирую 🙂

    • Марк Фукс
      6 августа 2012 at 4:53

      Что же, шелест листопада и молчанье тишины – это уже не мало.
      Спасибо!
      4 Августа 2012 года в 17:41

      Ради всего, Всего, оставьте автора моего эпитета в полном покое.
      Ему нравится его положение и позиция. Он ощущает себя гонимым, но стойким в своей правоте и моральной чистоте, этаким праведником с факелом в руках, факелом истин и знаний, праведником и бойцом в круговой обороне от невежества, черствости сытых и устроенных грубиянов, давно покинувших его глубокий тыл, в борьбе с невеждами захватившими Его русский язык и ставящих самим своим существованием в сфере русского зыка, своим владением языком, своими успехами в изложении мыслей на нем деятельность его под сомнение. Дайте ему возможность играть эту любимую им роль дальше. Короля играет свита, актеру подыгрывают зрители. Ну почему бы нам не дать русскому еврею с еврейским образованием (в отличие от большинства из нас) возможность насладиться жизнью так, как он этого хочет и так как он это понимает.
      Факел в руки!

      • Ефим Левертов
        6 августа 2012 at 18:01

        Марк! Если бы я последовал Вашему совету, я стал бы предателем.

Comments are closed.