Открытое письмо Председателю партии «Яблоко» о программе «Земля, дома, дороги» и не только.

Открытое письмо Председателю партии «Яблоко» о программе «Земля, дома, дороги» и не только.

 

Уважаемый Сергей Сергеевич!

 

 

С моим, к сожалению уже покойным, единомышленником и партнером в научно-практических исследованиях Борисом Аркадьевичем Кропотовым мы уже сравнительно давно пришли к выводу, что для разработки и производства продуктов на основе дикорастущих растений Вятского края необходимо создание учебно – научно — производственных пансионов в комплексе с разветвленной системой хуторских (фермерских) хозяйств. У меня уже был достаточный опыт библиографического поиска необходимой литературы, и я принялся за работу. Так мы изучили произведения Смайльса, Кропоткина и других авторов исследований по вопросам кооперации. Отмечу, что в XIX – начале XX века вышло достаточно много изданий по всем проблемам кооперации, не потерявших, кстати, своей актуальности и сегодня. Сразу возник вопрос о концепции проектирования поселений для таких пансионов. Регулярная застройка, применяемая в городах, для них явно не годилась. Литературы по проектированию поселков оказалось немного. Однако, в 1944 году у нас была издана книга о проектировании поселков в США.

Известно, что в конце Великой Отечественной войны многие надеялись, что после войны жизнь в нашей стране в корне изменится, поэтому и начали издавать такую литературу. Надежды этих людей, к сожалению, в условиях господства большевистской идеологии, не сбылись, но книга эта вышла. Вот что там написано.

«Поселки США в большинстве случаев развертывают сетку своих криволинейных улиц и застройку их по линии горизонталей местности, приспосабливаясь к рельефу и достигая этим одновременно и экономичности застройки и живописности архитектурного приема.

Ядром всей системы обычно является общественный центр (площадка для игр, спортивное поле, общественные здания), а детали квартальной композиции определяются введением тупиковой или гнездовой застройки с расположением зданий вдоль нешироких пешеходных аллей. Однако и на ровной местности американцы в большинстве случаев избегают монотонности геометрически правильной сетки улиц, вводя криволинейные очертания кварталов и разнообразие перспектив.

Наиболее ценным достижением американского архитектурного проектирования является применение в поселках системы суперблоков (сверхкварталов) – больших длинных кварталов, лишенных сквозного транспортного движения с внутренней озелененной зоной для отдыха, игр и спорта. Эти суперблоки дают ряд преимуществ в экономическом и архитектурном отношении, а, также, в смысле безопасности пешеходного движения».

Хигер Р.Я. – Планировка поселков в США. М., 1944, с.5.

Одновременно мы с Борисом Аркадьевичем предполагали:

1.      Разработку и строительство ряда моделей  подземных теплиц большой площади с использованием светодиодов фиксированного излучения.

2.      Разработку и внедрение технологий производства пищевых электретов.

 

3.      Разработку концепции использования дикорастущих растений Российского Севера и Нечерноземья.

 

4.      Разработку и внедрение электретных технологий приготовления пищевых продуктов на основе дикорастущих растений.

 

5.      Разработку и внедрение электретных технологий производства кормовых продуктов для мясного и молочного скотоводства на основе дикорастущих растений.

 

6.      Производство биосовместимых пищевых электретов и определение пакета гетероэнергетических параметров, характеризующих их экологическую безопасность и пищевую ценность.

 

7.      Разработка концепции организации пасек и оптимального ряда конструкций тороидальных ульев для обеспечения круглогодичной работы пчелы и современного уровня промышленного производства биосовместимых продуктов пчеловодства.

 

8.      Разработка концепции проектирования и организации научно-производственных поселений на основе научно-производственного пансиона и разветвленной системы хуторских хозяйств с использованием кредитной, производственной и потребительской кооперации как внутри структуры, так и в их внешних отношениях.

 

С большой тревогой наблюдаю за процессами расширения территории города Москвы. Зачем создавать такие огромные поселения? Они создают огромное количество проблем. И это не только «пробки» на дорогах, в которых население мегаполиса теряет огромное количество времени. Родители, уезжая на работу рано утром, возвращаются домой уставшие не ранее 21=00. С детьми они общаются только по воскресениям. Возможно ли правильное воспитание детей в таких условиях? А качество продуктов питания? Возможно ли снабжение натуральными продуктами такого мегаполиса? Ясно, что нет. Это легко подсчитать. И население мегаполиса питается восстановленным молоком и прочими импортными продуктами часто весьма сомнительного происхождения.

Почему же едут в Москву? Потому, что там за ту же работу, что и в провинции платят на порядок больше. Однако, в Москве еще в с 1950-х годов замечено такое явление. Так называемые «лимитчики», став полноправными жителями Москвы уже, как правило, не хотели отдавать своих детей учиться на рабочие специальности, а старались сделать из них научных работников и специалистов непроизводственной сферы. В результате требовались новые «лимитчики». Москва расширялась. Росло и число «лимитчиков». Скорость роста города все время возрастала.

Отмечу, что в советское время была еще одна причина тяготения к Москве. Практически только ее снабжали продуктами. Но сегодня они есть во всех городах, причем в провинции еще и натуральные.

Создание предлагаемых нами поселений даст возможность их жителям сэкономить массу времени, которое может быть с пользой потрачено на воспитание детей, самообразование, спорт, да мало ли еще на что.

Отмечу, что многим специалистам, например, в области программирования, высоких технологий вовсе нет необходимости жить и работать в Москве. Думаю, что сегодня это не менее 70% жителей Москвы.

 Кроме того, еще Смайльсом замечено, что во многих отраслях экономики создание небольших производств дает огромный экономический эффект.

В качестве примера можно привести такие данные. В 1870-е годы вятские крестьянки ткали в сутки свыше 35 км льняного холста. Вблизи слободы Кукарки Яранского уезда Вятской губернии работало свыше 38.000 кружевниц и рукодельниц. И таких примеров немало. Все они работали у себя дома, зарабатывая неплохие, по тем временам, деньги.

Сегодня, когда разработано много мини-заводов для различных отраслей хозяйственной деятельности, создание небольших поселений явно предпочтительнее. Надо же нам осваивать необъятные просторы нашей родины, многие территории которой еще, к счастью, экологически безопасны. Вкупе с использованием достижений свободной кооперации такие поселения будут, несомненно, экономически выгодны и, благодаря их действительному самоуправлению, резко, в десятки, а возможно и сотни раз, сократят затраты на чиновничий аппарат.

Поэтому, увидев книжку с программой партии «Земля, дома, дороги» я обрадовался, что нашел единомышленников в этом вопросе. Но, к сожалению, оказалось, что это не программа, а декларация.

Еще в XIX веке американский исследователь И. Гурвич писал:

«В русском народничестве и его приемном детище, толстовщине, земля совершенно заслоняет собою остальные факторы производства. «Обеспечьте народ землею и прочая приложится вам», твердят русские народники. Они не имеют никакой определенной программы вне этого коренного требования. В своем преклонении перед общинным духом крестьянства, народничество не замечает, что крестьяне, как мелкие собственники, в гораздо большей степени пропитаны мировоззрением мелких собственников, нежели общинным духом.

Народническая эпоха бесспорно одна из самых блестящих, полных глубокого драматизма, страниц в русской истории. Народничество сыграло крупную роль в развитии русского общества, но роль его сыграна.

Народничество не имело твердой почвы под ногами, висело в воздухе: его теория основывалась не на фактах, а на отвлеченных принципах, его практические стремления опирались не на жизнь, а на идеалы, не на «историю, как она совершается», а на «историю, как мы (субъективисты) видеть ее хотим». Не на реальные общественные силы, а на отвлеченные нравственные требования».

Гурвич И. – Экономическое положение русской деревни. Перевод с английского языка А.А. Санина. М., 1896, с. 8-9.

Зачем же повторять чужие ошибки?

Создание таких программ должно учитывать многие факторы общественной жизни. Вот еще один пример из литературы XIX века.

«Государства не принявшие самых энергичных мер для бесплатного народного образования, всегда будут отставать от государств, обнаруживших в этом случае более прозорливости.

Не ждите, чтобы свобода ума явилась в невежестве, и порядок водворился во мраке.

Мы должны рассчитывать на могущество истины. Невежество составляет главное зло, с которым приходится бороться.

Ум делает труд производительным и таким образом увеличивает доходы от капитала и земли. Нет капитала более доходного, который употреблен на развитие умственных способностей.

Для распространения образования недостаточно основывать школы: нужно, кроме того, доставлять народу возможность читать. С этой целью нужно умножить публичные библиотеки. Число публичных библиотек в Швейцарии в 1868 году простиралось до 2.006. Средним числом во всей Швейцарии приходится 1 (одна) библиотека на 1.209 жителей страны».

Лавлей Э. – Народные школы. Их современное положение, относящееся к ним законодательство во всех государствах. СПБ, 1873.

Исходя из сегодняшнего населения нашего города Кирова в 474 тысячи жителей, в нем должно быть не менее 395 публичных библиотек. А ведь мы живем уже в XXI веке.

Но самое главное даже не в этом.

Известный американский ученый и общественный деятель Генри Джордж  очень прозорливо писал:

«Ткань верований, обычаев, законов, учреждений и образа мысли, которую постоянно прядет каждое общество и которая воспроизводит в окруженной ею отдельной личности все различия национального характера, никогда не развертывается. То есть в упадке цивилизации общества не опускаются тем же путем, которым они поднимались.

Народ в целом начинает привыкать к возрастающей испорченности. Самым зловещим политическим знамением в Соединенных Штатах в настоящее время является развитие чувства, которое или сомневается в существовании честного человека на общественной должности, или смотрит на него, как на дурака за то, что он не пользуется случаем. Куда этот путь ведет, ясно каждому мыслящему человеку.

Когда развращенность становится хронической. Когда дух общественности исчезает. Когда традиции чести, добродетели и патриотизма ослабевают. Когда закон начинают презирать и реформы становятся безнадежными,  тогда в ожесточенной массе зарождаются вулканические силы, потрясающие и раздирающие, когда представится случай, который даст им свободу. Сильные и бесцеремонные люди, пользуясь случаем, сделаются истолкователями слепых народных желаний или неистовых народных страстей.

Цивилизованный мир дрожит в предчувствии великого движения. Это будет или скачок вверх, который откроет путь к преуспеяниям, еще не представлявшимся нам, или нырок вниз, который вернет нас к варварству.

Бедность, которая среди изобилия терзает людей и превращает их в животных, и все разнообразные бедствия, вытекающие из нее, являются результатом отрицания справедливости. Дозволяя монополизацию тех источников, которые природа предлагает бесплатно всем, мы игнорируем основной закон природы.

Равенство политических прав не вознаградит за отрицание равного права на щедрость природы. Нужда порождает невежество, которое наши школы не умеют просветить. Граждане подают голоса по приказаниям своих хозяев. Демагог захватывает роль государственного деятеля. Золото перевешивает на весах справедливости. Высшие должности занимают те, которые не желают даже притворяться из уважения к гражданской добродетели. И столпы РЕСПУБЛИКИ, которые мы считали такими прочными, уже сгибаются под возрастающим напором».

Джордж Генри – Прогресс и бедность. Исследование причин упадка промышленности и увеличения бедности, растущей вместе с увеличение богатства. Перевод с последнего английского издания А.Г. Сахаровой под редакцией А.К. Шеллера (Михайлова). СПБ, Книжный магазин М.М. Ледерле. Б.г., с.65, 73, 630-632, 637, 639, 640.

Вам ничего это не напоминает?

Для того, чтобы развивать такие программы, как «Земля, дома, дороги», нужно создать соответствующие общественно —  политические условия в стране, что, на мой взгляд, и должно стать основной задачей партии «Яблоко». А программу, конечно, необходимо дорабатывать, причем в условиях открытого и заинтересованного общенародного обсуждения.

 

Александр Рашковский, краевед, член партии «Яблоко» с 2011 года, 30 июня 2012 года.

 

Share
Статья просматривалась 654 раз(а)