Еврейские поэты Америки. Сара Московиц

Этим текстом я начинаю серию постов, посвященных еврейским поэтам США, пишущих (или писавших) главным образом на идише.  Информация о поэтах и тексты стихотворений заимствованы из блога Miriam Pearlman Zucker (1914-2012), (с)   http://shevazucker.com/blog/ 

Сара Трэйстер Московиц (1927)  – американка, ее родители родом  из Польши. Ее отец был директором школ для рабочих Спрингфилда, Массачусетс, и Лос-Анджелеса. Сара училась в идишских школах и дома с родителями говорила только на идише. Молодой девушкой она услышала о близких своей семьи,  оставшихся в Польше. К двенадцати годам она уже знала, как ее родители ждали писем, которые никогда не придут. В шестнадцать лет она поняла печаль своих родителей, чьи семьи были убиты. Когда она пишет на идише, она будит немые голоса родных и чувствует их близость.

Сара Трайстер Московиц — профессор психологии образования, консультант по гуманитарному образованию Калифорнийского государственного университета «Northridge». Недавно она оставила практику психотерапии, чтобы сосредоточиться на адаптации людей – детей жертв Холокоста. Ее стихи напечатаны в издательстве  Pakn Treger (Пенсильвания), в антологии Чарльза Фишмана «Память крови».

Ей также была найдено и переведено на английский язык собрание идишской поэзии из архива Рингельблюма (Ringelblum), спрятанное во время еврейского восстания в Варшаве.

 

ERSHTE LIBE

Mayn mame iz gegangen tsu kind
Af yidish
Af yidish ire tfiles
Af yidish ire koyles
Fun ir moyl un brust iz yidish
arayngeflosn tif in mir.
Gebodn, gekormet, gelekt
Un geputst hot zi mikh
Mit ir varemer yidisher tsung.

Mayn tate hot mir af shpatsir genumen af yidish
zen di paves
Ikh hob zikh ongehaltn in zayn
toyre-vayzfinger
Un unter rozhinkes mit mandlen
falndik dik fun himl
af zayn shoys gezesn zen di oysyes
fun der goldener paves regn-boygn.
Mir hobn yedn os tsuzamen in di hent
mit freyd gehaltn
vi a nay geboyrn hindele

Ikh bin mekane di
vos hobn yungerheyt gehat gelibte
zey tsu gletn, reytsn un kushn
Af yidish,
shprakh fun ershter libe.

FIRST  LOVE

My mother went into labor
in Yiddish
in Yiddish her prayers
in Yiddish her screams
From her mouth and breast
Yiddish flowed deep into me
I was bathed, fed
licked and prettied
with her warm Yiddish tongue.

My father took me walking
in Yiddish
to see the peacocks.
I held on to his Torah pointing finger
And from the sky
raisins and almonds fell
while I sat on his lap to see
the letters of the golden peacock’s rainbow.
We held each letter
in our hands with joy
as if it were a new born little chick.

I envy those
who in their youth had lovers
caressing, teasing,
and kissing them
in Yiddish
Language of  first love.

Share
Статья просматривалась 726 раз(а)

Добавить комментарий