Возможна ли у нас толерантность при такой местной власти? К этническому конфликту в поселке Демьяново Кировской области.

Возможна ли у нас толерантность при такой местной власти? К этническому конфликту в поселке Демьяново Кировской области.

 

В истории Вятского края, в прошлом, практически не было этнических конфликтов. Многонациональное население губернии всегда жило мирно в совместных поселениях и о национальности того или иного жителя почти никогда никто не вспоминал.

Приведу практический единственный случай в старой Вятке, описанный журналистом С.П. Наумовым.

«Под влиянием черносотенцев, днем 22 октября 1905 года, по старому стилю, после обедни в Спасском соборе, разразился погром и толпа стала убивать политиков. Около магазина Кардакова была зверски убита гимназистка Нина Пестрикова, имевшая красный бант на груди. Внимание погромщиков было отвлечено тем, что кто-то стал разбивать окна в магазинах и толпа, забыв о политике, занялась грабежом. Полиция не приняла участие в ликвидации погрома, так как, видимо, сама и организовала его. Кто-то дал залп из 5-6 револьверов по погромщикам по собственной инициативе. Этого было достаточно, чтобы погромщики бросились бежать, бросая награбленные вещи. Потом говорили, что стреляла рабочая дружина, но это неправда. Рабочей дружины в Вятке тогда не было, она возникла позднее».

Из рапорта Вятского полицмейстера губернатору от 22 октября 1905 года.

«Сегодня, после молебствия на площади Кафедрального собора, толпа манифестантов в количестве 10.000 человек следовала по городу с портретами Государя Императора и национальными флагами  при пении гимна «Боже, Царя храни…». Когда толпа проходила по Московской улице завязалась драка. Такие драки проходили на улице Николаевской,  улице Спасской и на углу улиц Преображенской и Спенчинской (сегодня – улица К. Либкнехта), где толпою манифестантов пять человек убито и 15 человек ранено, из них двое тяжело (так в документе, хотя в приложенном списке указано 6 убитых и 16 раненых – А.Р.)».

(ГАКО, ф.582, оп.146, д.221, л.25).

Вполне возможно, что были и другие убитые и раненые, которые, по каким-то причинам, не вошли в этот рапорт.

Но вот как быстро среагировала на это событие православная церковь.

Из речи Филарета, епископа Вятского и Слободского, сказанной 23 октября 1905 года.

«Во вчерашний день, в день празднования Казанской Иконы Божьей Матери, в нашем городе Вятке совершилось прискорбнейшее событие. После торжественного молебна на площади, совершенного по просьбе городского управления и граждан, народ с портретом Государя и национальными флагами восторженно пошел по улицам поя то молитву «Спаси, Господи, люди твоя…», то народный гимн «Боже, царя храни…». Но, эта мирная, патриотическая манифестация была омрачена страшным преступлением – убийством нескольких лиц. Никто не волен не только над жизнью других, но и над своей. Потому что она дается Богом. Посему только Бог и может ее отнять. Этим унижается Святая Русь не только перед просвещенным христианским Западом, но и перед иноверческими народами. Горе как тем, которые вызвали к  этому  преступлению, так и тем, которые совершили его. И подобное творится не в одном нашем городе, а во многих других на радость врагам и на погибель нам. «Увы, нам, грешным!». Оглядываясь назад, видим, что забыли мы Бога, отвернулись от Него, и вот Бог предоставил нас своей воле, которая, без благодати Божьей, не может творить ничего доброго. Всматриваясь вперед, – впереди беспросветная тьма, грозящая гибелью всем и каждому…».

(ГАКО, ф.582, оп.146, д.221, л.32).

В нашем крае, как и в других губерниях России бывали, например, случаи антисемитизма, но причиной их были не национальные предрассудки, а, чаще всего, обычная зависть, что и показывает нижеприведенный пример.

Из анонимного доноса Вятскому губернатору из Воткинского завода от 22 апреля 1910 года.

«Ваше превосходительство!

Когда Вы примите меры к удалению из нашего завода жидов. У нас их живет много и почти половина незаконно, например Раскины – Илья и Давид. Про первого писал Вам на днях воткинский пристав Якимов, который производил следствие. Разумеется, он ничего правильного Вам не написал, да и не мог, так как сам у Раскина в лапах. Он должен Раскину 500 рублей, которые взял у него, проиграв в карты казенные деньги. Раскин у пристава свой человек, так что ожидать хорошего следствия нельзя. Раскин вреден как для торговцев, так и для рабочего класса. У торговцев он отбивает кусок хлеба, так как, имея большие средства, держит много мастеров, при этом сам ничего не делает. Он берет много заказов от рабочих в рассрочку. Рабочие, ввиду малого заработка, идут на это поневоле и берут некачественный товар.

Кроме того, Раскин ежегодно, к Пасхе, выписывает массу готового дамского платья из Москвы и Варшавы  и продает его, на что не имеет права. Пристав же не обращает на это никакого внимания и берет у него вещи для своей жены.

Просим Ваше Превосходительство избавить нас от жидов, особенно от Раскиных».

(ГАКО, ф.582, оп.140, д.260, л.13).

И вот чем закончилась эта история.

Из доклада старшего чиновника по особым поручениям Кузнецова Вятскому губернатору от 11 мая 1910 года.

«Сообщаю, что евреи проживают в Воткинском заводе законно. Раскины занимаются исключительно своим ремеслом. У Ильи Раскина своя мастерская при магазине готового платья, что вполне допустимо.

По обычной еврейской предприимчивости он приторговывает, отчасти, и готовым платьем.

Большая часть местного населения пользуется его услугами, а потому Раскин имеет недоброжелательных конкурентов.

Что касается пристава Якимова. Жизнь Якимов  ведет скромную,  он хорошо обеспечен и нужды не испытывает. Помимо положенного содержания, он имеет от исполнительных листов до 60 рублей в месяц.

Пристав Якимов пользуется у местной интеллигенции расположением, а у остального населения – престижем».

(ГАКО, ф.582, оп.140, д.260, л.1-3, 8-10, 13).

В нашей современной исторической литературе почему-то крайне редко отмечается, что одной из главных причин событий произошедших в нашей стране после 1917 года стало то, что священники-патриоты ушли на фронт, а на их место пришли люди совершенно другого толка.

Священник Дмитрий Болдырев писал в своей замечательной статье «Большевизм в церкви» («Русская мысль», 1917, №11-12, с.40-50) о состоянии православной церкви.

«Новый тип псаломщиков-товарищей (церковных бюрократов) образовался во время войны и обнимает собой тех молодых людей, которым нигде в другом месте не удалось укрыться от воинской службы.

Как теперь оказалось, в деревне православие было золотым налетом на дикости. Революция смыла этот налет и осталась одна голая дикость, которая ждет своих миссионеров.

В каждой деревне уже можно услышать, что храмов не нужно, мол, и под открытым небом можно молиться. «Народные массы», «демократические массы» и просто «массы» – вот что осталось на месте расчлененного исторического целого, именуемого русским народом.

Волю народа заменили мы суммой произволов, как и самый народ массой».

Таким образом, процесс последующего разрушения храмов был уже подготовлен.

Известный российский экономист Борис Бруцкус, выступая 13 июля 1917 года на заседании Вольного экономического общества, прозорливо отмечал: «Западные народы совершали революции, которые освобождали их труд и увеличивали их творческую энергию.

Русский народ совершил революцию как будто бы для получения какого-то огромного земельного и всякого другого наследства, которое должно его освободить от трудов и гарантировать беспечальное житье.

Но, народ – стихия. Ответственной может быть только интеллигенция, которая не сумела открыть глаза народу на его иллюзии и уберечь его от жестоких испытаний, как неизбежных последствий этих иллюзий».

То же самое получилось у нас, и после революции 1992 года.

В местные органы власти, а, впрочем, и в областные, пришли и продолжают приходить в основном малообразованные карьеристы, цель которых обогатиться за счет бюджета, живя при этом спокойно и при немалых окладах. Конечно, и там есть грамотные ребята, но их очень мало и хода им не дают. Не нужны им грамотные, только мешают.

Расчет простой: не хватит зарплаты, взятками доберем. Вот и усложняются у нас все вопросы согласования, например, в строительстве. Вот и растет количество чиновников в областных департаментах и на местах. Ведь у чиновников есть родственники и дети, а их тоже надо пристраивать на «непыльные» места. Да и какая красота! Такие деньги, а о работе никто не спрашивает. Александр Александрович Галицких в период выборных кампаний твердит в плакатах о будущих «новых решениях», не конкретизируя их содержания. Вот и дообещались до событий в Демьяново. Многочисленные департаменты, набитые образованцами, назначенными туда «по блату», совершенно не контролируют ситуации на местах, а, самое главное, не принимают никаких мер к их «разруливанию». И таких примеров немало.

Вот уже много дней население города Слободского не может смотреть телевидение из-за блокирования работы фирмы кабельного телевидения СКАТ, которая обеспечивает просмотр телевизионных программ. Не хочу входить в причины конфликта фирмы с местной властью. Пусть в этом разбираются правоохранительные и правозащитные организации.

Но областные то власти чего ждут? Таких же событий, как в Демьяново?

И почему сегодня молчат представители местной православной церкви? Это что их совсем не касается? Или они забыли, что должны заниматься нравственным воспитанием народа, как написано в НОВОМ ЗАВЕТЕ?

И таких вопросов очень и очень много. Но ответов на них, при таком низком образовательном и, что особенно важно, нравственном уровне чиновников местной власти, нет и, вероятно, еще долго не будет.

К большому сожалению, это касается чиновников не только местной власти…

 

                   Александр Рашковский, краевед, 26 июня 2012 года.

 

***

 
 Любите ли вы пиво? У вас есть торговая точка? Тогда необходимо пивное оборудование
Share
Статья просматривалась 663 раз(а)

Добавить комментарий