Еврейские патриоты Германии обретают своё место в вооружённых силах

Еврейские патриоты Германии обретают своё место в вооружённых силах
Тоби Аксельрод
http://www.jta.org/news/article/

Перевод с английского Игоря Файвушовича, Хадера

Подполковник Бернхард Фишер, еврей-офицер протокольного отдела, в своём кабинете в министерстве обороны ФРГ
БЕРЛИН (JTA) – В своём офисе, среди коридорных лабиринтов Министерства обороны ФРГ, недалеко от того места, где в 1944 году за попытку убить Адольфа Гитлера был казнён Клаус фон Штауффенберг, сидит Бернхард Фишер, подполковник и еврей.
Что делает в таком месте хороший еврейский парень?
«История этого места для меня ясна Но сегодня здесь нормальная жизнь», – рассказывает 59-летний офицер протокольного отдела, окружённый сувенирами из Израиля и других стран. «Германия – это демократическая страна, и здесь можно жить – и жить хорошо».
Конечно, Фишеру поначалу признавать это было намного сложнее, будучи евреем, служащим в бундесвере, современной армии Германии. Никто не знает точного числа, но инсайдеры предполагают, что в армии из 200000 военнослужащих около 200 евреев.
Многие из них, такие, как Фишер, имеют сложные семейные истории. Семья его матери перед Второй мировой войной переехала из Германии в Южную Африку. Мать вернулась в Германию в 1945 году и вышла замуж за немца-католика. Но наша еврейская идентичность существовала всегда», говорит он.
В 1971 году, во время посещения родственников в Израиле, Фишер познакомился со своей будущей женой, семья которой совершила алию из Туниса. Они переехали в Западную Германию в 1975 году, и у них трое детей.
До тех пор, пока в прошлом году не была отменена послевоенная обязательная воинская повинность, немцы, чьи родители или бабушки и дедушки были жертвами нацистских преследований, освобождались от военной службы.
Тем не менее, некоторые евреи решили служить. Михаэль Фюрст подписал контракт на армейскую службу в 1966 году, и, вероятно, он был первым евреем, сделавшим это, в Западной Германии. Еврейская община назвала его «поцем из Ганновера, который поступил в армию», – вспоминает он со смехом.
Для евреев извне такой патриотизм может показаться странным. Но, как и все социальные и правовые учреждения, которые функционируют в сегодняшней Западной Германии, вооружённые силы обрели демократический имидж.
Одним из основных отличий является то, что солдаты имеют право ослушаться команды, если они считают, что она приведёт к уголовно наказуемому деянию. И, в отличие от времён Гитлера, солдаты присягают не на верность фюреру, а «на соблюдение конституции и защите свободы немецкого народа», рассказывает Фишер.
Самые ранние записи о евреях в Германии восходят к четвёртому веку. Подполковник Гидеон Ромер Гиллебрехт, соредактор старшего лейтенанта Михаэля Бергера по изданию нового тома «Еврейские солдаты еврейского сопротивления в Германии и Франции», рассказывает, что евреи, возможно, воевали в германских войсках ещё в начале 13-го века. «Но до завоевания Наполеоном западных регионов не было такого, чтобы евреям предоставлялись равные права, в том числе – право быть призванными на военную службу», – рассказал Ромер Гиллебрехт корреспонденту JTA.
В период Первой мировой войны, более 100.000 евреев служили в армии – это было около одной пятой части от общего еврейского населения Германии в то время, – и около 12000 погибли на фронте. Позднее Гитлер обвинит еврейских солдат в поражении Германии.
Адвокат Фюрст, который является председателем Еврейской ассоциации Земли Нижняя Саксония с 1980 года, заявил, что его деды и дяди служили во время Первой мировой войны, «но тогда никто не был освобождён от призыва». Некоторые из его родственников бежали из нацистской Германии в Соединённые Штаты, а его дед по отцовской линии умер в Рижском гетто. Мать Фюрста выжила в концлагере Терезиенштадт.
«Я – немецкий патриот, но я точно знаю, что здесь происходило», говорит Фюрст. «Вот в чём разница между нормальным патриотом и еврейским патриотом».
Фюрст родился в 1947 году в Ганновере, родном городе своего отца. В 1966 году он подписал армейский контракт и стал десантником – единственным из его друзей-евреев, поступивших в бундесвер.
«Я всегда слышал от моих друзей, что я немец, поэтому в моей семье не было обсуждения, пойду ли я в армию или нет» – рассказывает Фюрст.
Во время Шестидневной войны 1967 года он намеревался воевать за Израиль. «Для меня это было не так просто. Я думал: – «Как я могу попасть в Израиль? Но через пять дней я уже об этом больше не думал», – вспоминает Фюрст.
«У меня нет двойной лояльности», – добавляет он. – «У меня есть лояльность лишь к Германии и к моему еврейству».
«Тем не менее, его однополчане иногда восхищались мной просто потому, что они видели во мне израильского десантника», – говорит со смехом Фюрст.
Он рассказывает, что редко ощущал на себе антисемитизм, ни до, ни во время военной службы. Но однажды он с ним столкнулся, когда во время начального обучения капитан обратился к слушателям: – «Не шумите так громко. Вы не в еврейской школе!».
Фюрст попросил перевести его на другой курс. Капитан ответил: – «Это хорошо, что вы просите, так как я должен сказать, что я – антисемит. …Все наши проблемы в Германии – от евреев».
На следующий день этот капитан был уволен со своего поста.
Ромер-Хиллебрехт, 46, мать которого была еврейкой, написал главу «Исцеление моей семейной истории». Его еврейские предки «потеряли всю свою самобытность, свою веру в немецком государстве».
Во время недавней службы в Афганистане, он либо получал кошерные пайки от американской армии, либо заказывал блюда из замороженных кошерных продуктов во Франкфурте.
«Иногда другие военные завидовали», – шутит Ромер-Хиллебрехт, заместитель председателя Ассоциации еврейских солдат, группы с шестилетним стажем и около 25 членами и функциями наподобие «виртуального памятника» истории еврейских солдат.
Один из членов Ассоциации, Райнер (Реувен) Гофман, 64, помогал в написании статей в двух книгах, выпущенных этой группой.
Вероятно, основной причиной того, что его еврейская мать выжила в той войне, считает Гофман, это то, что она вышла замуж за нееврея – его отца – в 1933 году. Остальная часть его семьи была разбросана по всей Европе. Брат умер в Освенциме, два других – брат и сестра – выжили.
«Но моя мама не говорила об этом времени», – вспоминает он.
В разгар холодной войны чувство патриотизма у Гофмана усилилось. «У нас на границе стояла советская армия», – продолжает он. «Я чувствовал, что мы Как и Фюрст, он намеревался воевать за Израиль в июне 1967 года. «Возможно, думал я, что служу не в той армии. Но эти сомнения очень быстро закончились».
После 15 лет службы в армии, Гофман вернулся в школу и стал консультантом в различных отраслях промышленности. Он также принимал участие в политической и еврейской жизни в своём родном городе Дуйсбурге, особенно после того, как крайне правые экстремисты совершили нападение на синагогу в Любеке в 1994 году.
В то время отец посоветовал ему «покинуть Германию, потому что вернутся нацисты». Я сказал ему: – «Нет, они не возвратятся. Мы останемся здесь».
На недавней презентации книги Гофман, одетый в элегантную униформу, воспользовался возможностью пообщаться с еврейскими солдатами, которых он редко видит.
«Евреи даже не знают, что есть и другие евреи в немецкой армии» – шутит Гофман с Батьей Гётц, 35-летним военным врачом-анестезиологом.
Гетц, которая перешла в иудаизм в 2003 году после завершения медицинской практики в Израиле, поступила на службу в военно-медицинский корпус в в военном госпитале в Берлине.
«Да, я люблю свою страну», – рассказывает молодой доктор. – «Я не хотела бы жить где-нибудь ещё. Но в то же время, я – гражданка Европы. И бундесвер признаёт это. «Это – интернациональная армия».
«Кроме того, это – очень мультикультурная армия», – рассказывает Гётц, которая старается выезжать в Израиль на еврейские праздники. «Но я работаю каждое Рождество с тех пор, как я начала работать», – говорит она с улыбкой.
В сегодняшнем бундесвере военнослужащие всех должностей сталкиваются с теми же рисками. Но для многих «еврейских патриотов» прошлое всегда присутствует.
«У меня была возможность сделать всё, чего не смогли бы осуществить мои еврейские предки», – сказал в заключение Гофман. «Я чувствую удовлетворение. Но, вероятно, эти воспоминания никогда не закончатся».
Тоби Аксельрод – с 1997 года председатель Американской ассоциации «Лимуд» в Берлине. корреспондент Еврейского телеграфного агентства «Jewish Chronicle» в Лондоне, переводчик.

Share
Статья просматривалась 939 раз(а)

4 comments for “Еврейские патриоты Германии обретают своё место в вооружённых силах

  1. Ефим Левертов
    30 июня 2012 at 10:27

    Желание адаптироваться в стране, где ты живешь — естественно. Тем самым полностью разоблачается двуличие комментатора, прошедшего, по его хвастливому заявлению, колоссальный путь в своем саморазвитии.
    Без сомнения эти евреи столь же «полезны», сколь и евреи России, к каковым отношу себя я. Что касается коннотации, то это всего лишь политиканство, не надо ее пропагандировать.

  2. Admin
    30 июня 2012 at 9:47

    Уважаемый Игорь,
    не забывайте ставить название сообщения в поле «ЗАГОЛОВОК». Еше не поздно исправить пропуск. Войдите в блог со своим паролем, нажмите «РЕДАКТИРОВАТЬ ЗАПИСЬ» и заполните это поле. Кроме того, ставьте галочку против своего блога в разделе «РУБРИКИ», иначе трудно будет искать все Ваши сообщения.
    Удачи!

  3. Виктор Каган
    30 июня 2012 at 7:32

    Спасибо, информация не неожиданная, но интересная. Что ещё интересно: назовёт ли кто-нибудь этих патриотов Германии «полезными евреями» в той сугубо негативной коннотации, в какой это делается по отношению к российским евреям? Но поживём — увидим.

  4. Марк Фукс
    30 июня 2012 at 6:05

    Очень интересная для меня публикация.
    Я, наверное, впервые встречаю материал о евреях – военнослужащих современного Бундефера.
    Как и все темы пребывания и положения евреев в современной Германии, эта тема может вызвать вопросы и обсуждение.
    Собственно явление само по себе совершенно естественно: если ты претендуешь на роль и положение полноправного гражданина страны, то неучастие в ее защите, или уклонение от службы в ее оборонных органах и организациях следует расценивать как добровольную самодискриминацию со всеми вытекающими отсюда последствиями. Такого поведения следует ожидать от полноправных граждан страны, во всяком случае, так должно быть в цивилизованном демократическом государстве. И это независимо от того является ли служба обязательной или добровольной, по найму.
    Меня радует связь германских военнослужащих с Израилем, их понимание своего еврейства и готовность участвовать делах своей исторической родины.
    Мне хочется верить, что описанное явление является долгосрочным и перспективным.
    М.Ф.

Добавить комментарий