Иегуда Бенжамен, политический деятель Конфедерации …

До Гражданской Войны в США Иегуда Бенжамен был сенатором от штата Луизиана. По-видимому, единственный еврей в Сенате. Учился в Йеле и был изгнан оттуда по недоказанному обвинению в краже какой-то безделушки. В Новый Орлеан попал с 5-ю долларами в кармане.

Он явно был человеком исключительных способностей — в университете без всяких видимых усилий был первым учеником, а потом, после исключения, самостоятельно прошел курс и сдал экзамены на право заниматься юридической деятельностью.

Очень быстро приобрел такую репутацию, что не знал отбоя от клиентов. Разбогател настолько, что купил жене плантацию в порядке, так сказать, небольшого сувенира. Его жена была девицей из благородной креольской семьи, в ее доме говорили на французком — и Бенжамен попал туда в качестве гувернера, учителя английского. Ученица в итоге вышла за него замуж, ее семья, махнув рукой на все, дала согласие — и не прогадала.

Kогда началась Гражданская Война, сенатор Бенжамен оказался на посту главного юриста Конфедерации. Президент КША, Джефферсон Дэвис, питал огромное уважение к умственным способностям своего друга, и даже попробовал назначить его на пост военного министра. Генералы запротестовали, и в итоге Иегуда Бенжамен стал государственным секретарем КША, был причастен к делам секретной службы, и проводил с президентом по 10-12 часов ежедневно — он  тянул на себе огромную часть административных обязанностей главы государства.

Конфедерация Штатов Америки потерпела поражение, за головы членов кабинета КША были назначены награды, пришлось бежать. Бенжамен до последнего оставался с Джефферсоном Дэвисом. Как оказалось, солдатам у костра он читал стихи Теннисона:

A people’s voice! we are a people yet.    
Tho’ all men else their nobler dreams forget,    
Confus’d by brainless mobs and lawless Powers;    
Thank Him who isl’d us here, and roughly set    
His Briton in blown seas and storming showers,           
We have a voice, with which to pay the debt    
Of boundless love and reverence and regret    
To those great men who fought, and kept it ours.    
And keep it ours, O God, from brute control;    
O Statesmen, guard us, guard the eye, the soul

Умудрился спастись и в чем был добрался до Лондона. Разбогател еще раз. Его книгу о практике продаж в течение четверти века юристы в Англии считали учебником.

Ho о нем ничего толком неизвестно — он сжег весь свой архив, мемуаров не оставил, а Джефферсон Дэвис упоминает его в своих записках всего дважды.

Share
Статья просматривалась 724 раз(а)